Пять папиных уроков, которые помогли создать бренд

23 февраля 2020, 21:13

Отец — архитектор моей жизни, и я до сих пор многому у него учусь

Я захотела стать бизнесвумен благодаря папе. В этом месте каждый первый обычно представляет владельца заводов-газет-пароходов, отвалившего обожаемой дочери пару десятков «зеленых лямов» на красивый женский бизнес. На самом деле самым крупным папиным материальным вложением в мое будущее была покупка однокомнатной квартиры, которую я со временем продала. Серьезные деньги мы с Александром Еремеевым зарабатывали на остеклении и самостоятельно. И далеко не сразу. И оконный бренд тоже создавали сами.

Видео дня

Вклад отца намного проще и сложней одновременно: он воспитал человека и, в основном, на собственном примере. А «зеленых лямов» у него никогда не было — крошечная днепровская страховая компания Аякс, организованная бывшим геологом, не зарабатывала в девяностые такие деньги.

Что ж, поделюсь инсайтами.

Не бойтесь суровых условий

После универа молодой геолог распределился в Казахстан, поехал за мечтой. Жена поехала с ним и вскоре появилась я, а затем — сестра. Из детства ярко помню красивую, но суровую природу, минус 40 и метели. Мело так, что в школу мы ходили по веревке, натянутой вдоль дороги, чтобы не заблудиться и не замерзнуть в сугробах.

В большой геологической семье чужих детей не было — любой взрослый реагировал на любого ребенка с намеками переохлаждения, хватал в охапку и тащил домой отогревать. Кто чей разбирались вечером. Часто вернувшихся с работы взрослых встречала у входа куча одинаковых детских валенок. Мы водились большими ватагами, одиночек не было.

Геологом я не стала, но коммуницировать с серьезными людьми в незнакомом обществе научилась

Метели и морозы не только воспитали мой характер, но и научили: команда — всегда сильнее.

Увлекайте детей своим делом

Лет с семи отец брал меня на каникулах на свою работу — в геологические партии. Это было для меня неимоверное счастье — разработки велись в лесу, геологи строили срубы, отапливали их дровами, ездили на огромных Уралах или санях, запряженных лошадьми, а еду им сбрасывали с вертолетов.

Я была там своя. Однажды маленькая Наташа — козявка с двумя косичками — зашла в сруб к серьезным бородатым дядькам и сказала: «Добрый день, как жизнь молодая?». Так здоровался папа, а я подслушала. Бородачи смеялись и говорили: «Шустрая, далеко пойдет!».

Геологом я не стала, но коммуницировать с серьезными людьми в незнакомом обществе научилась.

Учите детей самостоятельности

Когда мне было шесть лет, мне дали 5 рублей и впервые отправили в магазин без взрослых. Я держала купюру перед собой в руке, как знамя, и шла сквозь метель за заветным молоком.

Все это время папа прикрывал мой тыл — шел сзади на расстоянии достаточно большом, чтобы я не видела его, и достаточно маленьком, чтобы прийти мне на помощь в случае необходимости. Родители признались в этом только через несколько лет, когда я подросла.

Но тогда, в шесть лет, с пятеркой, треплющейся на ветру, мне было холодно и страшно, но я дошла. Маленькая девочка справилась с большой задачей. И в следующий раз мне было проще.

И какая бы задача ни ждала меня в будущем, мне будет проще.

Оставайтесь человечными

Однажды папа приехал из экспедиции, зашел в дом в валенках, в тулупе, морозно-холодный, веселый и протянул нам с сестрой шапку. А в ней пищала крошечная, черная, лупастая дворняжка. Папа увидел ее на улице и не смог пройти мимо. Для нее остаться на морозе означало верную смерть. Так у нас дома появилась еще одна девочка — Муха.

Собака стала нашей любимицей. И когда родители решили, что старшеклассницам в Лениногорске Восточно-Казахстанской области делать нечего, и «эвакуировали» нас с сестрой к бабушке в Днепр, Муха поехала с нами. Я сама оформляла справки для ее вывоза и мастерила ошейник из ремешка от часов.

Спасибо Мухе и папе — всю жизнь я обожаю собак и до сих пор трепетно охраняю в себе человечность.

Ребенок должен быть сытым и начитанным

Наверное, мой папа и мама шведского писателя Фредрика Бакмана похожи. Во всяком случае, воспитывая детей, они заботились об одном и том же: чтобы в желудке была еда, а на полке — книги. Моих детей дома всегда ждут котлеты. Средний сын, правда, давно не ест мяса, но мы с папой выкрутились и заменили его лососем. Дед лично контролирует котлеты.

Помню из детства огромный книжный шкаф, папа сам его сделал: две трубы, шайбы, деревянные крашенные доски. Я учила возле него уроки и немножко боялась, что вся эта конструкция когда-нибудь завалится и придавит меня. Там были сотни книг — обмененные на макулатуру, привезенные папой из командировок, а ездил он по Союзу очень много. Муха и книги — вот все, что мы увезли с сестрой из Казахстана в Днепр.

Я не только сама читаю много, но и детей увлекла этим уже почти экзотическим хобби.

Сейчас папе 73, он вдовец и, как сам часто шутит, — завидный жених, с красивой бородой, квартирой, домом, породистой собакой и поразительным чувством юмора. Папа — архитектор моей жизни, и я до сих пор многому у него учусь. И безгранично благодарна ему за это.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X