Васаби, Путин и кенгуру. Разговор в токийском суши-кафе

18 июля 2019, 17:02

Никогда не знаешь, что японец думает, глядя на тебя — они умеют не выпускать наружу эмоции

Якудза стоял, впившись в стол обеими полусогнутыми цепкими руками, и не мигая, словно круглолицая кукла, смотрел на меня сквозь узкие прорези глаз, как сквозь бойницы. Телосложением он был с хорошего сумоиста. Перед ним были разложены какие-то ножи.

Видео дня

Я устроилась на длинной скамейке за столом напротив него. В небольшом токийском суши-кафе был один такой стол: с одной стороны он — грозный, как в боевиках, повар, напротив — я, наивная европеоидная чужачка, решившая поесть суши перед тем, как идти в храм.

Никогда не знаешь, что японец думает, глядя на тебя. Они умеют не выпускать наружу эмоции, и только когда решат, что сейчас подходящий момент, выплеснут на тебя ведро тепла из глаз. Это они умеют. Но можешь не стараться вызвать это тепло своими льстивыми призывными улыбками. Не суетись. Сиди.

Сумоист достал откуда-то листок меню, исписанный пауками иероглифов, и резко положил передо мной. Кияаааа! В это время открылась дверь, и в наше немое общество вкатилось четверо милых англоязычных туристов-пенсионеров. Они расселись на скамейке рядом со мной.

Они попробовали, им понравилось — и стало весело

Мы напоминали кур на насесте перед местным вожаком-петухом. Почувствовав, что здесь должен происходить какой-то церемониал, они прекратили смеяться и притихли. Дама с серебряными кудрями осмотрела наш стол, ища глазами меню, и утащила мое, чтобы чем-нибудь все же заполнить паузу. Японец строго отобрал его у нее и снова положил передо мной, кивнув кому-то куда-то в сторону. Мы втянули головы в плечи. Но оттуда тотчас же выскочила японка и быстро одарила всю компанию листами, такими же, как у меня.

Мы все подумали-подумали и решили, что лучше нам тихонько сделать то, с чего следовало начать — выбрать суши. Я ткнула якудзе в выбранную в меню строку пауков. Он коротко кивнул и продолжил смотреть на меня. «И васаби, да», — добавила я. «Хэй», — хейкнул он и начал что-то там быстро на своем краю крутить и мешать. А через мгновение стал выкладывать передо мной прямо на стол аккуратные кучки риса с разными рыбами сверху. Японка тут же поставила рядом мисочку супа с водорослями, все эти палочки, корытца. И васаби, да.

Я принялась это все подхватывать палочками и обмакивать в соевый соус, где размешала зеленый кусочек чудесной ядерной горчицы. Пенсионеры тоже получили нечто подобное, немного насторожились, созерцая шлепнутые прямо на стол заказы — но им принесли пиво, и, отхлебнув из аккуратных кружек, они почувствовали твердь под ногами и расслабились, забулькали между собой.

Японец смотрел, как компания взялась за дело. Все настойчиво ловили палочками коварный рис, пытались как-то насадить на палочку и зафиксировать подвижную сушину. А когда дама уже во второй раз окунула суши в мисочку с супом — потому что эта жидкость не вызвала у нее иных ассоциаций, кроме того, что это, пожалуй, соус — якудза коротко крякнул, вскрикнул, и из ниоткуда вновь выбежала японка, которая стала всячески показывать, что это — суп мисо! Его надо пить из мисочки.

Растерянные соседи не поверили ей и притихли, переглядываясь. «Lady and gentelmen, feel free just to sip the soup from the plates», — подтвердила я. «Really? Ok». Они попробовали, им понравилось — и стало весело.

 — Меня зовут Мелани, — сообщила моя соседка.

 — Вы из Великобритании?

 — Из Австралии, sweety. Мы здесь немного путешествуем. И так прекрасно — ни единого тебе кенгуру вокруг! — Видно, это был какой-то мем в их компании, потому что они начали хохотать. — А вы бывали у нас?

 — Нет. Есть друзья там и все думаю слетать, много знаю о вашей стране. Например, о Сиднее читала, что…

 — Только не вздумайте ехать в Сидней. Это банально, ехать надо в Мельбурн. Мы там живем, — и снова все засмеялись.

 — А вы японка? — без шуток эти старики в принципе не общались.

 — Я из Украины.

 — Ооо, у вас еще был тот замечательный теннисист…

 — Медведев, да. Он как раз в Мельбурне был звездой когда-то, — честно говоря, я впервые встретила людей, знающих о нас именно это.

— Ооо… Украина — это в USSR была самая богатая… как это… мммм…

— Республика — подсказала я.

 — Да. А как сейчас?

 — Сейчас на нас напала Россия.

 — Она напала на всех, — сказал крайний джентльмен. А сосед в клетчатой фланелевой рубашке спросил:

 — А как вам кажется — остальные эти… ммм … республики, они счастливы быть с Путиным?

 — Не думаю… возможно, они вынуждены.

 — А как вы считаете, Путин напал на вас потому, что хочет снова слепить вместе СССР?

 — Я считаю, что ему это не удастся.

Все вежливо подняли кружки с пивом и чокнулись. Якудза без единой эмоции наблюдал за всем этим, но мне показалось, он думал: какие странные эти американцы, кто так кричит, когда ест суши… Я поклонилась и поблагодарила его. Он резко поклонился в ответ со своим резким, как удар, «хей». И облил меня своим искренним теплом из глаз. На мгновение. И застыл.

Австралийцы провожали меня в храм своими шутками. Мелани что-то нащупывала в сумке непослушными артритными пальцами — наконец, сумела добыть. Под веселый смех своих стариков вложила мне в руку маленькую фигурку кенгуру: «Будете вспоминать, как делили стол в Токио с нами, бродягами из Мельбурна! И запомните — никакого Сиднея». Махали салфетками мне вслед и почему-то сказали: «Вспоминайте о нас в своей Украине, мисс!».

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X