Я была против эмбарго на российские книги. Мне кажется, это популизм. Интервью с директором Основ Даной Павлычко

7 апреля 2018, 14:20

Почему книги стали для украинцев дорогим удовольствием, как привить детям любовь к искусству и что представляет собой украинский рынок после ухода российской литературы

В издательстве Основы продолжают работу над красочной серией Awesome Ukraine — англоязычными справочниками о разных украинских городах, которые представляют нашу страну с неожиданной стороны. Без пафоса, но с иронией и здравым патриотизмом.
Директор издательства Дана Павлычко рассказывает, чем особенна эта серия книг, а также рассуждает о том, любят ли украинцы читать и почему в школьной программе по литературе — только одни страдания.

Видео дня

- Сколько книг вошло в серию Awesome Ukraine?

- Эту серию мы создали в 2012 году совместно с Анной Копыловой. Сейчас в ней — пять книг. Львов, Одесса, Киев и Awesome Ukraine, также работаем над книгой про Днипро, на сайте она уже доступна для предзаказа. Летом должен выйти Awesome Харьков.

Мы уже продали больше 40 тыс экземпляров — для украинского рынка это очень много, это колоссальная цифра для страны, где редко покупают книги и где совсем мало книжных магазинов.
Чем эти издания отличаются от других путеводителей?

Книги на английском языке. Они абсолютно не похожи ни на что другое. Это не совсем гид, не совсем путеводитель — это ироничный словарь о том, что мы любим в стране или о том, что нам интересно в городе. Каждый разворот — тема, посвященная еде, местам, спорту или чему-то другому.

- Кто это покупает?

- В основном, украинский бизнес покупает в подарок для иностранных гостей. По сути, интеллектуально продукта такого рода про Украину больше нет. Ведь часто люди дарят шоколад, водку, какие-то странные сувениры.

- Раньше Украина прочно ассоциировалась с фамилиями Кличко и Шевченко, потом, например, с Евровидением, когда победила Руслана... В основном, этот набор символов, по которым нашу страну узнавали за границей, всегда был довольно ограничен. С чем сейчас ассоциируется наша страна?

- Кличко и Шевченко — оба Шевченка, есть и в наших книгах. Помимо этого — куча другого.

Про Украину за границей почти ничего не знают. У нас очень плохая репутация. Можно сказать, что мы выполняем миссию государства, занимаемся культурной дипломатией, работаем над улучшением репутации. Мы создаем новый, свежий образ Украины. Нам есть чем гордиться. Например, в книге о Киеве упоминаются киевская перепичка и клуб Closer — как современное достояние общественности, как место, куда приезжают люди со всего мира, чтобы послушать определенную музыку, чтобы просто побыть там. Мне кажется, что даже в Украине не все знают, что это за клуб.

Нашей стране нужно прекратить создавать только что-то одно из двух — или шароварщину, или очень неинтересный образ для Украины. Такой, где говорится, что у нас есть дороги, горы, моря, есть образованные люди. Мы отличаемся тем, что у нас очень много странного, много эксцентричного. Мы — постсоветская страна, в нас бушует эта странная постсоветская эстетика. Нам есть чем привлечь внимание иностранцев.

- По какому принципу отбираются символы для каждой книги в серии?

- Во-первых, у нас есть разделы: еда, спорт, технологии и так далее. И мы выбираем что-то, что мы считаем важным, что вошло в историю, что смешно, иронично, интересно. Что отличает наш город от других городов Европы.

- С кем-то из местных жителей консультируетесь?

- Конечно. Когда-то нас работало трое: я, Аня и наш графический дизайнер. Теперь над каждой книгой трудится человек пятнадцать. Это иллюстраторы, дизайнеры, ресерчеры, авторы, переводчики — для нас, например, очень важно, чтобы книга имела идеальное англоязычное звучание.

- Вы упоминали о том, что у нас мало читают. Мне же кажется, что среди молодых людей сейчас снова становится модно читать. Как на самом деле?

- Возможно, аудитория вашего издания, ваш круг общения, мой круг общения — это действительно те, для кого читать — модно, но если брать ситуацию по Украине в целом, то читают сейчас очень мало. Книг у людей дома нет, я редко вижу людей с книгами в кафе, на улицах, редко вижу книжную рекламу. И книжный бизнес в этих условиях — бизнес довольно сложный.

У нас очень мало книжных магазинов, если соотносить с размерами населения Украины. Но ситуация немного улучшается, на книжном рынке есть бум. Это очень хорошо. Однако в общем все довольно плачевно и сложно. Мы в такой точке, где действительно нужно, чтобы государство вмешивалось в процесс.

- Каким образом? Финансово?

- В первую очередь, нужно создавать условия для развития книжного рынка. Это очень сложно, учитывая уровень коррупции в государстве на всех уровнях, который присутствует до сих пор.

- Сложно ли молодому автору заявить о себе?

- Очень сложно. Издательств очень мало, увы, Авторы могут писать художественные произведения, могут заниматься научной литературой, еще чем-то, и часто просто не могут найти издательство, которое их напечатает. А если находят, то условия не очень комфортные: маленький тираж, низкий гонорар…

- В других сферах, например, музыканты или артисты, если не находят себя в Украине, вынуждены уезжать за границу. А что делать в таких случаях авторам?

- Выход на иностранный рынок — сложный процесс, потому как там большая конкуренция. Стать известным в другой стране, не будучи известным здесь — нелегко.

В интернете публиковаться — тоже не выход, так как сила издательства в том, чтобы провести селекцию, хороший автор или плохой. Также издательство помогает авторам доработать их произведения. Это редакция, корректура, дизайн, подача, маркетинг — это коллаборация автора и целой кучи профессионалов.

- Можно ли утверждать, что электронные книги сегодня затмевают печатные? Сказывается ли это как-то на вашей работе?

- Мы — уникальное издательство, у нас книги с уникальным контентом, который мы сами делаем. Это искусство, фотография, детские книги и так далее. Это та литература, которую хочется держать в руках, листать именно печатные версии.

Что касается электронных книг, то мировые тенденции показывают: этот вид ни в коем случае не будет вытеснять печатные книги. Это два разных направления. Даже печатная литература бывает разная — в твердом переплете, в мягком…
Люди читают и так, и так. И я тоже читаю и так, и так. Не все книги могут быть в обоих форматах. Некоторые, например, детские книги, могут быть только в одном варианте — печатном.

- Готовы ли люди платить за электронный контент?

- Если говорить конкретно про Украину, то украинцы не привыкли оплачивать книги. Они привыкли воровать контент. Люди не готовы платить. Этой культуры нет.

Неудобно покупать книги и потому, что у нас нет платформы для этого. Покупать электронные книги удобно на Kindle через Amazon или Yakaboo, а Pocketbook для меня — неудобный. Ну и, конечно же, книги — дорогое удовольствие для людей сегодня.
Недавно была неприятная история с издательством Наш Формат, книги которого бесплатно распространяли в электронном варианте через один из крупных телеграм-каналов. Но даже после скандала такие каналы все равно продолжают существовать.

Читать с детьми — очень важно. Нужно показывать детям, что чтение — часть семейной традиции, часть семейной культуры, тогда они сами будут привыкать к тому, что книга — это нормально.

Эта ситуация очень показательная. Даже не с той точки зрения, что люди выкладывали ворованный контент, а потому что люди, стоявшие за этим каналом и те, кто их защищали, очень агрессивно доказывали, что они имеют право воровать этот контент и распространять его бесплатно.

Это очень грустно, ведь такие издательства как Наш Формат делают колоссальную работу, вкладывают сумасшедшие силы и ресурсы в то, чтобы развивать эту сферу, они занимаются культурной политикой в Украине. И, по идее, они ведь должны на этом зарабатывать какие-то пристойные деньги.

- Есть ли у вас сейчас какой-то дальновидный план для развития издательства Основы?

- Мы поняли, что сила Основ — в уникальном контенте, уникальном продукте. Это те книги, которые делаем только мы. Это и серия Awesome Ukraine, и украинская классика, которую мы иллюстрируем, и альтернативная школьная программа, и наши книги по искусству, например, фотоальбом про украинскую советскую мозаику, и детские книги. И мы будем работать в этом направлении. Будем также работать с англоязычным контентом, чтобы это читали не только в Украине.

- Вы упомянули о школьной программе. К сожалению, школьная программа по украинской литературе у нас такая, что просто хочется сесть и заплакать. Всюду сложности и непроглядная тоска, главный герой не выдержал тяжкой судьбы и умер... Почему так получается?

- Увы, люди, которые создают школьную программу, из какого-то другого мира. Здесь плохо все: от выбора произведений до того, как подается литература в хронологическом порядке, как она преподается. Детей не учат думать свободно, задавать вопросы, хорошо писать. Им навязываются шаблоны, эти шаблоны нужно зубрить.

Конкретно в ситуации с украинской литературой у многих благодаря школе складывается впечатление, что литература — вся лишь о селянах, которые страдали на панщине, и это ужасный стереотип, с которым потом трудно бороться. Мы видим свою миссию в том, чтобы менять имидж украинской литературы. Показывать, что она классная, интересная, что существуют произведения другого разряда.

Но систему образования нужно менять. Дети должны любить украинскую литературу. Они должны интересоваться ею. Это просто, это — возможно. Нужно только все перекомпоновать.

- Продолжая беседу об образовании: я училась на специальности Издательское дело и редактирование в Институте журналистики и поняла, что с высшим образованием по этому профилю у нас очень плохо.

- Это да.

- Очень мало молодых преподавателей, которые следят за тенденциями и идут в ногу со временем. Они есть, но их меньшинство.

- А почему эти люди должны работать идти в университет? Старые преподаватели-коррупционеры просто будут вставлять им палки в колеса. У них не будет возможности нормально работать, не говоря уже о маленькой зарплате. Но и суть-то не всегда в зарплате. Ты просто не можешь творить какие-то изменения в таких условиях.

Мне кажется, что украинцы должны лоббировать изменения в образовании — и в среднем, и в высшем, потому что это — ключ к тому, чтобы изменить страну. Я нахожусь на грани отчаяния, потому как, заглядывая в будущее, ищу тех кандидатов на следующие выборы, которые отстаивают для себя приоритет изменить образование.

- А у нас такие есть? Для которых это действительно цель, а не просто обещание в красивой предвыборной программе?

- Будем смотреть. Не все даже пишут это в красивой предвыборной программе.

- Вы говорили, что один из важных сегментов в Основах — это качественная детская литература. Как вы продвигаете ее в широкие массы? Ведь многие родители, к сожалению, сегодня вместо хорошей детской книги предпочтут включить ребенку какой-то глуповатый мультик, чтобы быстро отвлечь его внимание.

- Наш маркетинг издательства — это, в принципе, и есть пропаганда качественной литературы. За нами в соцсетях следят дети, подростки, и нам это очень приятно. Мы видим, что что-то делаем, что меняем мнение детей. Рассказываем им, что книги — это классно.

Наш книжный детский контент направлен на искусство. Сейчас, например, мы делаем совместный проект с Национальным художественным музеем активити-бук для деток от пяти лет, которые будут познавать музеи через эту книгу. Мне кажется, это важная пропаганда украинской культуры и украинского искусства.

Конечно, хотелось бы, чтобы родители чаще читали со своими детьми, чтобы брали книги в кафе, на прогулку, в поездки и давали ребенку их вместо планшета или смартфона. Да, это легкий способ утихомирить ребенка, но не заниматься им. Читать с детьми — очень важно. Нужно показывать детям, что чтение — часть семейной традиции, часть семейной культуры, тогда они сами будут привыкать к тому, что книга — это нормально.

- Как вы относитесь к тому, что с украинского книжного рынка ушли российские издательства? Что пришло на замену этому сегменту?

- Я была против эмбарго на российские книги. Мне кажется, это популизм. Сейчас многие книги невозможно чем-то заменить. Это очень сложно — создать определенную литературу за год, за два, за три. У нас нет на это кадров, например. Мы не можем покрыть все потребности рынка теми книгами, которые выпускают в украинских издательствах. Есть целые ниши, которые на нашем рынке отсутствуют — читатель остался без книг.

- Что это за ниши?

- Например, научная литература, профессиональная, нишевая и так далее. Это очень большой сегмент. Даже детской литературы очень не хватает. Мне кажется, должно пройти много лет, чтобы мы смогли заменить эти направления украиноязычной литературой. В некоторых случаях, думаю, даже десятки лет. Англоязычной литературой мы тоже не можем все заменить, ведь многие на английском вообще не читают.

- Считаете ли вы целесообразным переводить русскую литературу на украинский язык?

- Почему бы и нет? Думаю, что можно делать переводы на украинский с любого языка. Если есть издательства, которые видят в этом потенциал, это очень круто. Есть издательства, которые переводят русскую классику, например. Другой вопрос — у нас люди одинаково читают и на русском, и на украинском.

- Насколько раздут в этом смысле языковой вопрос? В смысле, действительно ли так принципиально сейчас отказываться от русскоязычного контента в пользу украиноязычного?

- Языковой вопрос в стране раздули, чтобы разъединять нас, ссорить и ругать между собой.

Украинский язык — государственный, и да, нужно создавать условия для его развития. Но также у нас одинаково говорят и на украинском, и на русском. И вот на этом — конец языкового вопроса.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X