Силы света. Как обычные киевские мужчины — повар, инженер, тренер и другие — готовятся защищать столицу — репортаж НВ

31 марта, 16:23
Эксклюзив НВ
Киевская терроборона проходит обучение в одном из подземных переходов города (Фото:Александр Медведев / НВ)

Киевская терроборона проходит обучение в одном из подземных переходов города (Фото:Александр Медведев / НВ)

НВ посетил проходившую под землей тренировку бойцов киевской терробороны.

В рабочий день у одной из станций метро бойцы киевской терробороны (ТрО) отрабатывают «зачистку подземного перехода». «Я хочу, чтобы вы сняли все как есть, без всякой показухи. Не страшно, если они чего-то не умеют», — объясняет НВ Олег, военный инструктор украинской армии, руководящий действиями терроборонцев.

Видео дня

Олег — высокий мужчина, немного опирающийся при ходьбе на трость. Он просит не называть его фамилию и добавляет, что для него это уже восьмая война: служил в спецназе Главного управления разведки (ГУР), в воздушно-десантных войсках и в других военных подразделениях.

С началом российской агрессии Олег учит киевскую терроборону решать разные задачи, — ведь некоторые из бойцов ТрО служили в армии еще в советское время, а у некоторых нет даже такого опыта. «Но они хотят защитить родину, свой дом и семью. Это стоит намного большего, чем если бы сюда пришли какие-нибудь Рембо и показали мастер-класс», — объясняет Олег. А потом показывает на одного из своих «учеников» — мужчину с автоматом: «Это, например, тренер по киокушин каратэ, человек с именем».

Во время одной из пауз в учениях НВ знакомится с «человеком с именем», — это Александр Новиченков. Себя он описывает так: представитель терробороны Печерского района, которая является частью 112-й отдельной бригады ТрО. А потом добавляет, что каратэ — дело его жизни: он готовил будущих чемпионов Украины и Европы.

Сейчас Новиченкову 62 года, и война с РФ стала для него новым жизненным испытанием. «На татами все понятно: ты знаешь, что бой закончится, и вы с соперником пожмете друг другу руки. А война — это вопрос жизни и смерти», — объясняет ставший терроборонцем тренер.

Александр Новиченков тренировал чемпионов по каратэ, а сейчас сам учится обороне города (Фото: Александр Медведев / НВ)
Александр Новиченков тренировал чемпионов по каратэ, а сейчас сам учится обороне города / Фото: Александр Медведев / НВ

На этой войне его поражает то, как смотрящее телевизор российское общество за редкими исключениями согласилось стать заложником «параноидальной личности» [Владимира Путина] и подчиняется всему и вся.

«При всем том, что, конечно, хотелось бы брать пулемет и лупить врага, для меня главное — не превратиться в них, — говорит Новиченков, имея в виду оккупантов. — Я никогда не пойду на убийства гражданских, женщин и детей, как они».

Новые задачи

Инструктор Олег в подземном переходе объясняет бойцам ТрО, что такое «зачистка» подобного объекта: как разбиться на двойки и тройки, куда бежать, кто и какой угол должен перекрывать. «Проверил угол, говоришь — „чисто“, второй перекрываешь. Говорите погромче! Не стесняйтесь», — объясняет опытный военный.

«Стоп! Ты не сказал „чисто“. Кто там бродит в огороде?», — говорит Олег одному из бойцов.

Каждый день он тренирует разные группы ТрО в разных районах Киева и с разными задачами, — например, учит бою в городе.

Инструктор убежден, что врагу не по силам войти в столицу: «Это нереально». Но если это все-таки произойдет, армия РФ найдет в Киеве свой конец. «Если за Грозный, в котором 300 тыс. населения, полгода они воевали, а здесь! Представьте на секундочку! Здесь с оружием только (не буду называть цифры) ТрО, ВСУ, полиция. Киев — это ад для россиян», — объясняет военный. И добавляет, что желающих защищать город гораздо больше, чем могут набрать в ТрО.

42-летний Дмитрий, один из нынешних «учеников» Олега, работающий в сфере торговли, рассказал НВ, что два дня провел в очереди, чтобы записаться в терроборону. Рядом с ним в той очереди стояли еще 2 тыс. человек. «Взрослые мужчины плакали, когда их не брали», — рассказывает Дмитрий.

«Каждый, кто находится в терробороне, мечтает, чтобы попасть на передовую и гнать скорее врага. Такая огромная злоба на них! — добавляет терроборонец. — Здесь все уже взрослые люди, пришли добровольно и только об этом и мечтают».

20-летний Степан родом из Мариуполя, из которого только вырвалась его мать (Фото: Александр Медведев / НВ)
20-летний Степан родом из Мариуполя, из которого только вырвалась его мать / Фото: Александр Медведев / НВ

У 20-летнего студента Степана, коллеги Дмитрия по ТрО, для этого есть и личные причины. Парень — студент киевского вуза, учится на тренера по легкой атлетике и подрабатывает в охране. Сам он из Мариуполя и его семья находилась в этом портовом и промышленном городе, когда началась война.

Степан месяц не мог связаться с матерью. По его словам, ей удалось наконец-то вырваться, «но не на ту сторону», ведь в Украину уехать было нереально.

Мать послала сыну фото квартиры, в которой он рос. «Когда были первые прилеты, там, где была моя комната, осталась только разрушенная стена и полностью обваленный потолок, — рассказывает Степан. — А теперь от квартиры остался только коридор».

И когда по телевидению говорят, что Мариуполь разрушен на 80%, Степан думает о том, что масштаб беды, постигшей его город, больше. «Он разрушен на 100%. Повреждено каждое здание», — рассказывает парень.

Он до сих пор не может осознать поведение врага, потерявшего всякую человечность. Возле драмтеатра — крупнейшего укрытия гражданских жителей Мариуполя, по которому россияне ударили с неба, была огромная надпись Дети. «Кем надо быть, чтобы таким заниматься», — возмущается молодой защитник Киева.

Повар с позывным Черный считает, что его место сейчас не на кухне, а в ТрО (Фото: Александр Медведев / НВ)
Повар с позывным Черный считает, что его место сейчас не на кухне, а в ТрО / Фото: Александр Медведев / НВ

Преодолеть страх

34-летний киевлянин с позывным Черный рассказывает, что с 17 лет работает поваром, — сменил уже пару десятков кафе и ресторанов, в армии не служил. Но когда 24 февраля «влупило» в том числе по Киеву, сразу побежал записываться в терроборону.

Стоя в очереди Черный обнаружил двух диверсантов, после чего с ним сразу подписали контракт.

Также на тренировках по стрельбе оказалось, что повар очень хорошо попадает в цель. Это стало неожиданностью даже для него самого, ведь с оружием он никогда раньше дела не имел.

Черный признается, что последние 3 дня его беспокоят сны, в которых он стреляет во врага. «Сначала не было страшно, а теперь страшно [понимать, что, возможно, придется стрелять в людей]. Конечно, я настраиваю себя: или меня, или я. Страх я в себе преодолею», — говорит боец, который считает, что на кухне ему сейчас точно не место.

А вот Александр Синельников, работающий в мирной жизни ведущим инженером научно-технического центра НАЭК Энергоатом, с каждой тренировкой и каждым занятием чувствует, как растет его уверенность в том, что страха перед врагом в бою не будет.

Дмитрий, работающий в сфере торговли, говорит, что ему пришлось провести в очереди двое суток, чтобы присоединиться к терробороне (Фото: Александр Медведев / НВ)
Дмитрий, работающий в сфере торговли, говорит, что ему пришлось провести в очереди двое суток, чтобы присоединиться к терробороне / Фото: Александр Медведев / НВ

Многие друзья столичного инженера воевали на Востоке с 2014 года. А сам он понимал: только Донбассом Кремль не ограничится.

Поэтому Синельников не раздумывая пошел в ТРО, а жена с дочерью уехали из Киева. «Я просто не мог сидеть дома. Я здоровый мужчина, работа отошла на второй план», — объясняет он.

Киевлянин уверен: враг захватывает украинские АЭС, чтобы иметь дополнительные рычаги влияния на переговорах и давить ими Украину, а также создавать позиции для своей защиты, ведя обстрелы с территории станций.

Но ситуация на атомных объектах страны пока контролируется, считает инженер. «Критично ли сейчас, что там находятся войска? Нет, не критично. Это более критично для них самих [русских]. К примеру, в ЧАЭС они не понимают, как вести себя в той зоне», — объясняет он.

После тренировки в подземке бойцы ТРО расходятся, задав уточняющие вопросы инструктору. «Падая на живот, ты оставляешь возможность еще для стрельбы», — отвечает тот на одну из реплик «учеников».

Кроме Игоря, специалиста по тендерам, контракт подписала и его дочь (Фото: Александр Медведев / НВ)
Кроме Игоря, специалиста по тендерам, контракт подписала и его дочь / Фото: Александр Медведев / НВ

НВ же напоследок говорит с 52-летним Игорем, специалистом по публичным закупкам. Тот пошел записываться в ТрО сразу с двумя своими взрослыми детьми — дочерью и сыном. Но ему на месте объяснили: нельзя поступать в терроборону всей семьей. В итоге сын занимается волонтерством и закупает бронежилеты, а отец и дочь подписали контракт, — служат они отдельно.

Игорь не понимает поведения родителей солдат РФ, детей которых отправляют насмерть ради прихотей одного человека — Путина. «Такое впечатление, что им все равно. Я смотрю эти ролики из России — это страшно», — говорит отец двух детей.

А вот за Киев ему не страшно, Игорь уверен, что город не покорить. «В случае чего на каждой кухне будет готовиться борщ для военных и на каждой кухне будет кто-то заряжать патроны», — уверен специалист по тендерным закупкам.

Слушайте подкаст на эту тему

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X