Солнце в синих небесах. Чем встречает украинских туристов столица Непала

8 января 2020, 21:00

Столица Непала Катманду напоминает старый Ханой. Узкие улочки без тротуаров чаще выложены камнем, иногда заасфальтированы, все в ямах и залиты дождем, рассказывает НВ побывавший там преподаватель Эдинбургской бизнес-школы Иван Компан.

П утешествовал я как‑то по северу Индии и допутешествовался до самого Непала. Гималаи пешком не переходил, перелетел на самолете прямо в столицу — Катманду. А там, несмотря на сезон дождей, все точь‑в-точь, как пела группа Крематорий в своей песне Катманду: «Cолнце в синих небесах без одежды и стыда исполняло на ура танец живота».

Видео дня

Местное время опережает индийское на 15 минут. Зачем такая точность, аж до четверти часа, ума не приложу.

Сойдя с самолета, сразу ощетинился и приготовился давать отпор традиционному «гостеприимству», обычно переходящему в наглое мошенничество. Кто бродяжничал по Индии, поближе к простому народу, в поездах и автобусах, меня поймет.

Как только внутренняя готовность к борьбе достигла максимального уровня, с досадой вспомнил, что фотографии, заготовленные для визы, остались в рюкзаке, в багаже, забрать который можно лишь после паспортного контроля. Воображение, подогретое индийским опытом путешественника, сразу нарисовало образ пограничника, который, расплывшись в приторной усатой улыбке, доверительно объясняет, что все фотосалоны аэропорта сегодня не работают. «Как почему? Вы что, не знаете? Сегодня же религиозный праздник! Но не стоит переживать, — заверит пограничник, — мы обязательно что‑нибудь придумаем для нашего очень дорогого гостя из Украины.»

Ох уж эти религиозные праздники, в любой день года закрывающие аэропорты, вокзалы, тадж-махалы и государственные границы только для того, чтобы их тут же могли открыть специально для вас ваши новые индийские друзья. Конечно же, за небольшой бакшиш.

Но, как оказалось, Непал — не Индия. Увидев мое замешательство, служитель аэропорта вежливо попросил приложить паспорт в развернутом виде к экрану какого‑то устройства. После этого устройство спросило предполагаемую дату моего отъезда и, удовлетворившись ответом, распечатало въездную анкету с моими паспортными данными и фотографией. Дальше — окошко пограничника, официальные $25 за визу, печать в паспорт и «Добро пожаловать в Непал!», свободный от религиозных праздников.

Ben Pauer on Unsplash
Фото: Ben Pauer on Unsplash

Катманду превзошел все мои ожидания. Прав был в конечном итоге Крематорий: «Нет места лучше и в раю, чем родное Катманду!» Я ожидал, что здесь как в Индии, но оказалось, что люди совсем другие. Приветливые, деликатные, без агрессии и вымогательства. С ними можно разговаривать, не боясь обмана, шутить, улыбаться, спрашивать дорогу на улице и получать правильные ответы.

Город напоминает старый Ханой. Узкие улочки без тротуаров чаще выложены камнем, иногда заасфальтированы, все в ямах и залиты дождем, соединяющим глину, землю и кирпичную пыль из разрушенных землетрясением зданий. В этих же ямах — следы жизнедеятельности города: обертки, пустые бутылки, очистки овощей и лепешки, оставленные свободно гуляющими священными коровами. По этому теплому жидкому месиву движутся сотни мотороллеров, мотоциклов и машин, обгоняя, объезжая и непрерывно сигналя. Улочки настолько узки, что две крохотные машинки еле разъезжаются.

В центре города туристический квартал — Тамéл. Здания и движение — как везде, но здесь много баров и ресторанов европейского вида, десятки турагентств, магазины торгуют в основном туристическим снаряжением, сувенирами и выпивкой, а на каждом углу предлагают «волшебную» траву.

Хотите рассказать интересные факты о своем городе? Пишите нам на travel@nv.ua

Для тех, кто поездил по Азии, никаких особо впечатляющих памятников в городе нет. Ступы, пагоды, драконы — стандартный буддистко-индуистский набор. Уличная еда — замечательная. До Таиланда, конечно, не дотягивает, но вкусно. Цены — символические.

Вечером забрел на какую‑то маленькую площадь, а там полным ходом, несмотря на дождь, идет торговля на продуктовом рынке. Весь товар разложен прямо на земле. Между раскладками ходят животные, проезжают мотороллеры, снуют покупатели. Несмотря на толпу, все мирно, никто никому не мешает.

Тут же — тележки с уличной едой. Съел дюжину момо — местных пельменей, только со специями и в остром соусе. Закусил горячей чесночной лепешкой из тандыра, истекающей растопленным сливочным маслом. Фантастически вкусно! Отличный город. Не говорите о нем ничего плохого, а то, как пел Крематорий в последнем куплете, «можем дать и по лицу за родную Катманду!».

Этот материал был опубликован в № 41 журнала НВ от 4 ноября 2016 года

Показать ещё новости
Радіо НВ
X