Только на украинском или на русском тоже? Известные украинцы — о том, обязательно ли во время войны переходить на украинский язык

9 ноября, 07:28
Эксклюзив НВ
Согласно опросу социологической группы Рейтинг, за время полномасштабной войны количество граждан Украины, которые начали постоянно общаться на украинском, увеличилось с более половины до 64% (Фото:REUTERS / Gleb Garanich)

Согласно опросу социологической группы Рейтинг, за время полномасштабной войны количество граждан Украины, которые начали постоянно общаться на украинском, увеличилось с более половины до 64% (Фото:REUTERS / Gleb Garanich)

Накануне Дня украинской письменности и языка НВ расспросил известных соотечественников, считают ли они обязательным во время войны с Россией переходить на украинский, и как относятся к тем, кто продолжает разговаривать на русском

Всеволод Кожемяко, командир добровольческого подразделения Хартия, генеральный директор группы компаний Агротрейд, основатель благотворительного фонда Украины ХХІ:

Видео дня

Еще совсем недавно я сам общался преимущественно на русском, поэтому как я могу относиться? Ровно, конечно, при условии, что это не россияне, которые пришли в Украину убивать и грабить. Единственное, что иногда раздражаюсь, когда работники сферы услуг не переходят со мной на украинский, как это предусматривает закон. Такое довольно часто случается в Харькове из-за позиции городского руководства.

Вопрос в другом: нам нужно осознать, что, к сожалению, сегодня русский язык является одной из причин, которые привели к нам войну. Не все понимают, но это так. Их [российская] пропаганда говорит, что в Украине притесняют тех, кто говорит на русском, и что им нужна защита. А если бы у нас не было русскоязычных, то и «защищать» оккупантам было бы некого. Я ненавижу войну, поэтому мне, русскоязычному с детства, легче полностью перейти на украинский, чем доказывать, что мне не нужна их «защита». А вам?

Владислав Чечеткин, сооснователь интернет-магазина Rozetka.ua:

Я не чувствую разницы между теми, кто говорит на украинском или на русском. Сам я из русскоязычной семьи, но с детства меня научили родители — используй язык собеседника. Так же и я учу своих детей.

Пока я отношусь к украинскому, как к рву с крокодилами вокруг замка. Язык служит клеем для всех империй и изменение языка общения сразу строит барьеры во всех сферах.

Также украинский является защитой/фильтром от информационных атак и усложняет работу враждебной пропаганды.

Признаюсь, в повседневной жизни смена языка общения для меня не дается легко, я до сих пор не могу говорить на украинском на таком же уровне как на русском.

С другой стороны, не понимаю, почему Россия присваивает себе право на русский язык.

Зоя Казанжи, консультант по коммуникациям агентства E’COMM:

Я бы различала публичное и личное использование языка. Публично — исключительно украинский. Плюс, очень желательно, английский как язык межнационального общения. Во всех областях. От сервисов до научных собраний. И мы направляемся по этому пути, на мой взгляд.

Каждый из нас может разговаривать на любом языке. Украинцы в Канаде, например, говорят на английском или французском, исходя из провинции, где проживают. Дома, как правило, украинский. Точно так дома на родном языке говорят практически все этнические группы населения. Во многих странах мира. В Одессе знаю семью выходцев из Вьетнама, где дома — родной язык, а дочь занимала в свое время призовые места на олимпиадах по украинскому языку.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Российская пропаганда нам долго рассказывала о том, что «какая разница, на каком языке?» На самом деле, разницу мы уже увидели. Если ее не существует, давайте тогда на украинском, пожалуйста.

Сергей Рыбик, клубный МС, гастроблогер:

Я приветствую тех, кто решил перейти на украинский язык, и прекрасно понимаю тех, кто говорит на русском. Удивляет, когда человек в соцсетях пишет на одном языке, а в жизни общается на другом. Похоже на лицемерие. Многие украинцы воюют, волонтерят и лечат людей на русском, и при этом любят свою страну ничуть не меньше. История показывает, что человечество вело войны на всех языках мира: на английском, французском, японском, немецком, etc. Однако мы не называем эти языки языками убийц.

Игорь Захаренко, генеральный директор турфирмы Феерия:

Помню, как на первом курсе в Запорожье подсмеивались с моего украинского языка, ведь я вообще не говорил на русском. Потом говорили, что я уже тогда был в тренде. Да, украинский в тренде.

Я всегда говорил своим туристам: за границей разговаривайте на украинском языке. Ведь когда вы говорите на русском, то к вам и отношение, как к россиянам. Будете разговаривать на украинском, будут относиться, как к гостям. А сейчас ситуация еще более кардинальной будет.

Украинский — это гордость, слава. Русский — все наоборот.

Я не могу понять, как можно (это же каким идиотом надо быть), чтобы разговаривать на русском с детьми? Это же отнимают будущее у детей! Ладно, я могу еще понять общение на русском с грузинами, армянами и другими, хотя есть же английский. Помню, как грузины однажды сказали нашему туристу: мы не разговариваем с оккупантами.

Государственный язык — однозначно один!

Люди, которые не могут в Украине выучить украинский и разговаривать на украинском, — или невежды, или лентяи, или идиоты.

Дмитрий Крымский, сооснователь компании Бюро Вин (магазины Good Wine, Bad Boy, фудхол Garage):

Переходить на украинский язык важно. Язык в том числе является идентификацией нации. В то же время я против принуждения. Мы воюем за свободу, выбор языка такая же свобода. Украинский язык должен стать брендом, который нужно постоянно строить. Тогда это будет осознанный выбор человека.

Савва Либкин, владелец корпорации Рестораны Саввы Либкина (Дача, Компот, Тавернетта):

Я и сам до 24 февраля говорил в публичном пространстве на русском. Все это время активно изучаю украинский. Помогает в изучении жена. В компании все говорят на украинском, что тоже стимулирует. В публичном пространстве сейчас все без исключения общаются на украинском.

Как я отношусь к тем, кто общается на русском? Учусь правильно и красиво говорить [на украинском] сам. Мое отношение — личный пример.

Андрей Ильенко, военнослужащий батальона Свобода, заместитель главы ВО Свобода:

Если речь идет о личном общении — [к русскому языку] отношусь нормально. Хотя стараюсь деликатно побуждать переходить на украинский.

Если же речь идет о публичном пространстве, о политиках, медийных персонах — принципиальная русскоязычность сейчас выглядит как поза и попытка сохранить в Украине остатки «русского мира».

Борис Херсонский, поэт, психиатр:

Во-первых, накануне Дня украинской письменности и языка хочу поздравить тех граждан моей страны, для кого этот язык родной, которые говорят и пишут на украинском на протяжении своей жизни, для кого русский — один из иностранных языков.

Во-вторых, должен сказать, что мой родной язык — русский, я воспитывался в русскоязычной семье, учился в школе и институте, где языком обучения преимущественно был русский, и, что важно, город, где я жил всю свою жизнь, был преимущественно (может, почти исключительно) русскоязычным. То есть мой украинский — книжный, архаичный, выученный. Я даже сказал бы, что это суржик образованного человека.

Я отношусь толерантно к носителям русского языка, потому что отчасти сам такой. Но не терплю тех, кто «принципиально» не желает говорить на украинском, считает его «недоязыком» и поддерживает российский нарратив в отношении украинской культуры. Для меня важно то, что говорит человек. Русский язык может иметь украинский контент. Это наблюдаю у своих русскоязычных друзей. Но настаиваю на том, что учить украинский — необходимо, и отказ от этого является пренебрежением к культуре и государству. То есть мой месседж к русскоязычным таков: нужно учиться и совершенствовать украинский. Нужно ощущать его красоту. Не уклоняйтесь от обучения, даже если вы уже пенсионного возраста. Вы откроете для себя замечательный мир украинской культуры.

Андрей Худо, глава наблюдательного совета Холдинга эмоций! Fest (креативные проекты и рестораны, в том числе львовская Криївка):

Если мы говорим об украинцах, то должны понимать свою идентичность, знать историю и смотреть в будущее. С соседом не повезло, так что если язык становится хоть каким-то аргументом для развязывания войны, то всем — и людям, для которых это был язык отцов, — стоит задуматься.

Во Львове мы привыкли к украинскому. Но сейчас, думаю, переосмысление того, насколько идентичность является важной, меняется в пределах всей страны на глазах. И язык — это один из фундаментальных признаков состоявшейся нации. А украинцы — точно такая нация!

Показать ещё новости
Радіо НВ
X