«Я залишаюсь». Мешканці Києва, які після початку війни вирішили залишитися в місті — історія дизайнерки головних уборів Марти Холод

17 березня, 08:42
Я залишаюсь (Фото:instagram.com/martaholod/)

Я залишаюсь (Фото:instagram.com/martaholod/)

«Я ніколи не плакала від страху, а лише через гордість за свій народ». Марта Холод, дизайнерка головних уборів — про перші дні війни та радощі військового життя.

Марта Холод

дизайнерка головних уборів

Мне было 20 лет, когда я впервые приехала в Киев. Это была рабочая поездка, ехала с группой моделей. Я помню, что поезд в город въезжал через Днепр, и в окно я увидела Родину-мать, купола Лавры. Это была любовь с первого взгляда, и я подумала, что хотела бы здесь жить. Спустя 7 лет осуществила эту мечту.

Відео дня

Я переехала в Киев за месяц до Оранжевой революции. В одной руке у меня был чемодан, в другой — швейная машинка. Город встретил меня прекрасно. Здесь я стала востребованной, мои шляпы начали носить звезды украинского шоу-бизнеса, например, Катя Осадчая.

Я родом из Харькова. Мои родители решили оставаться там. Теперь я каждый день просыпаюсь в 5 утра. Сразу созваниваюсь с родителями. С нетерпением жду момента, чтобы узнать, как они.

Я хочу выйти из дома и пойти куда глаза глядят по спокойным улицам. Киев прекрасен тем, какой он разный, и спокойный, и динамичный. В каждом уголке можно найти то, что хочется в определенный момент. Я бы прогулялась по Мариинскому парку, посмотрела бы на панораму города, которая оттуда открывается.

Я до последнего была очень оптимистично настроена в отношении того, что войны не будет. Если бы накануне войны ко мне не приехал брал со своей девушкой, я бы 24 февраля спокойно встала, позавтракала и стала бы заниматься творчеством. Часам к 12 я бы открыла Facebook и просто обалдела бы. В тот момент взрывы у нас были ещё не слышны. Именно они сообщили мне о начале войны.

Я сразу поняла, что паниковать нельзя, что нужно собраться с мыслями. Мой мозг отказывался верить в то, что это произошло. Первое, что я сделала — позвонила в сервис по доставке воды, которая как раз закончилась. Мне ответили, что в связи с ситуацией развозка воды приостановлена на неопределенное время. И тут я поняла, что это надолго. Как и все, мы отправились в магазин, затем в банкомат. Когда мы стояли в очереди, в небе с шумом что-то пролетело. Это был страшный гул. Люди прижались к стене и подняли головы. День был пасмурный, и было не понятно, что это.

Я никогда не плакала от страха, а только из-за гордости за свой народ. Я даже не думала, что мы на это способны. Каждый раз, когда вижу, как люди выходят на площади перед оккупантами или несут на руках своих собак и другие трогательные моменты, не могу сдержать слёзы.

Я заняла себя всякими делами. Заклеила окна скотчем. Скотчем, который предназначался для отправки посылок клиентам. Потом поделилась этим дефицитным товаром с соседями. Я складывала шляпы в коробки. Это бесполезное механическое действие успокаивало… А мой брат и его девушка в это время бесконечно листали новости, у них был жуткий стресс. Я находила в себе силы шутить. Но переживала, что у меня накопится подавленный стресс, и боялась минуты, когда выйду из себя, поэтому постоянно находила себе занятия, чтобы отвлекаться.

Мы начали учиться жить в условиях войны, как страшно это ни звучит. Я приняла решение вплетать в военную жизнь какие-то мирные привычки. Нужно цепляться за мирную реальность, чтобы психика могла справиться с нагрузкой. Поэтому, во-первых, я слежу за своим внешним видом и гигиеной. Не могу быть неопрятно одетой или не умываться по утрам. А во-вторых, уже готова вернуться к работе. Ушло состояние безысходности. И мои клиенты, оказывается, очень этого ждут.

Одна клиентка написала, что давно хотела заказать у меня шляпку, все время оттягивала этот момент, было не время. Сказала, что очень об этом жалеет, и первое, что сделает, когда закончится война, закажет у меня эту шляпку.

Другая клиентка написала, что уезжает, и в одной из коробок из-под моих шляп везет черепашку. Я ответила, что черепашка точно в безопасности.

Мои подписчики благодарят за позитивный контент и настрой, который я проецирую. Но я тоже не сразу к этому пришла. Помню, как получила очередное сообщение о том, что именно сегодня Киев будут бомбить. Мало того, что я сама спала в ванной комнате на полу, я еще и додумалась поделиться этим в сторис. Моя подруга написала: «Не нагоняй панику!» И я вдруг осознала, что и себя загнала в состояние страха, и другим людям дала такой посыл. С тех пор будто переключилась.

Решение остаться я приняла интуитивно. Мой друг написал: «Собирай вещи, нужно уезжать! Я найду человека, который тебя отвезет». В тот же день мне позвонила подруга из Германии, сказала, что они меня ждут, помогут с документами, что мой талант нужно спасать. Я уже собрала вещи, но потом вдруг решила остаться. И мне стало так спокойно на душе! Так хорошо! Я поняла, что это правильное решение. Но я не могу убеждать в этом других.

Сейчас каждый принимает судьбоносные решения. Найти безопасное место трудно, где бы ни был. Главное — никого не осуждать. Мы сейчас в страхе и неразберихе можем неправильно интерпретировать поступки других людей.

Мне постоянно пишут, что в Киеве оставаться опасно. Я прошу вас, не нужно этого делать. Я осознаю свое решение.

Первое, что сделаю, когда закончится война, — хорошенько высплюсь. Сейчас я прислушиваюсь к любым звукам. Что это, откуда это… это всего лишь хлопнула дверь. А как приятно приятно слышать, что за стенкой кашляет сосед! Понимаешь, что ты не одна.

Ко мне недавно зашел знакомый, родом из западной Украины. Я удивилась, что он остается в Киеве, ведь у него там родня, есть где пожить. А он мне говорит: «Я верю, что все будет хорошо!» И я верю. Надеюсь, это не преступный оптимизм.

Редактор: Кіра Гіржева
Показати ще новини
Радіо НВ
X