Харон и пьяная пионерка. Пять книг о «частной» истории

3 марта 2019, 12:00

Даже в науке формат «устной» истории недавно признан вполне легитимным, а что уж говорить о литературе, где только на ней все и держится!

НВ
Фото: НВ

И речь даже не об альтернативной истории, когда придумывают то, «что могло бы быть, если бы», а именно о ее «частной» разновидности. В которой, как в книгах этого обзора, Харону понадобится не лодка, а рефрижератор, а в убийстве человека виновен не один преступник, а целая государственная система.

Видео дня

Саша Малый. Я там был. - К.: Каяла, 2018

Змеи в жизни героя появляются в этом сборнике рассказов, который вышел как аудиокнига, уже в первой истории. Далее, они никуда не исчезают, от детства к эмиграции. В общем, это целый эпос эпохи позднего совка. Киевская богема, маковая соломка, КГБ и художники, велосипед Украина и Операционный гинекологический справочник, который читает четырехлетний Саша. Иногда лаконичный стиль повествования в этих печальных и веселых рассказах начинает напоминать код, по которому свои узнают своих, если, конечно, вам довелось иметь такое детство с юностью в объятиях Родины-матери.

Саша Малый. Я там был (Фото: Каяла)
Саша Малый. Я там был / Фото: Каяла

«А я беру банку трехлитровую и туда ее бросаю, и быстро бинтом перемотал. А сверху кучу резинок, чтоб бинты держались. Посмотрел. Все четко. Маме, чтоб не боялась, показал. Поставил под свою кровать. Пошел на «Фантомаса». Отец дежурил по полку…» По сюжету, который все же присутствует в этом своеобразном «романе» с эпохой - работа героя в театре в Киеве, на строительстве в Германии, на сборе яблок для Владимирского и Бессарабского рынков и еще на нескольких экзотических должностях, которые остались далеко позади в царстве советского абсурда. Который, как рукописи и фото близких и знакомых, все-таки горят на вечном огне расхристанной памяти. «Было поздно. Сидело много людей за длинным столом. Пили и шумели. Возле входа елка стояла в игрушках. Я зашел, когда она только разгоралась. Они ничего не заметили, веселясь. Потушили, слава Богу». В целом жизненные рассказы, синкопированные авторским тембром и мастерски выписанными текстами - пожалуй, лучшее из того, что может предложить нам жанр «устной» истории, из которой состоит наша «живая» жизнь.

Сергій Оксеник. Вбивство п’яної піонерки. - Л.: Видавництво Старого Лева, 2018

Сергей Оксеник. Убийство пьяной пионерки (Фото: Видавництво Старого Лева)
Сергей Оксеник. Убийство пьяной пионерки / Фото: Видавництво Старого Лева

Вслед за подзабытой Голой пионеркой - гротескным романом Михаила Кононова, вышедшим в начале нулевых - вышла украинская версия «нашего ответа» постмодернистскому отношению к советской истории. И оказалось, что в данном случае это отнюдь не насмешка из прошлого и не его фантасмагорическая интерпретация, а полный иронии и щемящей ностальгии детективный роман. По сути, в Убийстве пьяной пионерки речь о двойном расследовании преступления, которое ведут и взрослые, и дети. По сюжету, тихое село Варварка становится центром загадочных событий, сплетенных в уголовный клубок, который придется распутывать героям романа. Но за преступлением стоит не только человек, а целая советская система образца 1950-х годов, которая безнадежно погрязла во лжи. Кто же остается по-настоящему честными, то это дети, обреченные постоянно взрослеть в непростом, изменчивом мире взрослых.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Христина Лукащук. Михайло Сорока. - Брустурів: Дискурсус, 2018

Кристина Лукащук. Михаил Сорока (Фото: Брустуров: Дискурсус)
Кристина Лукащук. Михаил Сорока / Фото: Брустуров: Дискурсус

В оформленной автором истории описаны времена, когда для ее юного героя и его родины наступили тяжелые времена - «частина України входила у нову імперію назвою СРСР, а частина належала Польщі». Поэтому, чтобы противостоять полонизации Галичины, возникла Украинская военная организация (УВО), в которую входили в том числе Степан Шухевич, Евгений Коновалец, Юрий Тютюнник, а также герой книги. Параллельно описывается история его любви к будущей жене, также участнице ОУН, осужденной по делу покушения на польского министра. Далее были советские лагеря, где Екатерина стала символом несокрушимости, а Михаил - основал во Владивостоке подпольную ОУН-Север, участвовал в восстании каторжан 1954 года, подавленном танками, и в целом провел полжизни в тюрьмах и концлагерях. Оба встретились еще один-единственный раз во Львове - в общей могиле, как напоминает автор, на Лычаковском кладбище. Война с оккупантами у них была одна на двоих, и это, кроме любви, так же объединяло их жизни - вплоть до самой смерти.

Андрій Цаплієнко. Книга змін. - Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2018

Андрей Цаплиенко. книга перемен (Фото: Клуб Семейного Досуга)
Андрей Цаплиенко. книга перемен / Фото: Клуб Семейного Досуга

В этой книге рассказов речь идет о войне, которая неожиданно пришла в Украину и изменила жизни и сознание миллионов людей. Герои рассказов связаны сложной паутиной личных отношений друг с другом и с автором. Они вместе со всей страной шагают по дороге изменений - от застоя к революции, от Майдана до войны. Истории, которые случаются с героями, кажутся невероятными, но это новая реальность, в которой надо научиться выживать. «В мене виникає цілком ірраціональне відчуття, - говорит герой одного из рассказов, - що війну визначило все наше життя, вся наша офіційна історія, брехлива та плаксива, як розповідь повії. І вся наша неофіційна історія, гучна та сумбурна, як передсмертні крики жертв інквізиції. Як вірш про синє вино на морозній площі. Якби Харон був волонтером, він змінив би свій човен на рефрижератор. Отака наша війна».

Ирина Лобусова. Красная комната. - Х.: Фолио, 2019

Ирина Лобусова. Красная комната (Фото: фолио)
Ирина Лобусова. Красная комната / Фото: фолио

Действие новой книги этого автора, которая уже прославилась своими «одесскими» ретро-романами, в этот раз происходит в большом городе, куда приезжает, переживая любовную драму, талантливая художница, именующая себя Джин. Она устраивается на работу дизайнером в архитектурную фирму и снимает квартиру в старинном доме: ей очень нравится гостиная в красных обоях, которая производит на многих зловещее впечатление. «Джин заметалась по комнате. Детский плач звучал сразу со всех сторон. Она подбежала к стене, которая, по ее мнению, могла соседствовать с той самой квартирой, откуда доносился этот ужасающий вой. Изо всех сил стала колотить кулаком. Словно в насмешку, с какой-то особой издевкой, плач зазвучал еще громче». Так или иначе, но героиня чувствует некоторое родство с этой странной комнатой, и сама она выглядит странно, эпатируя всех зелеными волосами, в том числе руководителя своей фирмы. Которому однажды позвонили из полиции и сообщили, что в коттедже, строительством которого занимается его фирма, обнаружен труп девочки, а рядом - Джин. И это только начало целой вереницы мистических событий и ужасных убийств.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook  

Редактор: Мария Кабаций
Показать ещё новости
Радіо НВ
X