Несмотря на то, что проблем будет больше. Три причины для оптимизма в трудные времена, — лектор TED

27 сентября, 20:43
Кевин Келли (Фото:ted.com)

Кевин Келли (Фото:ted.com)

Писатель и издатель Кевин Келли в своем выступлении для TED рассказывает, почему быть оптимистами — наш моральный долг

Перевод Елены Малых для TED

Я попробую убедить вас в том, что есть причины, почему, в целом, мы должны быть оптимистами. Сегодня сделать это совсем нелегко, поскольку мы сталкиваемся с огромными проблемами. Такие явления, как глобальное изменение климата, проблема, как мне кажется, почти нерешаемая, или социальное неравенство, которое кажется неотделимым от нас и практически неискоренимым. Однако масштаб этих проблем дает еще больше оснований для оптимизма. Потому что мы знаем, что в прошлом все великое и трудное, что было достигнуто, каждый прорыв на самом деле требовал очень сильного чувства оптимизма, насколько это возможно.

Видео дня

Возьмем, к примеру, первые самолеты. Довольно тяжело обдуманно и целенаправленно создавать что-то значительное. И нет гарантии, что-то случится просто потому, что мы верим, что это случится, — но мы-то знаем, что если мы не поверим, что это может случиться, оно не произойдет само по себе. И поэтому становится по-настоящему важным, чтобы мы представляли желаемый мир, желаемые решения, а также верили, что они произойдут по нашей воле. И именно эта вера в то, что невозможное может стать реальностью, до сих пор определяла наше будущее.

Таким образом, наша история, в основном, определялась оптимистами, и если мы хотим формировать наше будущее, нам нужно быть оптимистами. Мир, который мы формируем, несовершенен. Это не идеал, проблем хватает, и плохого в нем предостаточно. Этот мир — не утопия. Я назвал бы это протопией, миром, в котором все немного лучше. И чувство оптимизма — это точка зрения, придерживаясь которой, мы ожидаем, что мир даст больше хорошего, чем плохого, чтобы у нас было больше причин для надежды, чем для страха.

<...>

Если мы посмотрим на данные рационально, с научной позиции, то увидим, что факты говорят о том, что в среднем, с течением времени в глобальном масштабе, за последние 500 лет со временем ситуация постепенно улучшалась.

И если это так, то почему мы этого не видим? Почему же так много пессимистов? Думаю, тому есть три причины.

Оптимизм делает нас реалистами

Одна из них — это то, что во большинстве случаях прогресс заключается в том, что не происходит. В том, что могло бы случиться, но не случается сегодня. Двухлетний ребенок, который не умер от оспы. Семья фермеров, чьи годовые запасы не украли преступники. Они не попадают в заголовки.

Вторая причина в том, что плохое происходит быстрее, чем хорошее. Хорошему нужно время. <…> Если бы наши новостные сайты обновлялись раз в 100 лет, то заголовки были бы другие.

И третья причина в том, что общества способны создавать лишь то, что на несколько процентов лучше того, что они же ежегодно разрушают. И если есть общество, которое может создавать на несколько процентов больше, чем оно разрушает, то со временем эти несколько процентов начнут накапливаться. Вот что такое цивилизация. Таким образом, один или несколько процентов почти незаметны среди 49 процентов мусора и разрушений вокруг. И мы этого не видим до тех пор, пока мы не оглянемся в прошлое.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Не исключено, что после 500 лет прогресс может остановиться, прямо завтра. Но вряд ли подобное произойдет, и более вероятно, что этот долгосрочный тренд продолжится. Так что в соответствии с этой долгой историей прогресса оптимизм делает нас реалистами. И это первая причина, почему мы должны быть оптимистами.

Вторая причина в том, что цивилизация есть механизм для создания улучшений, который основывается на факте, что мы оптимистично доверяем другим. Есть совершенно незнакомые люди, с которыми мы можем сотрудничать, и это сотрудничество позволяет нам сделать что-то сверх привычного, нечто более важное. Это требует доверия, а доверие — это вид оптимизма.

Но помимо своего рода сотрудничества с восемью миллиардами незнакомцев на планете, совершающими великие дела, мы также можем доверять будущим поколениям. Миллиардам еще нерожденных людей.

Сейчас, сегодня, мы извлекаем пользу от работы предыдущих поколений, которые создали инфраструтуру — дороги, каналы, небоскребы, телефонные сети, — которой мы наслаждаемся сейчас. Фактически мы можем наслаждаться большими благами, чем люди в прошлом, когда они начинали. То есть для нас они действовали как хорошие предки <…>

Мы также хотим быть хорошими предками, а быть хорошими предками, пытающимися принести пользу будущим поколениям, и есть акт оптимизма. Во-первых, потому что мы верим, что будут будущие поколения, и, во-вторых, потому что мы хотим пожертвовать сиюминутной выгодой, чтобы отложить — вкладывая больше в будущее — эти инвестиции <…>

Таким образом, когда мы доверяем будущему, мы понимаем, в числе прочих вещей, что у будущих поколений будет не только более высокий уровень жизни по причине прогресса, но они будут лучше решать проблемы, так как они будут больше знать и обладать лучшим инструментарием. И этому можно верить. Мы можем не сомневаться в том, что будущие поколения смогут решать задачи, которые нам не под силу. И это означает, что мы должны быть оптимистами не потому что верим, что проблемы меньше, чем нам казалось, а потому что верим: мы способны на большее. Так что это вторая причина.

И третья причина связана с проблемами, которые маскируются под видом возможностей. Итак, оптимисты не уходят от проблем. Оптимизм — это принятие проблем, потому что проблемы ведут к их решению, а решения — к новым проблемам. Таким образом, я уверен, что большинство сегодняшних проблем — это следствия решений проблем прошлого. И главная из них — это изменение климата. Ее решением в прошлом была искусственная сила: «Где нам ее взять?» «Да вот же она». Но сегодня это создает проблему. Это означает, что сегодня все наши решения создадут проблемы в будущем. И проблем будет больше, потому что новые решения создают больше проблем. Таким же образом, когда наука отвечает на вопрос, этот вопрос создаст два или три новых — что-то, о чем мы даже и не знали. И вот так, по-особенному, наука расширяет наше невежество быстрее, чем наши знания.

Так что объем проблем у нас безграничный. Но проблемы не мешают прогрессу. Они являются его проводником. Нет проблем, нет и прогресса. Вот поэтому я и отвергаю утопию, потому что в ней нет проблем. И поэтому все плохое, что случается, ведет, в основном, к новым решениям и лучшим возможностям. Если мыслить так, то проблемы бесконечны. И нет предела для улучшения.

Поэтому в оптимизме у нас есть выбор. И это не темперамент. Не важно, каков он у вас, вы все равно можете сделать выбор в пользу оптимизма. А гигантские проблемы требуют гигантского оптимизма. Быть оптимистами — наш моральный долг, так как, будучи оптимистами, мы можем формировать будущее, стать лучшими предками, расширить сферу наших возможностей, превзойти себя. И мы можем быть реалистами в следовании этой долгой истории и принятии проблем как возможностей. С оптимизмом мы можем их использовать как силу в создании желаемого будущего. Вот это и есть путь.

Полную версию можно найти на TED

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X