Три ключевых заблуждения. Что мешает нам видеть будущее, — лектор TED

24 декабря 2019, 21:37

В своей лекции на TED писательница Бина Венкатараман рассуждает о том, как мы можем развить свою способность предвидения и стать хорошими предками для будущих поколений

Перевод Полины Кузьменко для TED

Зимой 2012 года я поехала навестить свою бабушку в Южную Индию. Там я получила неожиданный подарок. Это был старинный инструмент, сделанный более века назад, вырезанный вручную из редкого дерева, инкрустированный жемчугом с дюжиной металлических струн. Это семейная реликвия, связь между моим прошлым, страной, где родились мои родители, и будущим, неизвестными местами, куда я ее возьму. Когда я ее получила, я не осознавала, что позже она станет мощной метафорой моей работы.

Видео дня

Все мы знаем выражение: «Нет ничего важнее настоящего». Но сейчас кажется, будто нет ничего, кроме настоящего. Незамедлительное и мимолетное доминирует в нашей жизни, нашей экономике и нашей политике. Так легко увязнуть в количестве пройденных сегодня шагов или последнем твите знаменитости. Бизнесу легко зациклиться на получении быстрой прибыли, пренебрегая тем, что полезно для будущего. Государству проще оставаться в стороне, пока рыболовные и сельскохозяйственные угодья исчерпываются, вместо того, чтобы сохранить их для будущих поколений. У меня есть ощущение, что такими темпами о нашем поколении вряд ли вспомнят, как о хороших предшественниках.

Мимолетное доминирует в нашей жизни

Если задуматься, наш вид эволюционировал, чтобы думать о будущем, составлять звездные карты, мечтать о жизни после смерти, сеять семена для грядущего урожая. Ученые называют способность мысленно путешествовать во времени суперсилой, и она ответственна почти за все, что называется человеческой цивилизацией, от сельского хозяйства до Великой хартии вольностей и интернета — все это сперва возникло в умах людей.

Но давайте по-честному: если взглянуть вокруг, покажется, что мы недостаточно используем эту суперсилу, и это подводит нас к вопросу: «А почему нет?». Проблема в том, как устроены наши сообщества, бизнес и институты. Они устроены таким образом, что ослабляют наше предвидение. Я хочу поговорить с вами о трех ключевых ошибках, которые, по моему мнению, мы совершаем.

Первая ошибка в том, что именно мы измеряем. Ежеквартальная прибыль компании или цена на ее акции часто не лучшие показатели того, увеличит ли компания свою долю на рынке или будет ли она новаторской в более отдаленном будущем. Мы цепляемся за результаты тестов, которые дети приносят из школы, но это не всегда хорошо для обучения и любознательности этих детей в долгосрочной перспективе. Мы не измеряем то, что действительно важно для будущего.

Вторая ошибка, ослабляющая наше предвидение — то, за что мы вознаграждаем. Когда мы восхищаемся тем, как политик или бизнесмен устранил катастрофу или выступил с заявлением, мы не мотивируем этого лидера инвестировать в первую очередь в предотвращение этих катастроф или заботиться о будущем, защищая населенные пункты от наводнений, или бороться против неравенства, или инвестировать в исследования и образование.

Третья ошибка, ухудшающая нашу предусмотрительность это то, что у нас слабое воображение. Сейчас, думая о будущем, мы стремимся точно предсказать, что случится дальше, и неважно, используем ли мы для этого гороскопы или алгоритмы. Но мы проводим намного меньше времени, представляя все разнообразие возможностей, кроющихся в будущем. Когда в Западной Африке в 2014 году возникла эпидемия Эболы, чиновники здравоохранения во всем мире знали о ранних предупреждающих сигналах и владели инструментами прогнозирования, которые показали бы, как эта эпидемия может распространиться. Но они не сумели вообразить того, что это произойдет, и им не удалось вовремя среагировать, чтобы вмешаться, и эпидемия разрослась, убив больше 11 000 человек. Если люди со множеством ресурсов и хорошим прогнозированием не готовятся к смертоносным ураганам, значит, им просто не хватает воображения представить, насколько те могут быть опасными.

Однако ни одна из описанных мною ошибок, насколько бы гнетущими они ни казались, не является неминуемой. На самом деле их можно предотвратить. Чтобы принимать лучшие решения о будущем, нам нужны орудия, способствующие нашему предвидению и помогающие думать наперед.

Представьте что-то вроде телескопов, которые использовали капитаны кораблей в былые времена, изучая горизонт. Только вместо того, чтобы смотреть вдаль через океан, есть инструменты, позволяющие взглянуть сквозь время в будущее. Я хочу рассказать вам о таких орудиях, которые я обнаружила во время своего исследования и которые могут помочь нам с предвидением.

Первое орудие, которым хочу поделиться с вами, я воспринимаю как долгосрочную инвестицию. Вес Джексон — фермер, с которым я провела немного времени в Канзасе. Джексон знает, что способ, которым сегодня выращивается большая часть культур по всему миру, лишает почву плодородного пахотного слоя, в котором мы нуждаемся, чтобы прокормить будущие поколения. Он скооперировался с группой ученых, и они вывели многолетние зерновые культуры с глубокими корнями, которые скрепляют плодородный пахотный слой, предотвращая эрозию и защищая будущий урожай.

Но они также знали: чтобы привлечь фермеров к выращиванию этих растений в краткосрочной перспективе, нужно повысить годовые урожаи этих культур и найти компании, желающие производить крупы и пиво из этих зерновых, чтобы фермеры получали прибыль сегодня, делая то, что полезно для будущего.

Это проверенная стратегия. На самом деле ее использовал Джордж Вашингтон Карвер на юге Соединенных Штатов после Гражданской войны в начале XX века. Многие наверняка знают о 300 способах применениях арахиса, разработанных Карвером. Продукты и рецепты, которые он придумал, сделали арахис таким популярным. Но не каждый знает, почему Карвер прибегнул к этому. Он старался помочь бедным издольщикам Алабамы, чьи урожаи хлопка сокращались — Карвер знал, что посадка арахиса на их полях поможет почве возобновиться, улучшив урожаи хлопка через несколько лет. Но он также знал, что это должно быть выгодно для них и в ближайшей перспективе.

Давайте поговорим о другом инструменте предвидения. На мой взгляд, это память о прошлом, помогающая нам представить будущее. Я поехала в Японию, в Фукусиму, на шестую годовщину трагедии с ядерным реактором, последовавшей за Тохокским землетрясением и цунами в 2011 году. Когда я была там, я узнала об атомной электростанции Онагава, которая была даже ближе к очагу этого землетрясения, чем печально известная Фукусима-дайити. Но в Онагава горожане бежали к атомной электростанции, как к месту спасения — настолько безопасно там было. Цунами обошло это место стороной. Эта станция — результат предвидения всего одного инженера — Яносуке Хираи. В 1960-е годы он боролся за строительство электростанции подальше от побережья, на возвышении и с более высокой дамбой. Он знал историю гробницы в своем родном городе, затопленной в 869 году после цунами. Именно знание истории позволило ему вообразить то, что не смогли представить другие.

Хорошо, еще один инструмент предвидения. Это, как мне кажется, создание общих семейных реликвий. Этому меня научили рыбаки, которые ловят омаров у Тихоокеанского побережья Мексики. Они защищали свой промысел на протяжении столетия, расценивая его как общий ресурс, который они передают детям и внукам. Они осторожно взвешивают свой улов, чтобы не забирать омаров, носящих потомство.

В Северной Америке существует около 30 рыбных промыслов, которые делают что-то более-менее похожее. Они договариваются о разделении вылова, на долгое время закрепляя за каждым из рыбаков определенную долю, тем самым мотивируя рыбаков не только брать все, что они могут, из океана, но и заботиться о его сохранении в долгосрочной перспективе.

Есть еще множество орудий предвидения, и нам нужно будет отыскать их столько, сколько возможно, если мы хотим пересмотреть то, что измеряем, изменить то, за что награждаем, и быть достаточно смелыми, чтобы представить, что ждет впереди.

Как вы понимаете, не все будет даваться легко. Некоторые из этих инструментов мы можем обрести в наших жизнях, некоторые нужно будет создать в бизнесе и коммунах, а некоторые — целым обществом. Будущее стоит этих усилий.

Моим личным вдохновением не сдаваться служит тот инструмент, о котором я вам рассказывала. Он называется дилруба, и был сделан на заказ для моего прапрадеда, который был известным музыкальным критиком и искусствоведом в Индии в начале XX века. Мой прадед защитил этот инструмент в то время, когда моя прапрабабушка закладывала все их имущество, но это уже другая история. Он сохранил его, передав следующему поколению, отдав моей прабабушке, которая отдала его мне. После того, как я впервые услышала звучание этого инструмента, оно не выходило у меня из головы. Я будто бы слышала странника в гималайском тумане. Я будто бы слышала голос из прошлого.

Этот инструмент сейчас у меня дома, но на самом деле он не принадлежит мне. Моя роль — присматривать за ним определенное время, и для меня это имеет большее значение, чем просто владеть им. Этот инструмент делает из меня одновременно и потомка, и предка. Он заставляет меня чувствовать себя частью истории, большей, чем моя собственная. И это, по-моему, самый мощный способ восстановить предвидение: видеть себя хорошими предшественниками, стремиться ими быть — предками не только для собственных детей, но для всего человечества. Какой бы ни была ваша семейная реликвия, большой или маленькой, защищайте ее и знайте, что ее музыка может звучать сквозь поколения.

Полную версию можно найти на TED

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X