Как менялось искусство. Блог Кати Тейлор

7 апреля 2017, 09:03
Мы не видим прямой связи между отменой крепостного права и современным искусством, но она есть

В семь лет я постоянно разглядывала открытки с фотографиями Павловского Дворца в Петербурге – представляла, что это мои владения. Дивные комнаты потрясали пышным убранством. Я мысленно бегала по коридорам дворца или спускалась к ужину по мраморной лестнице в объемном платье. Параллельно могла часами разглядывать каталог Эрмитажа. Поражали портреты Брюллова, особенно его «Всадница». В этой работе было столько свободы и динамики.

Видео дня

Представления о прекрасном формируются в раннем детстве. Все, что ребенок узнает об искусстве в детстве, становится частью его самого на всю жизнь. Детский мозг лишен рациональности и критического анализа. Он воспринимает искусство не на уровне своего жизненного багажа и знаний, а на эмоциональном тонком плане, еще до того, как сформировалось представление о прекрасном в одобряемых обществом рамках. Именно поэтому детям зачастую нравятся совсем другие вещи, чем взрослым.

Но чем больше знаний мы получаем, тем больше возникает вопросов. Мы становимся критичнее, попадаем в узкий круг убеждений и стереотипов.

Современное искусство стало тем, чем стало, не само по себе. Его роль и форма менялись вместе со сменой социальных устоев и исторических событий. Мы не видим прямой связи между отменой крепостного права и современным искусством, но она есть. Приведу несколько примеров.

В 1759 году несколько уважаемых британцев решили передать Лондону свои частные коллекции редких экспонатов разных эпох. Они хотели, чтобы это собрание было доступно широкой аудитории. Так и случилось. Британский музей стал первым музеем современного типа в мире. Чтобы попасть туда, нужно было записаться и прийти. Кроме того, нужно было быть более-менее приличным человеком. И если вы целый день пасли овец, следовало набраться еще сил, надеть сюртук и только после этого отправляться в музей. Иными словами, возможности были весьма ограничены.

Каждый задавал себе вопрос: каким должно быть искусство в эпоху перемен? А потом случилась Вторая мировая война, и она ответила на этот вопрос

Чтобы понять, чем именно был музей для человека в середине XVIII века, стоит чуть глубже окунуться в историю. Люди в те времена мылись, в лучшем случае, раз в год, а вместо туалета пользовались ночными горшками. Сена и Темза были похожи на помойку. Нередко искусство интересовало людей в последнюю очередь и представляло собой нечто возвышенное. Для простого человека, которым, скорее всего, вы и были, встреча с искусством могла произойти разве что в церкви. То же и с музыкой. Вы не могли просто включить ITunes, чтобы послушать или посмотреть, что вам нравится, - нужно было попасть на концерт или в театр.

В те времена у визуального искусства были всего два заказчика – та самая церковь и знать, все, кто хотел, чтобы их портреты, как и портреты их предшественников, висели в мрачных замках после их смерти.

В XVIII веке искусство было привилегией элиты. Но настала эпоха Просвещения, главная идея которой была в том, что знания должны быть доступны не только привилегированной группе людей, а всем. Это повлияло на то, чем в итоге стала культура сегодня.

В 1793 году, во времена Французской революции и под ее влиянием, был открыт второй музей – Лувр. Он стал первым большим публичным музеем.

Фото: travelnews24.ru
Фото: travelnews24.ru Фото:

XIX век характеризовался небывалыми достижениями в науке, культуре и искусстве. Кроме того, все это стало намного доступнее для простых людей. Культура впервые демократизировалась. Реформы в области образования привели к тому, что более широкий круг людей смог участвовать в интеллектуальной и социальной жизни общества. Строились театры, открывались галереи и музеи, университеты, печатались книги по науке и истории.

Во второй половине XIX века перед художниками предстают новые вызовы. Они сталкиваются с промышленной революцией, урбанизацией, эмансипацией. Теперь художник пишет не только на заказ – он может написать картину для Парижского салона, ежегодной выставки, которую открывает сам Наполеон III. Члены жюри выбирают, кого можно показывать, а кого – нет. Они настолько заигрываются в цензуру, что в 1863 году отказывают почти трем тысячам художников. На этом фоне появляется Салон независимых и Импрессионизм – едва ли не один из первых художественных протестов. Примерно тогда художники понимают, что могут писать не только то, что им заказывают, – они могут стать голосом искусства и общества, они не придворные рисовальщики, а сильные духом певцы свободы.

На искусство влияют и исторические события. Япония впервые открывает свои границы, начинается период демократичного правления императора, способствующего свободной торговле. Японские гравюры, которые попадут в Европу, настолько поразят импрессионистов, что те будут вдохновляться их цветами и манерой письма почти 30 лет.

Во времена Франко-прусской войны группа импрессионистов во главе с Моне уедет из депрессивного от разрухи Парижа в Лондон, и там неожиданно откроет для себя Уильяма Тернера. Все это в совокупности повлияет на то, что мы называем сегодня импрессионистической живописью.

Еще одна веха XIX века – фотография. Она становится доступной. Теперь можно взять камеру и выйти с ней на улицу. Когда-то одной из задач художника было документировать события, но с появлением фотографии это стало ненужным. Камера документирует быстрее, дешевле и, главное, достовернее. «Зачем срисовывать то, что уже есть в реальном мире?» – говорила Мария Примаченко, рисуя своих сказочных зверушек, и была права.

Это навсегда изменит то, как выглядит искусство.

На фоне импрессионизма появится много новых направлений. Вся первая половина ХХ века озаглавлена авангардом. Но это не стиль – это дух эпохи. Параллельно развиваются разные течения: кубизм и экспрессионизм, примитивизм и супрематизм, Да-да, и сюрреализм. Теперь свободные художники используют искусство не только как украшение для знатного дома. Они считают, что искусство, в том виде, в котором существовало, зашло в тупик. Они ищут новые формы. Одни упрощают живопись до примитивизма, другие – усложняют до кубизма. Но и те, и другие чувствуют, что пришел конец академического искусства. Малевич изобразит его в своем «Черном квадрате» 1915 года. Он просит не искать в нем ничего, потому что это антикартина. Ни цвет, ни форма, ни сюжет, ни смысл – это ничто. Можно сказать, что с этого момента искусство начинается заново.

"Черный квадрат" Казимира Малевича. Фото: wikimedia.org
"Черный квадрат" Казимира Малевича. Фото: wikimedia.org Фото:

Следующим большим этапом станет Первая мировая война. Она принесет столько смертей и ужасов, как никогда до этого в истории. Возможно, впервые художники начнут это изображать. Ранее они тоже изображали войну, но преимущественно военных высших чинов в камзолах. Теперь стали писать ужасы войны. Примерно в это же время появился немецкий экспрессионизм. Его отличительные черты – яркие краски и грубые мазки. Иногда изображение нечеткое, а краски смазаны до полуабстракций. Это спасительная реакция художников на то, что они пережили. После этого уже невозможно было вернуться к утонченной классической манере живописи. Что может лучше выразить эмоции, чем экспрессионизм? Искусству под силу передать эмоции не через фотографическую копию увиденного кошмара, а через нечто, что выходит за рамки понимания, через новый визуальный опыт. Потом это переймут абстрактные экспрессионисты вроде Джексона Поллока и Марка Ротко.

Первая половина ХХ века была сплошным экспериментом. Каждый из художников искал новый способ выражения того, что было у него внутри. Время, в которое они жили, наполнено быстрыми переменами. Как и мы сегодня, они не успевали адаптироваться. Каждый из них задавал себе вопрос: каким должно быть искусство в эпоху перемен? А потом случилась Вторая мировая война, и она ответила на этот вопрос.

Правда, еще в преддверии войны произойдет два события. Во-первых, Пикассо напишет одно из величайших произведений – Гернику. В 1937 году немецкая армия, по приказу Франко, бомбардировала маленький город в Испании с одноименным названием. Пикассо это переживал очень тяжело, и буквально за несколько дней написал свою картину. Ее он показал на всемирной выставке в Париже. То, что сегодня считается шедевром, тогда воспринималось совершенно иначе. Великий Лу Курбузье скажет: «Герника видела лишь спины посетителей. При виде хаоса человек склонен уклоняться от просмотра, отворачиваться, чтобы не видеть то, на что способен человек». Но со временем именно эта картина станет образцом того, как изображать войну, ужас и горе.

Вторым событием станет публичная казнь тысяч произведений искусства, которые Гитлер объявит дегенеративными. Как неудавшийся художник, он не понимал почему авангард — искусство, и решил от него избавиться. Некоторые были проданы с аукционов в Швейцарии, что-то продавали подпольно в Штаты, но большая часть работ была уничтожена. В этой топке сгорело множество картин Пикассо, Моне и других гениев.

С началом Второй мировой войны, когда все концертные залы Лондона будут закрыты, Майра Хесс начнет выступать с «Обеденными концертами» в Национальной галерее. За время войны пианистка дала 146 концертов, всегда проходившие при полных аншлагах и в темноте. Все окна были завешаны, чтобы немецкие бомбардировщики ничего не заподозрили.

После войны не найдется ни одного художника, понимающего, как говорить или писать о красоте. Замолчат поэты, писатели, музыканты. Повиснет оглушающая тишина в ожидании ответа на вопрос: может ли быть искусство после геноцида миллионов людей? И если да, то каким оно должно быть? А оно станет совсем другим.

Центр искусства сместится с Европы в Америку. Именно там Рокфеллер достроит музей современного искусства, который мы знаем сегодня как MoMA. Именно туда перевезут множество полотен импрессионистов и авангардистов. Именно там родится абстрактный экспрессионизм, минимализм, поп-арт. Каждое из этих направлений станет реакцией на что-то. Абстрактный экспрессионизм будет противопоставлен советскому социалистическому реализму. Минимализм и поп-арт, каждый по-своему, будет критиковать общество потребления.

Выставка "Bauhaus: 1919-1928" в МоМА; фото из архива музея
Выставка "Bauhaus: 1919-1928" в МоМА; фото из архива музея Фото:

Искусство второй половины ХХ века изменится еще и потому, что теперь на художественной сцене появятся женщины. Не только в качестве муз, но и в качестве авторов. Они были и раньше, но не настолько основательно. Искусство постепенно, но верно начнет менять свое лицо. Оно станет более разнообразным, менее патриархальным. Появится феминистическое искусство. Можно сколько угодно не любить феминисток, но именно они в 1970-х годах открыто заговорили о насилии в обществе и семье, о правах женщин. Они сделали немало для того, чтобы, по крайней мере, в искусстве было разнообразие и не было гендерной дискриминации. Ведь еще в середине XIX века женщина не могла получить образование. Сорбонна лишь в начале ХХ века откроет свои двери женщинам для посещения публичных лекций. А в парижской школе изящных искусств вплоть до начала ХIХ века вход им будет воспрещен. Женщина не могла рисовать с натуры, а, значит, не могла посещать уроки рисования.

Так постепенно мы оказались в современности. Весь ХХ век был веком борьбы за права человека. Постепенно мы пришли к тому, что все должны иметь равные права и возможности. Но остается еще много вопросов: о гуманности, все тех же правах; экзистенциальные вопросы о человеческой душе, смысле жизни и так далее. Искусство – это та область, где эти вопросы обсуждаются.

По материалам лекции Кати Тейлор "Роль искусства в современном мире" в рамках психологической платформы Practica

Продолжение читайте здесь. Следите за обновлениями

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X