Пять книг о том, во что трудно поверить. Литературный гид писателя

2 февраля 2018, 18:05

Удивить чем-то в эпоху виртуальной реальности сегодня способна только литература, в которой, собственно, и рождались все техногенные революции нового времени.

Именно упоминанием о том, как оно было, а могло быть - от футуристических 1920-х до соцреалистических 1970-х - удивляют авторы этих книг. Неужели в этом мире возможны еще более невероятные сценарии, или речь только о параллельных мирах?

Видео дня

Украинский писатель Игорь Бондарь-Терещенко собрал для НВ STYLE пять книг о том, во что трудно поверить.

Дж. Г. Баллард. Люди міленіуму. – Х.: Фабула, 2017

Поверить главному герою этого остросоциального и психологического детектива в том, что он, как представитель среднего класса, станет участником тайной организации, сначала было просто невозможно. Как и в то, что такие революции, одна из которых произошла его в жизни, вообще когда-нибудь бывали. С одной стороны, анархические выступления, демонстрация, отряды полиции хорошо знакомые по истории социального сопротивления, но речь о Лондоне, где все это возможно лишь в качестве панацеи от скуки и офисной рутины. Только когда трагедия касается жизни самого героя, его жена погибает, он начинает заниматься расследованием, участвуя в бунте. Впрочем, в конце романа он уже сам не может толком объяснить спутнице, для чего был весь этот бунт. Неужели для того, чтобы на какое-то короткое время на территории государственного террора, бюрократического произвола и полицейского надзора была создана уникальная республика - то в стиле утопического «Города Солнца» Кампанеллы, а в духе коммуны хиппи в знаменитые 1960-е. В любом случае слова о несбывшейся мечте «солнца без теней» в финале романа прозвучали.

Юрій Винничук. Лютеція. – Х.: Фоліо, 2017

Труднее всего было поверить в истинную суть событий участникам большой авантюры, описанной в романе талантливого львовского мистификатора. С одной стороны, это история любовных приключений Дон Жуана 1840-х годов, известного поэта-ловеласа Ивана Вагилевича. Эротика, детектив, юмор. По сюжету, местный богатый граф, пригрел бедного поэта, ввел его в высший свет, свел с выдуманной красавицей, для которой он писал стихи, письма и жил мечтой о встрече. Но кто мог подумать, что параллельный мир существует, так же, как Лютеция, которая пренадлежит к Вестникам, которые приносят вести о Великой Битве, что проходит в невидимом пространстве. С другой стороны, это история самого автора, его сопротивление советской системе, письмо «в стол», выживания в душной атмосфере 1980-х годов в Украине.

Олександр Ірванець. Харків 1938. - К.: Laurus, 2017

Удивляет в замысле этого романа то, что не дает покоя нашим авторам бурная эпоха 1920-х, которая сформировалась в темные времена репрессий следующего десятилетия. По сюжету романа, все как бы случилось иначе, победила УНР, на ее месте возникла та же советская республика, но во главе с известным лидером ОУН Евгением Коновальцем. Так же удивляет при этом живучесть идей львовской группы «Бу-Ба-Бу», чья эстетика бурлеска-буффонады-балагана бурлит также в этом романе - на литературный карнавал в столичный Харьков на юбилей республики в 1938 году приезжают писатели, политики, шпионы, террористы. Двадцатилетие независимости - большая дата в жизни «нашей юной, нежной, быстрокрылой республики», как писали о советской Украине футуристы, но на самом деле историческая память гораздо короче. На самом деле, такой же сценарий развития событий существовал в 1940-х годах, когда во времени Второй мировой войны, правителем Украины должен был стать известный писатель Виктор Петров (Домонтович), но судьбе суждено, чтобы история развивалась по другому, не по «карнавальному», и тем более не по «литературному» плану.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Ольга Деркачова. Дім Терези. – Брустурів: Дискурсус, 2018

Профессию героиня этого лирического романа выбрала более чем странную. Точнее, вынуждена была согласиться с ней, пока длился период примирения с действительностью после смерти близкого человека. Когда немного все развеялось, выяснилось, что психологической поддержки требует много людей, которые стали обращаться к главной героине. Экзотичность новой специальности (после основной, филологической, из-за чего в романе много лирики, поэзии, рефлексии) оправдана запущенной болезнью социума - одиночеством, страхом, унынием. Люди требуют объятий, сострадания, душевного разговора. И когда в жизни героини появляется этот самый новый Дом, в котором можно собрать таких же потерянных в жизни, потребность помогать другим, превращается в работу. С которой пришла и новая любовь. «Как ты додумалась до этого? - К объятиям? - переспросила Тереза. - Да. И кто придумал такое название профессии - "обнимайка"? - Сама появилась. А началось так: я приехала в этот город, дала объявление, позвонил первый клиент. Женщина... Мне говорили, что мои объятия успокаивают. - Я бы так не сказал, - улыбнулся Сергей, вспомнив прошлую ночь. - Да я же не о таких объятия, - оборвала его Тереза ​​».

Даша Вернова. Вовк Собаця. – Х.: Фоліо, 2018

Удивить в этой книге может даже не то, как герой рассказов известной художницы, который жил в пространстве Живого Журнала, понравился взрослым и детям, а его история. Удивляет то, как его оригинальность обусловлена ​​традиционностью образа. Во-первых, это известный персонаж сказки, такой же Волк, который пришел в село искать друзей, а остался работать собакой. Во-вторых, добрый Волк в этой книге текстов и рисунков иногда напоминает Лиса - то Мыкыту, а ты Рейнеке - он мудрый, причудливый, игривый. Это волк по кличке "Собаця". «Однажды он ушел из своей стаи и начал жить один. Он не похож на других волков - своих братьев и сестер, в отличие, от них он не хочет ни на кого охотиться, ничего отбирать у слабых и входить в историю как самый бесстрашный и строгий волк в мире. Волк Собаця добрый и умный. Он любит читать, дружит с другими зверями, защищает слабых и мечтает сделать этот мир прекраснее и добрее. Жаль только, что об этом нашем большом мир он знает пока в основном только из книг».

Читайте также: Пять книг, в которых добро не всегда побеждает зло

Показать ещё новости
Радіо НВ
X