Где выпивали наши любимые писатели. Блог издателя

12 апреля 2018, 20:01

Благодаря писателям культовыми становились как определенные напитки, так и невзрачные, на первый взгляд, бары

Трумен Капоте, писатель и изобретатель легендарного коктейля Отвертка шутил: “Наша профессия – это просто длительный перерыв между выпивкой”. Меня как издателя, конечно, немного пугает такая формула литературного творчества, но из песни слов не выкинешь.

Видео дня

Действительно, порой муза навещает великих авторов только в паре с зеленым змием. Для кого-то такие встречи оборачиваются триумфом, миллионными тиражами и восторженными тирадами литературных критиков. А для кого-то превращаются в лестницу вниз, и место за печатной машинкой или монитором сменяется местом у барной стойки.

Так или иначе, по всему миру разбросано множество легендарных питейных мест, ресторанов и баров, в которых рождались и зрели литературные шедевры, ставшие классикой.

Например, в нью-йоркском баре Pete’s Tavern, который ведет свою славную историю с 1864 года (во времена сухого закона заведение “косило” под цветочный магазин), можно с бокалом пива или рюмкой чего-то покрепче посидеть за столом, где работал О. Генри. А паб The Eagle and Child в Оксфорде считают знаковым местом любителей фэнтези – тут проходили легендарные встречи оксфордских интеллектуалов и членов литературного кружка Inclinki, в который входили Клайв Льюис, автор “Хроники Нарнии”, и знаменитый Джон Толкин.

В знаменитом парижском Café de Flore за Жаном-Полем Сартром и Симоной де Бовуар был закреплен отдельный столик. Заведение также обожали Луи Арагон и Андре Бретон, Трумен Капоте и Эрнест Хемингуэй.

У старины Хема был свой весьма впечатляющий маршрут по лучшим барам планеты, повторить который сможет лишь человек с недюжинным здоровьем. Пальма первенства принадлежит бару El Frodita на Кубе, где готовили его любимый коктейль “Дайкири” без сахара с ромом, грейпфрутовый соком и ликером Мараскин. Кстати, ром – не самый популярный напиток героев Хемингуэя (как и другие авторы, знающие толк в спиртном, Хем пристрастил не одного героя к алкоголю). На страницах его произведений они чаще смакуют виски. Поговаривают, что именно на террасе кафе La Closerie des Lilas в Париже за виски с содовой Фицджеральд прочитал Хемингуэю рукопись “Великого Гэтсби”. Алкоголь и творческие амбиции были двумя точками соприкосновения великих авторов. Хотя, Фицджеральд все же отдавал предпочтение джину, поскольку запах этого напитка, по мнению автора, менее всего чувствовали окружающие.

Поэт Дилан Томас, чьи строки поэзии “И безвластна смерть остается” звучат в содерберговской версии Соляриса, последний раз перед смертью напился в White Horse Tavern в Нью-Йорке. Местом для встреч White Horse выбирал любитель скотча и звезда гонзо-журналистики Хантер Томпсон, который, по утверждению его биографа, пить начинал с трех часов ночи. За вдохновением и парой-тройкой рюмок текилы сюда любил захаживать предводитель бит-поколения Джек Керуак. Для любимого завсегдатая, знавшего толк в праздниках жизни, но не ведавшего меры, в туалете питейного заведения над писсуарами и на зеркалах была выведена фраза: “Керуак, иди домой!”

Фицджеральд отдавал предпочтение джину

“Король комедии” Вудхаус разбирался в алкоголе, а в одном из своих рассказов даже делил похмелье на виды: “сломанный компас”, “швейная машинка”, “комета”, “атомная бомба”, “бетономешалка” и “черная кикимора”. Свои алкопогружения он предпочитал совершать в баре с историей – Ye Olde Cheshire Cheese в Лондоне. Кроме Вудхауса в этот паб на Fleet Street, улице шириной в полтора метра, наведывались Марк Твен, Альфред Теннисон, Артур Конан Дойл и Чарльз Диккенс. В романе “Сказка о двух городах” Диккенс намекает об этом лишь баре. Ведь в прошлом реноме заведения оставляло желать лучшего: на втором этаже Ye Olde Cheshire Cheese был расположен популярный бордель.

Есть мнение, что понятие “литературное кафе” возникло в стенах “парижанина” Le Procope. В числе его постоянных клиентов значились Оноре Бальзак, Бомарше, Виктор Гюго, Дени Дидро и Жан-Жак Руссо. В кафе любил наведываться Вольтер, его “зарезервированный” столик по-прежнему не принято занимать. За ужин своей треуголкой здесь когда-то расплатился Наполеон Бонапарт. Бросив ее в счет долга, он высокомерно добавил, что спустя время она будет стоить больше, чем все кафе. И не ошибся. Сегодня страховка треуголки оценивается в 3 млн евро, а увидеть ее можно в бронированной витрине заведения. В числе фишек этого места не только именитые клиенты, старинный интерьер и изысканное меню, но и его консервативность. Например, в течение ста лет с момента открытия кафе вход для женщин в него был закрыт. Радует, что сегодня консервативность ощущается только в сдержанных манерах официантов.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X