Интервью с легендой. 85-летняя кинозвезда Ада Роговцева — о жизни во время большой войны и кошмарах своего военного детства

13 августа, 08:47
Эксклюзив НВ
Держаться вместе: на этой войне нет тех, кто не может помогать, считает герой Украины, уважаемая актриса театра и кино Ада Роговцева (Фото:УНИАН)

Держаться вместе: на этой войне нет тех, кто не может помогать, считает герой Украины, уважаемая актриса театра и кино Ада Роговцева (Фото:УНИАН)

Знаменитая актриса Ада Роговцева рассказывает, как готовила еду защитникам Киева, когда враг подходил к столице, как сейчас часто ездит по стране, чтобы поддержать украинских бойцов и о том, что «боится за тех, кому еще жить и жить».

Для разговора с НВ Ада Роговцева, одна из самых уважаемых актрис Украины, включается из своего дома под Киевом. Там, после бегства оккупантов прочь от столицы, она проводит время, свободное от поездок по Украине и волонтерства.

Видео дня

В июле Роговцевой исполнилось 85 лет. Их она встретила, как и хотела — на сцене. В течение последних двух месяцев актриса путешествует по Украине, презентуя новый документальный фильм Ветер с Востока. Это фильм о нынешней украинской войне за независимость, цель которого — напомнить, что война для Украины началась еще восемь лет назад, и цена ее уже тогда была и есть высокой.

Для Роговцевой это уже вторая большая война за ее жизнь, и сегодня она многое делает для победы. Актриса рассказывает, как в первый месяц масштабного вторжения ее киевская квартира превратилась в место, где защитники Киева могли постирать вещи, отдохнуть и поесть. Все последующие месяцы, как и восемь лет до того, она путешествует по стране, вдохновляя соотечественников своими мыслями и верой.

Сегодня вклад каждого из нас в победу важен, утверждает актриса в разговоре с НВ.

— Вы еще ребенком пережили Вторую мировую войну, теперь вы переживаете войну России против Украины. Каким опытом это стало для вас?

— Те, кто пережил Вторую мировую войну, представить не могли, что люди когда-нибудь будут переживать то, что мы пережили в те годы. И хотя война тогда была совсем другой, так же как и сейчас — повсюду падали бомбы, мы были в оккупации, некоторое время у нас в доме стояли немцы, и все ужасы, которые только возможны, выпали на долю моей семьи. За огородом у нас был концлагерь для наших военнопленных, там было страшно — говорили, что люди даже ели внутренности умерших. Так что мое детство проходило среди того, что кого-то удавалось спасать из того концлагеря, а эти спасенные часто умирали у нас на печи, а мы пытались лечить их раны, спасать, выгребали червей, засыпали золой, вот и всех лекарств было… Но некоторые из тех людей, они выжили и уже после войны приходили к нам, благодарили за жизнь. Я тогда поняла, что даже твоя маленькая помощь, все, что ты можешь делать, ты должен сделать, потому что это иногда спасает человеку жизнь. Сейчас я бью в набат, что мы все должны быть мобилизованы, каждый на своем месте, где бы его не застала судьба: за столом, где он ест, в постели, где он спит, он должен прийти на помощь. И вообще, и к отдельному человеку, который нуждается в помощи.

Та война тоже была страшной, но страшнее было послевоенное время. Закончилась война, и начался голод, психические проявления у людей, переживших все это, потому что здоровых не осталось после войны, пока оно как-то уравновесилось, то я и стала совсем взрослая.

Я пережила одну войну, а сейчас переживаю другую. Я пережила Чернобыль, а сейчас стреляют по Энергодару. Так что говорить о моей жизни и моей судьбе и о том, чего я боюсь? Боюсь я за тех, кто моложе меня, кому еще жить и жить.

— За последние десять лет украинцы вернули себе многое из своей исторической памяти. Сейчас люди понимают, что эту войну нужно завершить победой над Россией, иначе нашим детям придется ее продолжить. Мы возвращаем себе знание об Украине и украинской культуре, и вот вопрос: какой была украинская культура, как проступала изнутри, когда о ней в советское время говорить было не очень-то и можно?

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X