Нам нужно представить себе победу. Юрий Андрухович об упрямстве и вредности, которые помогают украинцам — большое интервью

16 июня, 08:28
Эксклюзив НВ
По мнению Юрия Андруховича, благодаря своему упрямству украинцы способны сопротивляться агрессору (Фото:Юрий Рыльчук / Укринформ)

По мнению Юрия Андруховича, благодаря своему упрямству украинцы способны сопротивляться агрессору (Фото:Юрий Рыльчук / Укринформ)

Юрий Андрухович, популярный в Украине и Европе писатель, рассказывает о том, какими украинцы выйдут из войны с Россией, и размышляет о том, что изменит россиян к лучшему

На интервью с НВ Юрий Андрухович согласился на второй день после своего возвращения из Польши, где Жешувский университет присвоил украинскому писателю звание почетного доктора. Благодаря своим многолетним публичным выступлениям перед зарубежной аудиторией Андрухович стал своеобразным альтернативным послом Украины в Европе. А после полномасштабного вторжения РФ писатель значительно приумножил свои усилия и теперь рассказывает жителям Европы о причинах войны и о том, насколько глобальный смысл за ней стоит.

Видео дня

Андрухович рассказал НВ о том, как сейчас украинцев воспринимают за границей, как лично он относится к русской культуре и о чем будет его следующий роман.

— Какие изменения произошли в украинском обществе за время полномасштабной войны?

— Это какой-то неохватный вопрос. Мне казалось, что я уже был достаточно удивлен нашим обществом в предыдущие годы, когда, скажем, оно выходило на Майданы или в 2014 году, в начале этой войны. Уже тогда наметились эти вещи, например, с волонтерством, с невероятной активностью, с самоотверженностью многих наших людей. Но, конечно, эта большая война требует всего этого в десятикратных, многократных измерениях.

Мне вспоминается, я был в последний раз в Киеве перед войной где-то 19−20 февраля. А до этого в течение января-февраля несколько раз ездил в Киев, где на студии записывали аудио-книгу моего романа «Радіо Ніч». И каждый раз меня поселяли в одном и том же отеле, что рядом с железнодорожным вокзалом.

И когда я там был 19−20 февраля, а тогда уже чувствовалась напряженная атмосфера, то обратил внимание на то, как по сравнению с январем в отеле стало меньше людей и фактически почти не встречаются иностранцы. Если в январе они в этом отеле преобладали, и я больше слышал английский или итальянский языки, то в этот раз обратил внимание на то, что постояльцы отеля и персонал общаются между собой на украинском языке. Чего тоже не было еще в январе.

Благодаря своему расположению этот отель (если мы говорим об украинских жильцах, прибывающих в Киев на железнодорожный вокзал) может отражать такую среднестатистическую Украину. Поэтому я подумал, что переход на украинский язык это такая форма не то чтобы протеста, а самозащиты. Ведь когда люди понимают нависающую угрозу, то делают определенные ассиметричные ответные шаги. Скажем, чтобы не дать агрессору шанс, они языком общения выбирают украинский. И для меня это было так оптимистично, что я подумал: значит эти люди готовы отстаивать себя и свою идентичность. Я их не знаю, мы случайно встретились в этом отеле в одно и то же время, но не сговариваясь, все перешли на украинский. Это случилось как-то само собой.

Хотя на первый взгляд, это не самые существенные в этой ситуации вещи, но они свидетельствовали о пластичности нашего общества и его способности осознать угрозу и, возможно, даже ее неизбежность.

И конечно, сегодня украинское общество проходит через сложнейшее испытание, которое только можно представить. Конечно, мы не единственная страна, где идет война (Сирия — первое, что приходит на ум), но мы единственная страна из продвинутого, наиболее цивилизованного мира. И в то же время ни одно другое общество тех стран, где сейчас идет война, не находится на таком уровне саморефлексии, как украинцы. Мы показали себя как очень сознательные, мыслящие, способные, с одной стороны, к трезвой и рациональной самооценке, а с другой — к интуитивным и «нерациональным» проявлениям патриотизма.

— В таком случае, какими выйдут украинцы из этой войны?

— Многое зависит от того, как долго она продлится и чем закончится. Нам жизненно необходимо представить себе победу, чтобы у нас был заряд морального усиления на будущее. Ведь последствия войны на самом деле сокрушительны для всех нас, это прежде всего человеческие потери и речь идет не только о погибших, но и о многих изуродованных, униженных, поломанных. И для этого нам нужно что-то противопоставить, поэтому очень нужно выйти из этой ситуации победителями. И если все сложится в нашу пользу (а я в это сильно верю), то мы будем абсолютно сильнее и, прежде всего, получим то, что называется убежденность, уверенность в себе и в том, что мы очень особенные, потому что выдержали и выстояли.

Когда в начале войны начали появляться первые успехи ВСУ и всяческие эпизоды, в которых крестьяне на тракторах захватывают вражеские танки, это привело к общей эйфории, что мы здесь сейчас вообще с этой Россией сделаем все, что захотим. И у меня возник такой образ украинцев, вдруг ставших своеобразными чемпионами мира: все нами восхищаются, все нас поддерживают, все становятся смирно, когда звучит гимн Украины и т. д. Но это не может продолжаться вечно, поэтому, кроме спонтанных и блестящих проявлений, нужно проявить терпение, выносливость и холодный ум. И думаю, все это нам прибавится. Когда война закончится, мы будем такими взрослыми, уверенными в себе и станем одними из лидеров мирового сообщества.

— В чем сегодня вы видите сильные стороны украинского общества?

— Если говорить о боевых действиях, о военном сопротивлении, то это веками присущее украинцам упрямство, то есть нежелание смириться, покориться и принять условия, которые кто-то нам диктует. Это упрямство может деструктивно себя проявлять в нашей внутригосударственной жизни, но в случае если это внешняя угроза, то оно работает в позитив. Поэтому враг и не может отбить сегодня Северодонецк и все, потому что наши защитники там уперлись, они упрямы. Хотя говорят, что этот город не имеет ни тактического, ни стратегического значения, но упрямство его держит.

С этим упрямством есть еще такая вещь отя в литературном языке этого слова нет, но украинцы его употребляют) — это вредность. В отношении агрессора мы проявляем абсолютно всю свою вредность.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X