Не мешайте им спасать мир. Пять книг, в которых любят приключения

25 августа 2019, 07:49

Мир, который спасают герои этих книг, на самом деле давно развалился на межкультурные куски, поэтому собрать можно разве что свою собственную, «внутреннюю» родину.

И неудивительно, что приключения, которые происходят по пути, это обычно поиски проблем, поэтому остросюжетность и динамичность вместе с альтернативой в этих книгах гарантированы.

Видео дня

Остап Українець. Канцелярія хрестових походів. — Х.: Фабула, 2019

Мир в этом романе, посвященном истории города Станиславова XVII столетия во времена ожидаемого нападения Османской империи на Европу, спасают и строят по-разному. Да и сама история по разные стороны Днестра с Лопанью разная. В одних свитках это Смерть, которую все равно встретил идальго, убегая от нее в поход, во вторых, например в «Канцелярии…» — это Жизнь, за которую пили путники, спасая от смерти одного из них, которого и цадик не захотел принимать. Поэтому один из ее героев требовал ксендза, чтобы тот освятил ремонт его телеги, второй «знайшов собі притулок у жінки, котра радо впустила його до себе за плату, до якої вельми вдатні всі молоді спудеї», третий вообще появился неизвестно откуда. Пора была такая, что «не так багато часу минуло з перейшлої війни і перейшлих набігів, а тераз, кгди маєме оброну найслабшу, то паче мала би татарва напасти, як укріплення будуть піврозібрані», как говорят в романе, в каком именно строят крепость в Станиславове. Неизвестно, именно это ли имел в виду автор, но идея произведения такова, что собранные в нем герои с персонажами из той же целью, что и при строительстве Вавилонской башни, и количества языков, на которых они болтали, с тех пор ни стало меньше.

Галина Пе­тросаняк Не заважай мені рятувати світ. — Брустурів: Дискурсус, 2019

Речь в этих рассказах на острые общественные темы об отголосках прошлых и совсем свежих исторических травм в жизни разных людей, о реакции на изменение гендерных взаимоотношений, о поисках Бога в хаосе свободы. Причем происходит это у героев сборника повсеместно — от глухого села до смирительного города, где за кружкой пива какой-то чудак из рассказа, который дал название сборнику, забыл таинственную рукопись. Хотя, какие могут быть тайны? «Молитва й матірні слова в нашій свідомості не дисонують, — узнаем мы об очередных „пророчествах“ философа, — вони запросто чергуються протя­гом одного дня, та що там, протягом години. Каша в голові - це нормально. Ми харчуємося нею, нам навіть смачно». Поэтому спасают герои прежде всего свой собственный — внутренний, потерянный или найденный мир, истории о котором состоят как из личного опыта, так и из семейной памяти поколений. «Власне, ця місцевість була не зовсім незнайомою, — сообщают уже в первом из рассказов. — В останні роки перед смертю дід так часто й детально опису­вав свій утрачений рай — Плин і його околиці, — що Матіас мимоволі впорядкував цей простір у своїй уяві. Зараз моло­дик дивувався, наскільки картина, яку бачив перед собою, відповідає тій уявній».

Василь Махно. Околиці та пограниччя. — К.: Yakaboo Publishing, 2019

Начинается этот сборник эссе с того, как «Нью-Йорк отбивался от весенних ветров, а Тони отбивался от меня», ведь ее автор — тернопольский поэт, уже два десятилетия живущий в Америке, поэтому упомянутый герой живет на 39 улице в Манхэттене и «мав би мати стосунок до Фердинанда Респалдізи, полковника кава­лерії, останнього пана села Базар». То есть речь о том, в какие бы края не заносило автора, и какими бы экзотическими были названия его рассказов — «Францоз из Черткова», «Зеленые собачьи дни» или «Желудок верблюдицы» — это всегда спасение именно «украинского» мира во всех его «заморских» разновидностях. Поэтому вполне в духе современных интеграции, реноваций и другой внешней политики, он остается украинским, то бишь европейским поэтом, творчество которого соединяет, как говорится, страны и континенты. «За стільки разів, що я перелітав Атлантичний океан, — рассказывает автор, — мені завжди хотілося відчути у легенях лоскотання європейського по­вітря разом із сиґаретним димом на летовищах або переміша­ним запахом, який втримують вигорілі під сонцем смуги трав або ж розкислі глина із чорноземом, якщо випаде дощ. І якщо в Україні травневе тепло вже нагрівало землю, то в Єв­ропі безперервно падали дощі».

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Артем Чех. Район «Д». — Чернівці: Меридіан Черновіц, 2019

Еще в начале 90-х автор этих строк писал о децентрализации и «лоскутном» характере нНезависимой" культуры, и именно так и произошло. Лет через двадцать это поняли даже самые умные из наших авторов, которые начинали писать вглубь, о себе, а завершили вширь, о времени и месте. Кто-то сразу отреагировал, как Жадан или Вольвач, рассказав, как было в 90-х, кто-то сделал из этого конфету, как Андрухович и Ирванец в своих фантасмагориях. Теперь вот даже Чех, который писал о «пластмассовых» городах, затем посвятил себя сельской жизни, а сейчас вспомнил родные «натуральные» Черкассы. Именно мифологическому пространству одного из районов этого города посвященный этот роман. А разве это не мифология? Ведь истории о местных богах и героях, формирующие детей района, не хуже эпоса об античных героях. Локальная история о привычках и ритуалах местных субкультур, которую имеет каждый из представителей «независимых» регионов, расцветает своим чернушным, молодым и поэтому привлекательным цветом.

Алекс Малышенко. #киеввкиеве. — Х.: Фолио, 2019

Из истории известно, что именно Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбидь были «первыми киевскими стартаперами», как сейчас их называет автор этого сборника рассказов. Оно и не удивительно, ведь он предлагает нестандартное путешествие во времени, которое предусматривает именно альтернативную историю основания украинской столицы. Если точнее, то во времени и пространстве для его читателя все остается на месте, и приключения продолжаются в современном Киеве. Путешествует по вечному городу… его легендарный основатель, апостол Андрей, который установил на днепровских кручах крест, завещав создать на том месте что-то большое. Именно он возвращается к нам в образе путника, и за его путешествиями будет интересно наблюдать. ««— На Подол? — водитель.— На Подол, — Андрей. Машина тронулась.— Вам не будет мешать моя музыка? — водитель.— Смотря какая, — Андрей.— Чарли Паркер. Чертовски вдохновляет, — водитель.— Включайте, — Андрей. Водитель включил музыку на очень приемлемой для Андрея громкости. «Неплохо», — подумал Андрей».

Показать ещё новости
Радіо NV
X