Как научить учиться. Блог психолога

10 мая 2017, 20:37
Цей матеріал також доступний українською
Читать и писать меня учила бабушка, хотя в нашей семье ее считали малограмотной

Бабушка закончила всего четыре класса школы, дальше — выживание.

Каждый день на кровати с пуховой периной мы читали «Букварь», а потом на табуретке, вместо парты, я писала буквы. Считать она меня учила на разноцветных пуговицах, которые хранились в керамической фигурке рыбы (у многих тогда такие были). Еще для зачисления в школу бабушка заставила меня выучить четверостишье про Ленина. Я спросила: «Зачем?» Она ответила: «Так надо». Я думала, что для поступления в советскую школу мне нужно показать, как я умею читать и писать, а бабушка настояла на том, чтобы я выразительно и четко воспроизвела выученное четверостишье. Она оказалась права.

Видео дня

Как у нее получилось научить непослушного, своенравного ребенка, который не любит ничего, что скучно и непонятно, читать, писать и считать?

Во-первых, она никогда не показывала, что умнее меня. Она просто была мудрее.

Она не была психологом, как я, но откуда-то знала, что нельзя учить ребенка из властно-авторитарной позиции. Учителя, которые давят своим авторитетом, пугают. А в страхе дети не учатся — они приспосабливаются. Зубрят, стараются, учатся в стрессе, но не могут использовать свои знания по жизни. Учиться можно тогда, когда безопасно, когда с учителем складываются дружеские, партнерские отношения.

Моя бабушка не была мягкой и покладистой. У нее был очень сильный и волевой характер. Но на своей пуховой перине с «Букварем» и внучкой она становилась «проводником». Она вела меня от буквы к букве, от слова к слову. Неграмотная женщина была проводником в мой мир знаний.

Во-вторых, она была терпелива ко всем детским эмоциям и перепадам настроений. Ее эмоции не вступали в спор с моими. Она умела контролировать и управлять собой. Это влияло на меня.

Неграмотная женщина была проводником в мой мир знаний

Что такое эмоциональный интеллект в 80-х годах еще не знали. Это понятие возникло позже. Но бабушка откуда-то знала, что большее влияет на меньшее, а не наоборот. Ребенок не может взять под контроль свои чувства, они импульсивны, а взрослый — может. И свои, и ребенка. Управляя своим эмоциональным состоянием как инструментом, взрослый влияет на эмоции ребенка и создает самый лучший фон для усвоения знаний. Иногда бабушка меня смешила, иногда начинала тише говорить, почти шепотом, иногда делала длинные паузы и молчала. Она моделировала наш процесс, настраивала меня. И никогда не давала мне собой манипулировать. А я это умею делать со всеми. С ней не получалось.

В-третьих, она со мной играла. Я четко знала, что нудное чтение закончится и начнется игра. Или чтение перетекало в игру, или было частью игры. По-разному. Но она обязательно играла со мной в мои игры! По моим правилам! Но всегда в рамках своих возможностей. Это взаимное уважение.

Дети должны играть. Чем больше — тем лучше. В игре развивается все: мышление, воображение, память, речь. В игре задействованы все психические процессы ребенка и активно образуются новые нейронные связи — при условии, что в игре ребенок свободен, делает то, что хочет (в рамках безопасности). Играя, ребенок моделирует множество жизненных ситуаций, создает препятствия, находит решения, делает выводы, общается, переживает, подражает, делает открытия, утверждается, соприкасается с собой, другими, творчеством и безграничной свободой.

Если игра развивающая, полезная с точки зрения взрослого, но ребенку не нравится, она его ограничивает, а не развивает. От такой игры или системы только вред, а не польза.

В-четвертых, с каждой пенсии бабушка давала мне рубль. Еще давала деньги на мороженое и угощала конфетами. Но никогда ничего не давала за уроки и другие дела по дому. Она давала мне деньги и конфеты просто так. Это были ее «дары» за то, что я маленькая, за то, что я есть, за то, что она моя бабушка, а я ее внучка и все.

Товарно-денежные отношения с детьми убивают отношения. Нельзя давать деньги за хорошие отметки или за то, что ребенок убирает какашки за любимой кошкой. Это все разные темы. Карманные деньги дают не за что-то, а просто так. И лучше, чтобы ребенок сам решал, на что их потратить. Родителям не стоит это контролировать. Пусть они тратятся на ерунду и бесполезность, но это научит ребенка бережливости, ответственности и экономии. На своем опыте учиться полезнее, чем постоянно быть в напряжении из-за неправильно сделанного выбора.

Учеба — это учеба, а работа — это работа. Многие родители говорят: учеба — это твоя работа. Ты должен ходить в школу, как на работу и выполнять свои обязанности. Наверное, поэтому у нас так много людей, которые ходят на нелюбимую работу и ничего не меняют годами. Это обязаловка, каторга. Отношение к работе, учебе и к жизни в целом — как чему-то принудительному. Пока ребенок учится, он ничего не знает о работе. Узнает, когда придет время, — не надо торопить события. Но чтобы к этому моменту он был подготовлен, процесс обучения должен быть интересным, должен радовать. Тогда и работа будет интересная, и будет радовать своими результатами.

В-пятых, бабушка делала акцент на том, что у меня уже получилось. Она показывала толщину прочитанных страниц и каждый раз говорила: теперь ты можешь прочесть название магазина и ценник на прилавке, значит, не пропадешь.

Приобретенные знания должны способствовать росту и иметь практичное применение: зачем мы это учим? Ребенок должен осознавать свой прогресс. Это придает сил и формирует уверенность в себе. Но показать этот прогресс должен взрослый. В процессе обучения всегда будет что-то, что еще не открыто. Ребенок не должен боятся или стыдится этого состояния. Он должен гордится тем, что он еще чего-то не знает. Только так сохранится интерес и тяга к знаниям. Незнание и нормальное или позитивное отношения к незнанию открывает доступ к изучению нового. Здесь важен баланс, за балансом следит учитель: должно быть равновесие между личным прогрессом и смелостью оставаться незнающим.

Я была непослушной, капризной и очень активной девочкой. Но такой я была лишь с бабушкой. С другими взрослыми, воспитывающими меня, я была совсем другой — послушной и удобной.

Если ребенок проявляет разные чувства, значит, он доверяет. Значит ему безопасно рядом со взрослым быть собой. Ребенок, которому разрешено быть собой, развивает собственный сценарий жизни, а не чужой. Дети, которым можно чувствовать и проявлять свои чувства, учатся осознавать себя и брать ответственность за свои желания и импульсы. Конечно, это не сразу. Это процесс. Но это важный процесс, в котором контакт с собой и своей природой сохраняется. И в этом процессе важную роль играет родитель или тот, кто воспитывает. Своей реакцией на ребенка он формирует у ребенка самосознание.

Адекватная реакция на любые чувства ребенка – это доброжелательная нейтральность. Это не значит всегда улыбаться и быть со всем согласным. Нет. Это значит разделять свои чувства от чувств ребенка, и за свои брать ответственность на себя. Пример: нельзя выражать злость и агрессию за то, что у ребенка истерика или он в чем-то неловкий, но можно испытывать злость, страх, растерянность (что угодно) за то, что не в состоянии справится с эмоциями, которые вызвал своими действиями ребенок. В этом есть огромная разница. Если вы не понимаете этой разницы, нужно, в первую очередь, что-то делать с собой, и лишь потом реагировать на ребенка. Это не про идеальных родителей — это про нормальных. Или даже, многих достаточно хороших!

Чужой сценарий, каким бы он ни был прекрасным, нарушает, искажает развитие и приводит «не в ту степь». Многим взрослым кажется, что они не в своей жизни находятся, они не знают, чего хотят на самом деле. Они знают, что нужно хотеть. Контакт с собой давно нарушен. Разучились быть собой.

Чтобы стать взрослым, нужно сначала в полной мере побыть ребенком и взять из детства все, что нужно, и войти во взрослую жизнь полноценным человеком, без потерь. Эти потери во взрослой жизни невосполнимы. В детстве мы должны играть на полную, мечтать, фантазировать, проявлять все эмоции, быть свободными. А необходимые условия для этого должны предоставить взрослые. Прежде всего, родители. Это их ответственность. Так правильно.

На бабушкиной пружинной кровати мне было разрешено прыгать аж до потолка. Кровать скрипела, но терпела. Бабушка прожила тяжелую, сложную жизнь, в которой было множество лишений и скорби. Она голодала и знала цену многим вещам. Благодаря ей я знаю, что люди и отношения с ними важнее любых вещей. Поломанную или изношенную вещь можно заменить или выбросить, а человеческие отношения не имеют аналогов, они всегда уникальны. Заботиться нужно о людях, которые рядом, а не о вещах, которыми мы владеем.

Каждый вечер, перед сном, она читала надо мной молитву «Отче наш», а я посмеиваясь и говорила, что Бога нет, потому что Юрий Гагарин летал в космос и его там не видел. Она тихо улыбалась и перекрестив меня, ложилась спать. Так каждый день.

Бабушка умерла, когда мне было 12 лет. Она уходила тихо, без мучений и драмы. Она тухла, как свеча и четко понимала, что оставляет нас. Поэтому однажды она позвала всех к себе в комнату и, не вставая с кровати, каждому наедине сказала одно и то же: «Я люблю тебя! Прости меня!»

Тогда я еще не понимала, зачем она звала всех к себе и говорила одинаковые слова. Потом поняла: дело не в словах — так правильно.

Любые отношения однажды завершатся. Связь, которая полностью пережита, – это Любовь. Ради нее мы и создаем связи друг с другом. Разные: кровные, родственные, сексуальные, сложные, хитросплетенные, счастливые, несчастные, драматические, мимолетные. Любая связь должна завершиться Любовью. Старая женщина, закончившая всего четыре класса, была гораздо грамотней всех нас, знающих много языков, имеющих кучу дипломов, сертификатов и достижений. Она всегда знала, как правильно.

Бабушка – это Любовь! Любовь никогда ничего не забирает, но очень много дает.

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X