Пять книг, которые спасут от безумия. Гид писателя

20 апреля 2018, 12:10

Не сойти с ума героям этих книг - или в психиатрической больнице, или на призрачной «свободе» - помогает то, что соответствующие учреждения со свободным миром вместе - не для душевнобольных.

Иногда в ловушку безумия попадают вполне нормальные, здоровые люди, из которых ежедневная рутина, рабочий конвейер и другие суеты сует делают настоящих духовных инвалидов.

Видео дня

Украинский писатель Игорь Бондарь-Терещенко собрал для НВ STYLE пять книг, повествующих о душевных страданиях.

Ісабель Альєнде. Там, за зимою. – Л.: Видавництво Анетти Антоненко, 2018

История чилийской женщины, искусно переведенная Сергеем Борщевским - это настоящий калейдоскоп судеб и жизней, которыми богата латиноамериканская культура. Героиня романа не так давно живет в нью-йоркском Бруклине со своей собачкой, преподает в университете по шестимесячному контракту, варит уху, «способную поднять из могилы мертвеца», и ищет замену брошенному любовнику. «У свої шістдесят два роки Лусія все ще неминуче плекала дівочі фантазії», - объясняет автор, а сама героиня мечтает завести роман с коллегой, который сдает ей квартиру, имеет старого отца и живет с четырьмя котами, по договоренности отправляя смс каждый вечер соседке «Еще жив». «Я тоже, сука», - отвечает та, так же боясь умереть в одиночестве.

И только авария на заснеженной улице, которая привела в их дом молодую латиноамериканку, переплела их судьбы, не дав сойти с ума в одиночестве. Как странный камертон, она заставляет героев рассказать свои истории, рассказав свою с братом-бандитом и бегством на заработки. Лучшей ли была жизнь ее спасителей - одна цепляла в юности плакат Че Гевары на стену, «тому що це був братів подарунок, тому що партизан виглядав сексуально й щоб подратувати матір, котра вважала його злочинцем», второй старый преподаватель-ипохондрик, мечтает «скінчити свої дні, граючи на роялі в товаристві чудових афроамериканців, які зглянуться на нього й приймуть до свого гурту, і він забудеться у ритмах труби й саксофону, оглушений африканським ентузіазмом ударної установки». Впрочем, читателю не удастся забыться среди карнавала экзотических историй и приключений, которые ждут троицу, которая неожиданно объединилась зимней ночью в сонном Бруклине.

Виктор Хорунжий. Дженнифер. Обитель скорби. - К.: Саммит-книга, 2018

Героине этой истории, которая следует всем лучшим чертам литературы нуар и психологической прозы вместе с готическим романом, на самом деле не позавидуешь. Ведь спасаться ей, несмотря на все «психические» проблемы, приходится не только от собственного, казалось, безумия, но и от осознания того, что наоборот - весь мир сходит с ума. Иначе, почему никто не видит того, что видит она? В двери рвутся монстры, в окно заглядывает хищная птица, а соседки только многозначительно переглядываются. По сюжету, шестнадцатилетняя Дженнифер Паркер, чьи родители погибли в катастрофе, попадает после всех страшных ночей в одиночестве в психиатрическую больницу, поскольку ее продолжают преследовать кошмары. Стоит ли говорить, что жизнь в клинике оказалась не менее кошмаром, поскольку видения не исчезли, убежать вместе с такими же пациентами оказалось не так просто, кроме того, помочь беглянке берется таинственная женщина. Между тем круг сужается, кошмары подступают, надо бежать, чтобы не стать жертвой, но спасения, кажется, нет даже за стенами «обители скорби».

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

«Только бы успеть, только бы успеть первой», — пульсировало в голове Дженни. Промчавшись по пустому коридору, она добежала до двери своей палаты, рванула ее на себя и чуть не упала, когда дверь неожиданно легко открылась. Девушка ворвалась внутрь, подбежала к своей кровати, собираясь запрыгнуть в нее и притвориться спящей… Она отдернула одеяло и… увидела под ним спящую незнакомку. Но кто мог уснуть здесь? Дженни с силой схватила девушку за плечо, пытаясь разбудить ее, повернула к себе и… застыла, пораженная, глядя… на свое собственное лицо».

Сергій Бут. Аляска. - Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

Не сойти с ума в психиатрической больнице, куда попал главный герой этого социального триллера, ему помогает то, что отделение Аляска в ней - вовсе не для душевнобольных. Да, его поймали среди города в водолазном костюме, но кто эти чудовища, которые время времени нападают на его сознание? И почему в больнице господствуют драконьи порядки, процветает карательная терапия, приходит, но ничего не может сделать его духовник?

Неужели только потому, что сюда отправляют нежелательных персонажей, которые или надоели родным в семье, или власти - например опальных журналистов? Главврач напоминает здесь доктора Зло, его приспешники-санитары могут забить до смерти пациента, а власть смотрит на все сквозь пальцы. И только главному герою, который находит единомышленников в палате, удается развеять мрак над этим таинственным городом скорби.

Дж. Г. Баллард. Люди миллениума. - Х.: Фабула, 2017

Главному герою в этом остросоциальном и психологическом детективе приходится, даже представляя средний класс, стать настоящим революционером, мятежником, даже войти в подпольную организацию. А все потому, что офисная скука и ежедневная бытовая рутина, от которой злятся и сходят с ума "добропорядочные граждане" - даже в Лондоне в наше время - иногда становится катализатором более глубинных социальных процессов. Впрочем, «анархия в королевстве», полиция на улицах города, демонстрации и забастовки - только начало бунта для нашего героя. Когда трагедия врывается в его жизнь, погибает жена, все вокруг корне меняется, тогда уже он принимает участие во всех вышеупомянутых революционных событиях.

Но все когда-то на свете заканчивается, страсти успокаиваются, бунтари или пропадают по тюрьмам, или вырастают, взрослеют и возвращаются к обычной мещанской жизни. Даже главный герой, загораясь в свое время анархическим идеями и мечтая о свободной республике, в конце романа не в состоянии объяснить, чего же добивался своими выступлениями в составе тайной организации. Неужели то короткое время, когда их коммуна билась за свободу от бюрократической рутины, полицейского произвола и государственного контроля - это и были самые лучшие моменты его жизни?

Анастасия Афанасьева. Солдат белый, солдат черный. - Х.: Фолио, 2017

Автор этой книги имеет опыт судебного психиатра, поэтому не удивительно, что среди текстов - кроме исповеди подростка, которая напоминает литературный дебют Здравствуй, печаль! Франсуазы Саган - много о грустных вещах. В частности, в заключительном разделе сборника описывается работа в психиатрической больнице. Поэтому среди больничных будней, случаются долгие беседы с пациентами, случаи из медицинской практики и другие специфические моменты, когда начинаешь вспоминать историю заведения.

В «светском» жизни автор книги - известная харьковская поэтесса, а в самой больнице в свое время лечились Гаршин, Хлебников, Лимонов, поэтому определенный «исторический» момент должен влиять на сюжет. Но все гораздо проще и более прагматично, общаться приходится с обычными больными, и только поэтический талант автора не дает ей сбиться на банальное описание больничных событий. Поэтому выписывают пациентов после белой горячки, во время которой женщина «рожала Иисуса Христа», и не выпускают того, кто в частности говорит, что в этот момент «танцует в доме культуры». Неудивительно, что после этого, чтобы окончательно не сойти с ума, остается писать стихи на кухне и петь песни, подслушанные в палате душевнобольных.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X