Не надо фотошопить мое лицо. Блог Юлии Поповой

18 июля 2017, 19:07
Представьте, что из 20 фотографий мероприятия, в котором вы принимали участие, не выложили ни одной с вами. Представьте, что это повторилось 40 раз за год

«Был бы мальчик, я бы так и оставила. Но девочке так жить нельзя - замуж не выйдет». «Это не болезнь, это особенность. Однако, по протоколу, оперировать надо, поэтому будем».

Видео дня

(Слова врачей на различных этапах моей жизни)

Мое лицо - моя гордость. Хотя оно принесло мне много физической боли из-за четырех ненужных операций и склерозирования, оно научило меня бороться. «Это ложь, я найду работу! Это ложь, у меня есть и будут друзья! Это ложь, у меня будут отношения, если я захочу!» - с самого раннего возраста я научилась отрицать то, в чем меня убеждало общество и бросать вызов «объективной реальности».

На первом году жизни мне диагностировали микрокистозную лимфатическую мальформацию лица. На самом деле, диагноз поставили другой, неверный. Лечили неподходящими методами. Но об этом я узнала уже в 20 лет, когда выучила английский, прочитала всю доступную англоязычную литературу и встретилась с ведущим европейским специалистом по этому виду опухолей. Тогда я узнала, что микрокистозные опухоли лечат вакциной, а не операциями, но и этот вид лечения помогает лишь 7% пациентов. В общем микрокистозную мальформацию считают вариацией нормы и не трогают.

Однако в 1987 году об этом или не знали, или не хотели знать. В детстве мне сделали четыре сложные операции на лице, ни одна из которых не дала никакого видимого результата, ежегодно вырывая меня из обучения и социальной жизни на два-три месяца. Каждый раз мою семью настойчиво убеждали делать эти операции, несмотря на отсутствие успеха, каждый раз обещая, что вот эта операция уже точно решит вопрос. Стоит ли добавлять, что эти операции стоили большие суммы в долларах, которые лишали семью и так дефицитных в начале 90-х ресурсов?

Часто моей маме добавляли: «Если бы был мальчик, я бы так и оставила, но это же девочка, ей так жить нельзя». Хотя даже самый «авторитетный» челюстно-лицевой хирург в Киеве как-то обмолвился: «Да это даже не болезнь, это особенность. Но оперировать надо! Потому что так пишут в медицинской энциклопедии», что и продемонстрировал в энциклопедии конца 50-х. Я принесла ему распечатки статей на английском, в котором говорилось об успешных экспериментах с новой вакциной пицибанил, однако он и смотреть их не стал. А английский, конечно, не знал (при этом учил много иностранных студентов).

Когда вы фотошопите мое лицо, вы стираете мою историю, которая сделала меня той, кем я есть. Вы преуменьшаете мои достижения

Таким образом, несмотря на неуспех дорогостоящего лечения, моя семья, как и семьи тысяч людей с подобными случаями, продолжали надеяться и класть детей на операционный стол исходя только из одного рассуждения - внешнего вида. Эта лихорадка усиливалась гендерными стереотипами, советами «добрых родственниц» и знакомых: «Надо делать все возможное, мы соберем деньги со всеми родственниками до Сибири! Так она не выйдет замуж и будет всю жизнь одинокой! На девочек все смотрят, как ей так жить?»

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

То есть все мое окружение ориентировало меня на изменение лица любыми средствами, и никогда - на принятие. Невозможно было найти поддержку и от людей с такими же проблемами, не было никаких ролевых моделей. До боди-позитива и открытия интерсекционного феминизма было еще далеко.

Я видела людей с такими особенностями, как у меня, только в больницах. Там нас не учили поддерживать друг друга, там нас учили, что нас надо изменить любыми средствами, даже если от оперативного вмешательства парализует половину лица или совсем испортится здоровье. Фактически, за всю свою жизнь я не поговорила с одним человеком с таким же особенностью как у меня и почему-то чувствовала странный стыд, если пересекалась с ними в коридорах больницы. Они также были здесь для того, чтобы избавиться от своей стигмы, им также было стыдно перед обществом, что они «такие». И я никогда не видела людей с лимфатическими мальформациями в публичном поле, и была убеждена, что они либо избавляются от своих опухолей, или сидят безвылазно дома, пряча свои лица.

Людей с лицевым отличием - этот термин используется австралийскими правозащитниками/-цами, и он довольно удачен - стараются не показывать, так же, как не показывают людей с инвалидностью и любыми другими особенностями. Они очень слабо представлены в публичном поле и медиа, и я это очень сильно ощутила на себе, ведь моя деятельность предполагает публичность.

Представьте, что из 20 фотографий мероприятия, в котором вы принимали участие, не выложили ни одной фотографии с вами. Представьте, что это повторилось 40 раз в год. Представьте, вы в первом ряду мероприятия, и оно в вашу честь также, а на фото и видео - сугубо красивые девушки, которые сидели рядом, и ваши обрезанные пол-лица. Какие ощущения? У меня очень много историй о том, как я приходила на эфир и слышала, что мое лицо - это проблема: «Если «это» временно, давайте перенесем, пока пройдет, если постоянно - давайте подумаем об одном каком-то ракурсе, с которого «это не видно». Сталкивалась я и со случаями, когда мои фото для публичного использования фотошопили до полной неузнаваемости без моего разрешения, полностью убирая мое лицевое отличие.

Все это дает очень четкий посыл: выходить в публичное поле, показываться людям с лицевым отличием нельзя.

Также очень часто я замечаю, что организаторы мероприятий бессознательно выбирают самых красивых людей для представления мероприятия на своей странице. А если вашего фото нельзя избежать, фотошопят его до идеальной картинки. Это усиливает представление, что ценны только максимально приближенные к идеалу красоты люди. Лично для меня, фотограф - очень болезненная фигура. Потому что слишком часто наблюдаю, как они медленно двигают объективом в поисках самых красивых людей среди аудитории, на секунду останавливаются на мне и с выражением разочарования ведут объективом дальше. Затем выкладывают фото и уже в сотый раз я или в левый профиль, или меня нет.

Это довольно типичный лукизм, но почему это так плохо? Потому что мы живем во все более медийном мире, мы узнаем о возможностях, профессиях и идеях из медиа. Поэтому меня огорчает, что какая-то маленькая девочка с лицевым отличием не сможет увидеть взрослого человека с лицевым отличием и тыкнуть в фото или видео своей «доброй» тете: «Смотри! Если она нашла работу, если ее показывают по телевидению, то и я смогу сделать все, что захочу! А ты врешь!».

Так что нас всегда фотошопят, вырезают и избегают, в обществе укоренен шаблон, что публичным может быть человек только определенного телесного канона. Также, поскольку общество чрезвычайно редко видит людей с лицевым отличием или любыми другими особенностями, оно не имеет возможности привыкнуть к этим особенностям, а следовательно - не имеет возможности перестать инаковать и дискриминировать. Все начинается с репрезентации.

Моя любимая бабушка как-то сказала: «Твоя самая большая трагедия в том, что тебе больше всего подошла бы публичная профессия из-за твоей харизматичности, экстраверсии и любви к разговорам. Однако, ты же понимаешь, что это не для тебя, этим ты не сможешь заняться».

Бабушка, спасибо, что ты поддерживала меня как могла, но ты ошибалась относительно меня. И я докажу, что ты ошибалась в отношении всех нас.

Поэтому, когда вы фотошопите мое лицо, вы стираете мою историю, которая сделала меня той, кем я есть. Вы преуменьшаете мои достижения. Ведь чтобы быть там, где я сейчас, мне необходимо было прилагать втрое больше усилий, отрицать реальность и идти вопреки стереотипам.

Когда вы вырезаете меня из фото, перечеркиваете мое присутствие, фотошопите мое лицо, вы показываете мне и всем остальным людям с отличающимися лицами, что нас не должно быть, что на тех, кем мы есть, не стоит смотреть.

Но мы там, где мы хотим быть, и мы гордимся быть теми, кем мы есть.

Текст публикуется с разрешения автора и редакции.
Впервые опубликовано на genderindetail.org.ua

Больше мнений здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X