Гиперфемининность. Эмили Ратаковски написала колонку о сексуальности и женской идентичности

9 августа 2019, 11:57
Цей матеріал також доступний українською

Модель Эмили Ратаковски написала колонку для Harpers Bazaar. В ней она рассуждает о том, почему каждая женщина заслуживает, чтобы к ней относились с достоинством и уважением, независимо от того, как она представляет себя миру.

«В первый год колледжа в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе я прошла курс по гендерным исследованиям, которым стала одержима. Это было моим первым знакомством с кучей идей, с которыми я никогда не сталкивалась раньше: квир-теория, концепция сексуальности, различие между полом и сексуальностью. В то время я считала себя убежденной феминисткой и записалась в класс, предполагая, что многое узнаю о женской свободе, феминистской риторике и так далее. Я была шокирована тем, как мало понимала в отношении полов, и это заставило меня начать исследовать свою личность как женщины», — начинает свой рассказ Ратаковски.

Видео дня

Модель рассказала, что два года назад отдыхала с подругой, которая представила ее своей партнерше как «гиперженственную». «Это меня как-то сбило с толку, потому что я чувствовала, что ее комментарий был сильным упрощением моей личности. Ее наблюдение удивило меня и заставило меня почувствовать себя неловко, — вспоминает она. — „Иногда я совсем не женственная“, ответила я».

«Позже той ночью я думала о том, что значит быть „femme“ и почему я чувствовала себя обиженной словами моей подруги. Правда в том, подумала я, что мне нравится быть женственной», — пишет Ратаковски.

«Я помню, как это началось в детстве — мне было 13, может даже 12, — и у меня было желание примерить кружевные бюстгальтеры и густой липкий блеск для губ. Это было весело и захватывающе. Я уверена, что большинство моих ранних приключений по исследованию того, что значит быть девочкой, находились под сильным влиянием женоненавистнической культуры. Я также уверена, что многие нынешние мои проявления „сексуальности“, сильно подвержены влиянию мизогинии. Но мне это приятно, и это мой чертов выбор, верно? Разве феминизм — это не выбор?», — далее рассказывает модель.

Ратаковски признается, что «несмотря на многочисленные случаи, когда ее заставляли чувствовать стыд из-за того, что я играла с сексуальностью, мне было приятно играть с моей женской стороной, и так до сих пор». «Мне нравится ощущение своей сексуальности в том смысле, в каком я ее сама ощущаю», — пишет она.

«Так почему я обиделась на слова подруги? Что было негативного в том, чтобы называться „роковой женщиной“? Тогда я поняла, что мое чувство было отчасти из-за тех бесчисленных случаев, когда мужчины и женщины говорили мне, что, если я оденусь определенным образом, меня не будут воспринимать всерьез и даже могут подвергнуть опасности», — рассказывает модель.

«Несмотря на все неудобные замечания и предупреждения, моя „сексуальность“, а порой и чрезмерная женственность превратилась во что-то, что казалось мне силой. …И сегодня, будучи взрослой женщиной, я по-прежнему шокирована тем, как в 2019 году мы смотрим свысока на женщин, которые любят играть с сексуальностью», — пишет Ратаковски.

«Когда меня арестовали в Вашингтоне на протесте против выдвижения Бретта Кавано в Верховный суд, человека, который в своей жизни проявлял огромное неуважение к женщинам, заголовки были не о том, что я протестовала, а о том, какую майку я одела. Даже женщины, которые полностью поддержали цель моего протеста, комментировали отсутствие белья под моей белой майкой. По их мнению, тот факт, что мое тело было видно, каким-то образом дискредитировало меня и мои политические действия. Но почему? Я часто думаю об этом. Почему мы настаиваем на том, чтобы отделить умное и серьезное от сексуального?», — спрашивает она.

«Женщина исторически и мифологически всегда считалась ненадежной, угрожающей, даже опасной. Ева была полна искушения, Медуза могла превратить людей в камень… В нашей культуре мы боимся как женщин, так и врожденной силы, которой обладает женская сексуальность. Женщина становится слишком могущественной и, таким образом, угрожающей, когда она получает силу от принятия своего пола. Поэтому мы настаиваем на пристыжении», — пишет Ратаковски.

«Лично я чувствую себя сильной, когда чувствую себя собой, а иногда чувствовать себя собой означает носить мини-юбку. Иногда это означает носить гигантскую толстовку и свитер. Иногда я чувствую себя особенно сильной и свободной, когда не надеваю бюстгальтер под майкой. … Если я решу побрить свои подмышки или отрастить волосы, это мое дело. Для меня волосы на теле — это еще одна возможность для женщин проявить свою возможность выбирать — выбор, основанный на том, как они хотят себя чувствовать», — добавляет она.

«Сегодня молодых женщин разрывают со всех сторон. В эпоху селфи и социальных сетей они подвержены немедленной обратной связи и критике. Больше чем когда-либо они сомневаются и ставят под сомнение свою идентичность. Единственное, что они могут иметь, это их собственный выбор. … Дайте женщинам возможность быть тем, кем они хотят, и настолько многогранными, насколько они могут быть. Предубеждения, будьте прокляты», — подытоживает Ратаковски.

Редактор: Мария Кабаций

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X