Бейонсе в образе Девы Марии. Зачем?

22 июля 2017, 10:36
Как и подобает поп-королевам, певица Бейонсе Ноулз недавно обнародовала первое официальное фото новорожденных близнецов – одномесячных Руми и Сэра Картеров

Вскоре опубликованный снимок стал одним из самых популярных в Instagram. Как и сообщая общественности о беременности, певица использовала для фотографии религиозные ассоциации и отсылки к классическим иконам – на этот раз к «Венере» Боттичелли. А также Деве Марии, что, судя по всему, уже стало ее фишкой.

Видео дня

В течение всей беременности символика Божьей Матери была центральной в образах Бейонсе. В первый день Месяца черной истории (каждый февраль в США и Канаде проводятся памятные мероприятия, посвященные борьбе с рабством, расизмом, предрассудками и бедностью, а также отмечается вклад афроамериканцев в культурную и политическую жизнь страны – НВ) певица огласила о своей беременности в Instagram. На фото, прикрепленном к посту, Бейонсе одновременно примеряет образ богини и Девы Марии.

Вскоре после этого состоялась церемония награждения Грэмми, где Бейонсе выступила в образе, совмещающем еще больше религиозных символов (богини Ошун и Кали, а также Девы Марии).

Фото: ru.hellomagazine.com

Таким образом, сообщение о рождении близнецов соответствовало ранее утвердившейся тематике женской божественности в образах певицы. Ссылаясь на религиозную иконографию, в особенности на образ Девы Марии, Бейонсе одновременно усиливает и подрывает доминирующие культурные нарративы о материнстве.

Стиль, в котором Бейонсе представляет свою беременность, соответствует традиции Черной Мадонны, в рамках которой Мария – а иногда и Иисус – изображаются с черной кожей. Эта традиция ассоциируется с силой, чудесами и древними богинями-матерями. Правда, Черную Мадонну не единожды «отбеливали» и использовали как инструмент для увековечивания расизма.

Католическая церковь пыталась «стереть» расовый элемент в изображениях Черной Мадонны, настаивая на том, что темный цвет статуй вызван окислением или обесцвечиванием от ладана или свечного дыма.

Черная Мадонна в Шартрском соборе; Elena Dijour via Shutterstock

Знаменитая Черная Мадонна в Шартрском соборе (Франция) в 2014 году оказалась в центре скандала, поскольку в рамках реконструкции ее перекрасили в белый цвет. В гневной статье для New York Review of Books американский архитектурный критик Мартин Филлер сокрушался: «Неважно, когда и по какой причине Мадонна в Шартрском соборе приобрела этот черный оттенок – будь то окисление или дым от свечей и ладана. Она была знакома такой многим поколениям верующих, пока реставрация не превратила Матерь Божью в симпатичную куклу».

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Темнокожая писательница-феминистка Глория Уоткинс (более известная под псевдонимом Бэлл Хукс) критикует европейский культ Черной Мадонны. Несмотря на почитание Черной Мадонны, в Европе, по ее мнению, процветает расизм.

Место (черной) женщины

Таким образом, Бейонсе опирается на давнюю традицию политического сопротивления белому супремасизму и его взглядам на черное материнство. Однако ее фото вызвали, в том числе, критику.

Фото беременной и родившей Бейонсе раскритиковали за то, что снимки показывают материнство слишком романтичным и гламурным. Простая женщина Шэрон Келлавей из Ирландии, которая тоже недавно родила близнецов, решила спародировать Бейонсе, чтобы показать, как на самом деле выглядит материнство в обычных условиях. Певица, по словам Келлавей, смотрится на фото «очень нереалистично».

«Интересное положение» знаменитостей давно стало товаром. Их фото после родов гораздо более ожидаемы, чем фото ребенка

У безупречно отточенного тела Бейонсе мало общего с тем, как выглядит после родов большинство женщин. «Интересное положение» знаменитостей давно стало товаром. Их снимки после родов гораздо более ожидаемы, чем фото ребенка. Бейонсе контролировала то, как будет представлено ее тело, решала, как сняться и какой снимок увидит свет. Знаменитости с их супер-богатствами, командами менеджеров, персональными тренерами и стилистами, шеф-поварами и круглосуточными няньками быстро возвращаются к приемлемым для общества стандартам красоты. И вскоре это начинает давить на «обычных» женщин.

Британский ученый Ребекка Фейзи отмечает, что мы видим лишь сознательно созданный образ материнства, а не реальный опыт. Таблоиды и желтая пресса поспешили поздравить Бейонсе с почти немедленным возвращением в форму, сделав ее таким образом примером для остальных рожениц. Мол, вот правильная послеродовая дисциплина и «хорошее» материнство.

Фото Бейонсе также подверглись критике из-за эксплуатации пронаталистского нарратива, в рамках которого ценность женщин состоит, прежде всего, в материнстве. Отсылки к Деве Марии и богине солнца на вручении «Грэмми» раскритиковала журналист New York Post Наоми Шеффер Райли: «Почему в эпоху, когда женщины постоянно настаивают на том, что их сущность не сводится к традиционным, биологическим ролям, мы настолько фетишизировали материнство? В нашей культуре материнство одновременно становится и самой важной вещью в мире, и самой сложной. И это уже выходит из-под контроля».

Ломая стереотипы

Но писательница из Тонги Мелейка Геса-Фатафехи осадила журналистку: «Статья написана белой женщиной, стыдящей материнство, особенно черное материнство».

Геса-Фатафехи очень правильно указывает на то, что критики фотографий Бейонсе не учитывают расовой составляющей материнства и открытого политического месседжа певицы с помощью отсылок к религиозным иконам. Она опирается на наиболее культурно-влиятельные образы, чтобы сломать доминирующие в обществе стереотипы о черном материнстве.

Как написала американская феминистка Эмбер Кинсер: «Исторически цветные женщины больше переживали о том, чтобы рожать детей по собственному желанию, а не по принуждению (в рабстве или после изнасилования). И переживали, чтобы в принципе иметь возможность родить, а не быть стерилизованной. Чтобы растить своих детей самостоятельно, а не смотреть, как их отправляют в ассимиляционные школы-интернаты, продают в рабство или отбирают попросту потому, что небелая матерь якобы не может нормально воспитать ребенка. Чтобы воспитывать своих детей таким образом, какой они считают наиболее подходящим для своей семьи, а не смотреть, как государство и СМИ порочат их культурные ценности, историю и подходы».

В своих фото Бейонсе поднимает тему «хорошего» материнства. Хорошего для нее и хорошего для всех нас.

The Conversation

Перевод НВ

Впервые опубликовано на The Conversation. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X