Сложная ситуация. Как успокоить ребенка во время войны

3 мая 2022, 23:16
Светлана Ройз: «Когда ребенок возвращается к играм — это прекрасно» (Фото:AllaSerebrina/Depositphotos)

Светлана Ройз: «Когда ребенок возвращается к играм — это прекрасно» (Фото:AllaSerebrina/Depositphotos)

Сейчас время окситоцина — близости во всех возможных проявлениях

Успокаивающее и практичное. Вчера шли по городу. Слышу, за нами детский голос что-то бубнит, а потом взрослый строго говорит: «Ну что ты ведешь себя как ребенок?!» Обернулась — а эти слова говорит мама ребенку 4 лет.

Видео дня

Я подумала, что родители очень устали, и так хочется (и мне тоже), чтобы дети быстро реагировали, были последовательны, не были такими эмоциональными, слышали с первого раза, чтобы у них ничего не падало из рук, чтобы они не зависели так сильно от нас… Но. Они — дети. И они дети, растущие во время войны. Поэтому в своих реакциях, поведении, возможностях, концентрации, играх, страхах они могут еще и регрессировать (возвращаться в более ранний возраст).

Чтобы происходило все, чего бы нам хотелось, важны развитый контроль и согласность в работе разных участков мозга. А именно часть мозга, отвечающая за контроль и анализ последствий — префронтальная кора (даже если она уже активна в этом возрасте) сейчас подавлена. А гиперактивна отвечающая за эмоциональные реакции (лимбическая система).

Дети не могут сами себя регулировать, а мы это умеем

Сложность в том, что у нас, взрослых тоже. Но дети не могут сами себя регулировать — успокаивать, объяснять, направлять, оказывать поддержку. А мы это умеем, хоть сейчас это может быть сложно, и нам важно просить о помощи.

Я часто говорю на всех встречах, что сейчас время окситоцина — близость во всех возможных проявлениях, на которые хватает сил. Сейчас детям особенно важна близость, хоть какое-то время, когда мы можем присутствовать эмоционально — без телефона. Пусть это будет хоть 5−10 минут. Что угодно, когда мы не жертвуем собой, что-то делаем не из ощущения «так делают хорошие матери», а с удовольствием, а если и с этим сейчас сложно, то хоть с минимальным желанием.

У нас сейчас может не хватить сил играть с детьми в ролевые игры. И дети могут перестать в них играть (это как раз признак стресса и травматического опыта). Они могут играть в игры с одним и тем же сюжетом. Так психика ищет выход, ищет того, что может являться терапией полученного опыта.

Когда ребенок выходит из телефона и планшета и возвращается в игры — ролевые игры, те, где игрушки говорят, сюжет развивается по ходу, свободной игре с открытым сюжетом — это прекрасно!

Мне очень близка идея — алгоритм, который используют во многих направлениях работы с травматическим опытом. Он универсален вообще для разных ситуаций.

Когда у ребенка, особенно во время войны, сильная эмоциональная реакция, важно:

1. Нормализация: «Это нормально, что сейчас сложно уснуть, это нормально, что сложно сосредоточиться, это нормально, что ты злишься, что хочется плакать. Наша нервная система так реагирует на опасность и усталость. Смотри, мы в безопасности. Ситуация сложная, но мы в безопасности. Мы все для этого делаем.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

2. Близость. Восстановление контакта. «Я с тобой. Я с тобой всеми мыслями, чувствами, эмоциями. Я буду с тобой столько, сколько потребуется. Хочешь ко мне на руки? Можно тебя обнять? Крепко сожми мою руку».

3. Успокоение — и здесь именно практики, которые могли бы включить парасимпатическую нервную систему: «Послушай мое сердце, возьми меня за руку. Какую тебе колыбельную спеть?» Дыхание, контакт с телом. Потянуться. Но здесь важно: даже маленькому ребенку оставить возможность самостоятельных действий. Он сам может взять бутылку воды и выпить. Мы немного открываем для малышей, но саму крышку не снимаем. Он может сжать нашу руку, закрыть молнию куртки или кофты, сосчитать шаги до рабочего стола, вытереть лужу. Повторяет за нами практики (я публиковала уже много телесных практик, а здесь наш проект с анимациями).

4. Переброска мостика в будущее. Надежда. Мечтать вместе о том, что будет, когда война закончится, когда мы вернемся, когда будем спать в своей постели, когда встретимся. И то, что имеет отношение к нашему времени. Напоминаю об этом каждый день. Нам важно завершать процессы, чтобы мы брали под контроль процессы памяти. Чтобы возвращали себе чувство безопасности. «Тревога закончилась — мы в безопасности. Мы уже в укрытии — мы в безопасности. Ранка больше не болит. Все кончилось. Ты проснулся — сон закончился».

Еще один день подходит к концу. Еще один день приближается к Победе. Мы обязательно скажем: «Война кончилась. Мы все, наконец, в безопасности».

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X