Как карантин изменил мою жизнь

4 мая 2020, 09:30

Многое из того, что прежде казалось невозможным, теперь воспринимается иначе

Я не готова делать предсказания, как изменится жизнь после пандемии — прежде всего это зависит от того, сколько времени продлится карантин. Не знаю как вы, а я, например, после трех и после шести недель самоизоляции чувствовала себя совершенно по-разному. И все же, думаю, некоторые выводы, к которым мы придем за это время, останутся с нами надолго.

Видео дня

1. Содержание важнее, чем форма

Спустя шесть недель карантина осознаешь, что невозможное — возможно. Что вполне реалистичны собрания в интернете и дистанционное принятие решений. В случае с моим небольшим одежным бизнесом оказалось, что даже вопросы, связанные с тканями, нитками, оверлоками, можно обсуждать онлайн — вся информация пересылается в чат, и решения мгновенно принимаются людьми, находящимися в разных уголках мира.

Узнаешь, что вполне можно выходить в телевизионный эфир, не покидая собственной квартиры. В первые недели карантина у меня каждый день был съемочным, без шуток. В период, когда всем было важно понимать, какая у кого ситуация дома, кто как справляется с обстоятельствами, все украинские телеканалы активизировались, и съемок стало больше, чем когда-либо — каждый день был расписан по часам.

Обнаруживаешь, что Skype великолепно монтируется — я стала делать интервью и записывать их в Skype. А на днях впервые начитывала ролик в студии, находясь там совершенно одна — обложенная телефонами, компьютерами, оставаясь на связи с людьми, которые точно так же изолированно выполняли свою часть работы. А я была одна на один с микрофоном. Скажите мне об этом полгода назад — я бы ответила, что это невозможно.

Мне было плохо от того, что и вот так, оказывается, могут проноситься дни

Все то, что прежде казалось каким-то низкокачественным или недостойным уровня профессионализма, теперь воспринимается иначе. Важным стало не то, как ты делаешь, а то, что делаешь. Не как говоришь, а что говоришь. И это касается очень многого.

Мы начинаем понимать, что суть важнее формы. Мы переходим от формы к сути, и, возможно, такого резкого перехода не случилось бы, не будь нынешних условий.

2. Семья — главная ценность

Мне кажется, все люди со здоровым отношением к жизни сейчас как никогда отчетливо осознают ценность своих семей.

Мы все внезапно оказались внутри одного непрерывного «дня сурка». Но при этом наш ежедневный набор повторяющихся действий — от «проснулся» до «заснул» — наполнен важной составляющей: любовью. Теплом. Ощущением, что мы переживаем общий ужас от того, что теперь нет работы, нет учебы, нужно адаптироваться к новым условиям, противостоять пандемии — и переживаем его вместе, в одном помещении, в четырех стенах.

В первые недели карантина мы очень много разговаривали с детьми. Говорили о страхах и о разных других вещах. А потом неожиданно оказалось, что вместе мы проделали огромный путь — потому что, объясняя детям, многое объяснили самим себе.

Затем наша жизнь перешла в фазу внутренней дисциплины. Всем нужно было трансформировать свой привычный уклад под правила, которые мы сами же установили: взаимной помощи по дому, разделения функций через нравится-не нравится, через хочу-не хочу, через привык-не привык.

Я совершенно точно не собираюсь скрывать, что впервые за последние 10 или даже 13 лет столкнулась с необходимостью вести хозяйство без помощи третьих лиц. То есть мы с мужем и старшей дочерью полностью справляемся сами — с уборками, стирками, приготовлением еды и так далее. Вновь всплыл уже подзабытый факт, что я не умею готовить. Это давно не обсуждалось — потому что готовить я в самом деле не люблю, все это принимали, но у нас был повар, и все было отлично. А приготовление еды взяли на себя мой муж и моя дочь, и я понимаю что дочь в 16 лет круто готовит. Единственное, что я могу сделать — это всячески ее поощрять.

Словом, все это замедление стало выделять очень важные стороны жизни, которые прежде были незаметны, не нужны и не имели особых смыслов. И, самое главное. Когда грустно, когда накатывает тревога, когда горько, сложно, но при этом рядом те, кого любишь и кто любит тебя — все воспринимается совсем по-другому. Именно близость моих родных имеет сейчас для меня первичную ценность. И я даже думаю, что не справилась бы без них.

3. Полнота жизни зависит не от количества событий

Сказать, что я жила в вихре — это ничего не сказать. И если вдруг вихрь спадал, я блестяще умудрялась его заново завести. Потому что мне казалось, что жизни не в вихре, не в потоке, не на предельных скоростях — это упущенная жизнь. «Життя мина», как говорит одна моя подруга: «Вставай, Маруся, життя мина!». А теперь оказалось, что вся эта спешка, вся эта уйма дел, встреч, событий не имела такого большого значения с точки зрения полноты жизни. Как выяснилось, наполнить свою жизнь можно и сидя дома, не отвлекаясь от родных и близких.

Первые три недели карантина я, как мне думалось, справлялась отлично. А примерно на четвертой произошел какой-то внутренний коллапс. Я вдруг поняла, что по шкале своих измерений качества жизни за это время не сделала ничего. Я попала как раз в ту категорию людей, которые не прослушали ни одного вебинара, не прочли ни одной книги, не прошли ни один образовательный курс. Вместо этого я надела резиновые перчатки и все вычищала, вымывала, потому что привыкла к чистоте и вся моя семья к ней привыкла. Я стирала, утюжила, а еще как умалишенная бегала на старенькой беговой дорожке, которую мы с мужем совершенно случайно, за две недели до карантина, поставили дома, потому что разгружали родительскую дачу. Я даже забросила все свои привычные тренировки — пилатес, йогу. Все, что было в прежней жизни, вдруг стало для меня совершенно непосильным. Только бегала по полтора часа и драила квартиру. И к началу пятой недели я поняла, что стала похожа на ту самую отчаявшуюся домохозяйку, которая просто забила на себя. Я даже плакала — настолько мне было плохо от того, что и вот так, оказывается, могут проноситься дни.

А потом я взяла себя в руки. Первое, что сделала — начала осознавать, что мне действительно необходимо из моей прежней жизни. Потому что в полном объеме к ней вернуться я не могу и уже понимаю, что в какой-то степени и не хочу. Мне нравится, что дома нет лишних людей, нравится что я могу побыть наедине с собой, даже натирая тот же пол. Я поняла, что то время, которое сейчас провожу дома, раньше расходовалось на встречи, большинство из которых не имело никакого значения. И я вернула только то, без чего не могу жить: медитацию и собрания по моим проектам, по моему бренду, по моему YouTube-каналу и по моей работе в фонде ООН. Все то, что было неотъемлемой нормой моей прежней жизни, но не как работа, а как дело. Все остальное переносить в свою нынешнюю жизнь я не стала.

И сегодня, после всех этих недель, время приобрело для меня новое значение. Ты иначе оцениваешь важность того, на что тратишь каждый свой час. Ты делаешь более осознанный выбор.

А еще я стала позволять себе отдых. Впервые разрешив себе во время карантина поспать днем, я проснулась в отчаянии — как можно было так безответственно впустую потратить время? Но сегодня готова признаться: за эти шесть недель во мне выросло понимание того, что позволить себе что-то приятное, то, в чем нуждается организм — это правильно, и это очень кайфовая вещь. Хотя, конечно, как любая мятущаяся душа, я успокаиваю себя тем, что все это впрок — и силы, накопленные сейчас, еще пригодятся в будущем.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X