Читаем классику с Анной Завальской

1 февраля 2017, 17:45
У большинства сложилось ошибочное мнение, что Набоков слишком холодный и отталкивающе сложносочиненный, что своих персонажей он описывает так едко и цинично, что попросту невозможно им симпатизировать. Возможно, именно такое стереотипное восприятие помешало многим читателям в полной мере прочувствовать всю завораживающую глубину других произведений автора, тонкий аристократизм письма и эмоциональный интеллект

Для меня Набоков – величайший художник, чья писательская магия мастерски воспроизводит хаос, стирая границы между иллюзией и реальностью. И не важно: читаешь ли ты роман или всего лишь короткий рассказ, в котором каждая фраза взвешена и наполнена совершенной красотой звучания, - ты всегда получаешь гарантированное эстетическое и интеллектуальное наслаждение.

Видео дня

Потому, я, как истинный ценитель Набокова предлагаю вашему вниманию три книги, которые раскроют писателя несколько с неожиданной стороны. Настоятельно рекомендую к прочтению:


Защита Лужина

Потрясающий роман не столько о шахматах, сколько о гении и о муках творчества. Здесь очень точно выкристаллизовывается мысль о том, что искусство – это безумие и одержимость. На самом деле, сам роман и является блестящей шахматной партией между автором и читателем. Чем закончится игра – зависит от вашей впечатлительности и способности сопереживать героям. К слову в знаменитой экранизации романа , где в главных ролях блистали Джон Тортурро и Эмили Уотсон, с текстом Набокова обошлись слишком свободно: например, придумали собственный, довольно мелодраматичный финал.

Справка: "Защита Лужина" — один из наиболее известных романов Владимира Набокова. В основе сюжета лежат события из жизни друга Набокова — Курта фон Барделебена (Curt von Bardeleben), гроссмейстера, который покончил жизнь самоубийством в 1924 году. Несомненно, прототипом Лужина послужил и 4-й чемпион мира по шахматам А. А. Алехин. В романе описана известная шахматная партия Рети — Алехин (Баден-Баден, 1925), причем противника Лужина в романе зовут Турати. В книге использован фирменный прием Набокова — несмотря на то, что герой описан с детства, его имя появляется только в самом конце, когда он уже мёртв.

Весна в Фиальте

Рассказы из сборника - блестящий образец относительно позднего периода творчества Набокова, где раскрывается вся его философская, зрелая и мудрая глубина в такой совершенной форме, что невозможно не восхищаться. Чувственный реализм с оттенками экспрессионизма прослеживается в каждой истории и, возможно, становится своеобразной квинтэссенцией творческого мироощущения, вынашиваемого годами.

Справка: "Весна в Фиальте и другие рассказы" — сборник рассказов Владимира Владимировича Набокова. Сборник включает произведения, написанные до Второй мировой войны и опубликованные преимущественно в русской эмигрантской печати под псевдонимом В. Сирин. Возможность издать их в одной книге представилась только в 1956 году в Издательстве имени Чехова в Нью-Йорке.


Приглашение на казнь

Один из самых необычных и сложных романов Набокова, "поэма в прозе", сюрреалистичное безумие которого долго владело моим сознанием после прочтения. И образ Цинцинната, приговоренного к заключению и казни лишь за то, что посмел быть непрозрачным в мире бесплотных и пустых призраков-людей. И все в этой книге меня пугает и восхищает одновременно!

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Справка: Роман написан на русском языке в берлинский период жизни писателя. Впервые опубликован в парижском журнале "Современные записки" (№№58-60) в 1935—1936 годах. Вышел отдельной книгой в 1938 году в парижском издательстве "Дом книги". Перевод на английский, выполненный под руководством Набокова его сыном Дмитрием, был издан в Нью-Йорке в 1959 году.

Современниками повесть была воспринята как значительное произведение. Было отмечено новаторство в стиле книги: использование приёмов поэтического письма в прозе, изобретение новых слов и неожиданное употребление архаичных и редких.

В статье "О Сирине" (1937) В. Ходасевич писал, что "Приглашение на казнь": есть не что иное, как цепь арабесок, узоров, образов, подчиненных не идейному, а лишь стилистическому единству (что, впрочем, и составляет одну из "идей" произведения).

Показать ещё новости
Радіо НВ
X