«Здесь и не такое переживали». Как украинская документалистка продолжает экспедицию по Африке в разгар пандемии

14 мая 2020, 07:38
Цей матеріал також доступний українською

Украинская документалистка и путешественница Екатерина Мизина в интервью Радио НВ рассказала о своем многомесячном путешествии по Африке во время пандемии коронавируса.

Полгода детальной подготовки, смета в 100−200 долларов на страну и амбициозная цель — проехать с севера на юг Африки. С 1 декабря несколько украинцев находятся в экспедиции от Каира до Кейптауна. У путешественников позади уже семь стран.

Видео дня

От каких собственных мифов о континенте они уже избавились? Что их изменило во время этого путешествия? Как живет Африка во время пандемии коронавируса? Радио НВ пообщалось с членом экспедиции Екатериной Мизиной, которая пока находится в городе Иринга, Танзания.

— Почему Африка и сразу такой размах — от Каира до Кейптауна?

 — Африка — это уже давняя моя любовь. Я впервые здесь была еще лет восемь назад. Просто нравится на энергетическом уровне. Первые впечатления у меня были от Эфиопии, от Судана, даже от Египта, когда я первый раз туда приехала, кажется, еще в 2014 году. У меня было ощущение, что в Африке все как-то не так, все совершенно по-другому, все такое незнакомое и экзотическое.

Я думала, что все это путешествие, каким бы длительным она ни было, я буду чувствовать это ощущение «инаковости», некой «инопланетности» даже. Но самым большим открытием и разрушением своего же собственного же мифа было то, что здесь очень многое так же. В первую очередь это, конечно, о людях. Если ты просто улыбнешься человеку на улице, то он распознает этот жест, этот знак и доброе намерение. Соответственно, вы сможете объясниться даже без общего языка.

— В Facebook вы писали, что Африка «поплавила ваши привычные схемы», например, в отношении четкого планирования. В общем Африка — это о планировании?

 — Вообще нет. Даже местные африканцы, когда говорят о себе в разных странах, то в Кении, или в Уганде, или в Танзании, рассказывают, что это планирование существует, и это кажется мне — человеку с другим опытом, с другой части планеты — каким-то хаосом. Для нас привычно планирование, когда мы рассчитываем, когда мы знаем, что если мы будем делать это, то следствием будет вот это. Здесь это все не работает. Такое ощущение, что в Африке дальше одного дня большинство не планирует, так как условия жизни здесь другие.

Здесь есть привычка даже покупать продукты только на один раз. Такие же способы зарабатывания денег, как они крутятся, постоянно что-то придумывают — что продать, что где-то переправить куда-то, кому-то помочь. Какие-то очень хаотичные предпринимательские маневры. Поэтому я бы сказала, что планирование здесь немножко другое. Оно есть, но оно очень неевропейское, африканское.

— Наверное, вы не планировали, что пандемия коронавируса вас застанет в Танзании и придется притормозить ваше путешествие. Как Африка переживает эту пандемию, и какие ограничения существуют в Танзании?

 — Африка переживает эту пандемию, мне кажется, значительно легче или, возможно, легкомысленнее, чем другие континенты. Во-первых, Африка больше привыкла к таким эпидемиям, к таким болезням, когда массово люди чем-то болеют и даже умирают. Это было ощутимо в их риторике, в том, как они разговаривали об этом коронавирусе самого начала. Какого-то страха не было. Глобально они относились к этому: «Да, мы и не такое переживали».

Я знаю только о восточной Африке, как здесь страны переживают карантин. Кения, Уганда и Руанда, например, закрыли границы. Тем не менее, Танзания, в которой я была уже в то время, до сих пор не закрыла ничего. То есть закрылись границы, закрылся аэропорт, закрылись школы и университеты тоже еще где-то в конце марта-начале апреля, но жизнь продолжается. Люди, тем не менее, все равно болеют, детальной статистики и достоверной информации правительство не предоставляет.

Я думаю, тактика местного президента — просто не сеять панику. Возможно, он с этим зашел слишком далеко, потому что больницы все равно борются с болезнью и имеют таких пациентов. Он просто отдал это на усмотрение и на ответственность каждого человека и говорит о том, что надо укреплять иммунитет, пить травяной чаек, есть витамины. В городе, в котором я нахожусь, из каких-то заметных ограничений некоторые носят маску, потому что они хотят и это их выбор. Банки, магазины, кафе и клубы работают, но на входе ты должен помыть руки мылом и воспользоваться санитайзером.

— С 1 декабря, когда вы приехали в Египет, сколько вы уже в настоящее время проехали стран? В каких из них вы чувствовали себя комфортно и почему?

 — Я проехала семь стране, включая Египет. Египет, Судан, Эфиопия, Кения, Уганда, Руанда и Танзания. Египет я знала очень хорошо. Одна из моих самых любимых стран, поэтому я там очень чувствую себя комфортно. Но из новых или тех стран, которые я проехала после Египта, очень комфортно мне было в Судане. Все мое путешествие диктуется и как-то определяется людьми, которых я встречаю. И суданцы — это самые гостеприимные люди, которых я вообще видела за всю свою жизнь. После Судана, наверное, я бы также отметила Танзанию.

Во всех странах я видела в принципе это базовое такое гостеприимство. Но просто другие факторы какие-то. Например, в Эфиопии, это удивительная страна, это просто что-то очень уникальное, что не укладывается в голову с первого раза. Я была там дважды. И даже со второго раза я была в каких-то очень смешанных чувствах и не понимала все же, как же я отношусь ко всему, что происходит и несется за окном автобуса.

Я отметила бы Эфиопию как очень особую страну, но не сказала бы, что мне там было комфортно. Я бы даже сказала, что это единственная страна, где мне было некомфортно. Я не нашла связь с людьми, я не нашла общий язык. То есть я могла за ними наблюдать, это очень интересно, они все очень разные, там очень много этнических групп, племен, культур, там все очень уникальное, начиная от музыки, танцев до еды, ландшафта. Это 70% гор всего континента. Но какой-то такой связи я там просто не нашла. Возможно, это тоже мой личный опыт, но люди там действительно сложные в коммуникации.

— В своих заметках в Facebook вы писали, что в Африке вы «плавитесь» от солнца и любви. Относительно солнца я поняла. А относительно любви, что вы имели в виду?

 — Я не знаю, это распространенный миф, стереотип или образ, но здесь абсолютно чувствуется любовь вот просто в воздухе, вот просто звенит, она ощущается как во взгляде, в какой-то просто чистоте намерений, которые я встречала. Возможно, у меня очень положительный опыт, но то, что здесь чувствуется какая-то любовная энергия, начиная от такого либидо, просто такой эротичности, какой страсти, которая здесь есть в людях.

Танцы, которые мы привыкли так «а ну да, Африка, они там танцуют», это все идет из них с такой любовью, то, что они проявляют в мире. И даже какая-то агрессия, если это какие-то негативные проявления, то это обратная сторона какого-то такого обесценивания любви. Ведь на самом деле здесь изначально все друг друга любят. То есть здесь нет вражды чаще всего.

— Вы продюссировали документальный фильм о режиссере Леониде Кантере Человек с табуретом, который вот-вот должен выйти онлайн. Он путешествовал по миру и доносил стул к разным океанам. Вы везете с собой предмет, оставление которого в Кейптауне будет символизировать завершение вашей поездки по Африке?

 — Нет, предмета я никакого не везу. Все эти цели и предметы, которые мы куда-то везем, и эти финальные точки, они такие, во-первых, они созданы нами самими, то есть эта цель была создана, она родилась и взрастилась в моей голове, в моем воображении, в моих каких-то амбициях и планах, мечтах. Только мне они подвластны, только я могу с ними как-то помириться и их, например, изменить, если есть такая необходимость.

У меня были какие-то тоже планы, как я завершу это путешествие, что оно мне принесет, что будет означать для меня вот этот Кейптаун. Но я поняла, что для меня, наверное, даже Кейптаун не имеет первостепенного значения. То есть не финальная точка, не какой-то предмет, который я хочу там установить или оставить, или привезти оттуда, а какой-то внутренний опыт, какие-то внутренние переживания, эмоции и знания, истины, открытия, которые я получила на пути. Их уже так много. И мне кажется, что я этот символический предмет уже нашла и уже довезла.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X