Начать с нуля. Украинцы, которые бежали от войны, рассказывают, как нашли работу в ЕС и пытаются выстраивать там карьеру

25 апреля, 21:33
Эксклюзив НВ
30-летняя декоратор Екатерина Мацкив из Киева сменила профиль и получила работу на парфюмерной фабрике-музее Фрагонар в Ницце (Фото:DR)

30-летняя декоратор Екатерина Мацкив из Киева сменила профиль и получила работу на парфюмерной фабрике-музее Фрагонар в Ницце (Фото:DR)

Автор: Irina Krikunenko

Убегая от войны, миллионы украинцев получили защиту в странах ЕС, которые кроме соцподдержки предоставили им право на официальное трудоустройство. Теперь соотечественники пытаются зарабатывать деньги в европейских реалиях и меняют карьерные амбиции.

По подсчетам ООН, из-за российского вторжения в поисках убежища Украину оставили по меньшей мере 5,2 млн. соотечественников. Большинство из них находится в странах ЕС, там сограждане пытаются легализоваться и получить статус временной защиты. Полный список его условий каждая страна определяет отдельно, но обычно украинцы получают право на продление пребывания за границей до года, а также имеют возможность бесплатного медицинского обслуживания и легального трудоустройства. Последнее самое важное, потому что до войны получить хороший контракт и официальную работу в странах ЕС для украинцев было задачей не из легких.

Видео дня

Теперь соотечественники в эвакуации строят жизнь заново и меняют профессии, чтобы заработать.

НВ собрал истории киевлянок, которые спасались от войны в ЕС, уже получили там легальную работу и теперь выстраивают карьеру с нуля.

Евгения Николайчук, 35 лет, совладелица винного бара Like a local’s в Киеве, переехала в Португалию.

Винный эксперт Евгения Николайчук переехала в Португалию, где теперь живет и строит карьеру на местной винодельне (Фото: DR)
Винный эксперт Евгения Николайчук переехала в Португалию, где теперь живет и строит карьеру на местной винодельне / Фото: DR

Дома почти 17 лет жизни я посвятила всему, что касается украинского вина — продажа, продвижение, сотрудничество с винодельнями и винное образование.

После начала войны, как и многие киевляне, некоторое время жила на Западной Украине. Что оказалось нереально дорого, для этого должна была быть невероятная финансовая подушка, на которую я не рассчитывала. Дома в моей сфере работа остановилась, поскольку долгое время продажа алкоголя была запрещена, а некоторые винодельни, с которыми я работала, вообще оказались разрушены.

Потому еще в Украине я начала искать возможности для заработка. Мне очень повезло, потому что винное сообщество активно объединилось, и многие европейские винодельни вышли на украинских импортеров с предложениями приютить людей. Так я и нашла работу: импортер поместил объявление в Facebook о возможности организации жилья, спросила о работе, отправила резюме и мне нашлось место в винном туризме Португалии.

Так что с дочерью, мамой и племянницей мы переехали туда с четким планом. Документы на месте получили легко: заполнили онлайн-форму и в течение десяти рабочих дней получили сертификат временной защиты на электронную почту. В нем есть все для оформления официального рабочего контракта — налоговый номер, номер социального и медицинского страхования.

Теперь мы живем на винодельне в регионе Алентежу. И с местом нам очень повезло — вокруг меня в 10 км только виноградники. Здесь мы с коллегами принимаем туристические группы: проводим туры вина, рассказываем о имении и сортах винограда.

Сейчас график у меня классический — пять рабочих дней, с 10:00−18:00. Для меня это довольно необычная история, потому что последние десять лет я была предпринимателем со ненормированным графиком. Ну а теперь у меня есть гарантированные выходные и время на себя вечером, потому что никто не будет звонить по рабочим вопросам. Вообще здесь, в Португалии все очень расслаблены в рабочем смысле и все время находятся на классной положительной волне.

Украинцам, нашедшим работу, здесь чаще всего платят минималку — около 730 евро. У меня немного больше, и мне хватает, но я не плачу за жилье и проезд. То есть трачу средства практически исключительно на продукты. В моем регионе более-менее приличное жилье можно снять за 500 евро, в крупных городах — минимум за 800. Но снять его даже с деньгами не так легко — нужны гаранты платежеспособности и обязательства долгосрочной аренды.

Мне всегда было хорошо в Украине. При всей ее неидеальности — страна комфортна для развития и бизнеса. Европа же кажется слишком забюрократизированной, не слишком быстрой. Но если здесь работать на кого-то — это стабильность, которой мне не хватало. На этом этапе жизни я рада, что у меня немного стресса хотя бы в этой сфере.

Тем не менее, на 2000% знаю, что я хочу вернуться. Все, что сейчас со мной происходит воспринимаю как очень классный шанс на стажировку. Мне бы хотелось, чтобы те хорошие специалисты, которые сейчас уехали из страны, получили крутой международный опыт в своей сфере и вернулись с ним отстраивать Украину.

Екатерина Мацкив, 30 лет, декоратор и флорист, переехала во Францию

Знание английского, французского и итальянского языков помогли киевлянке Екатерине Мацкив пройти конкурс и получить работу экскурсовода на Лазурном берегу (Фото: DR)
Знание английского, французского и итальянского языков помогли киевлянке Екатерине Мацкив пройти конкурс и получить работу экскурсовода на Лазурном берегу / Фото: DR

Рассказывая о своем опыте эвакуации в Ниццу, я всегда шучу: мол, живу в самом дорогом месте, где сейчас только можно находиться. Несколько недель как приехала на Лазурный берег, и только потому, что тут у меня есть друзья, благодаря которым не чувствую себя обездоленной и ненужной.

В начале войны категорически не хотела ехать в Европу и быть беженкой, не было у меня такой мечты — жить за границей. Но потом начала включать мозг, и холодный ум подсказал, что в Украине будет тяжело с моей профессией и нужно ехать на заработки. Правда, корону с головы снять оказалось тяжело. То есть собирать клубнику и жить в бараках с беженцами не хотелось, хотелось найти более приличный вариант. Поэтому села в машину и отправилась из Западной Украины на Ниццу.

Процедура оформления временной защиты для украинцев оказалась достаточно простой — нужно было прийти в префектуру с паспортом и получить документы уже в этот день. Сложность была только в прописке, но для меня ее делали друзья. Далее на специальную карту начали начислять социальную поддержку в размере 14 евро в день. Правда, рассчитаться ними можно только в продуктовых магазинах, а деньги прекращают поступать с момента получения работы. Так со мной и случилось.

Я прошла три собеседования по профилю благодаря сообществу флористов, в котором я состояла дома. Уже на первой встрече меня готовы были брать, но отказалась сама — работа была не в Ницце и вдали от моря, к тому же цветочный бутик — это гораздо ниже моей квалификации.

На втором собеседовании предложили работу флориста на проектах, но поскольку сезон ивентов начинается с конца мая, а деньги мне нужны уже сейчас, мы договорились, что я присоединюсь позже.

По итогам третьего собеседования меня пригласили на пробный день, но на тот момент я уже оформилась на парфюмерной фабрике-музее Фрагонар — одной из местных исторических памятников. Они как раз набирали новую команду, и я прошла конкурс благодаря свободному владению английским, французским и итальянским языками. Теперь для туристов провожу экскурсии, презентую и продаю духи. Здесь это считается хорошей и уважаемой работой, потому что это историческая достопримечательность. К тому же платят неплохо: 1.800 евро чистыми плюс процент от продаж.

Вообще на Лазурном берегу минимальная зарплата составляет примерно 1200 евро, а чтобы выходить в ноль она должна быть не менее 1500 евро. Аренда комфортной комнаты в хорошем месте обойдется в 400−600 евро, еще 200−300 евро пойдет на здоровую качественную еду без излишков. Но чтобы снимать полноценное жилье, иногда питаться в кафе и жить как среднестатистический скромный европеец нужно зарабатывать минимум 2.000 евро. Но местные очень непритязательны: у них требования к жизни ниже и амбиций к роскоши значительно меньше, несмотря на то, что это Ницца.

Кстати, независимо от имеющихся финансов отдельную квартиру здесь не сдадут, если официальная месячная зарплата жильца не покрывает три месяца аренды жилья. Рабочий контракт у меня до октября, потому пока активно ищу квартиру с соответствующим бюджетом и живу у друзей.

Что будет потом — не знаю, потому что дальше чем послезавтра я ничего теперь не планирую. Этому меня научила война.

Если в Ницце все получится — останусь дольше и буду ориентироваться на ситуацию в Украине. Но пока здесь каждый день у меня есть 24 часа, чтобы прожить, пожить и выжить. Сейчас из этого состоит моя жизнь.

Татьяна Мирвода, 33 года, парикмахер-стилист, переехала в Латвию

Парикмахер-стилист Татьяна Мирвода мгновенно нашла работу в престижном салоне Риги и уверяет – таланты украинских бьюти-мастеров высоко ценятся за границей (Фото: DR)
Парикмахер-стилист Татьяна Мирвода мгновенно нашла работу в престижном салоне Риги и уверяет – таланты украинских бьюти-мастеров высоко ценятся за границей / Фото: DR

15 марта, когда мужа призвали служить, я собрала чемодан самых необходимых вещей, взяла четырехлетнего сына за руку и уехала в Ригу. Выбрала Латвию, потому что познакомилась через интернет с латышами: когда-то муж отдыхал с ними в Манчестере, а когда они увидели новости недавно, написали нам в соцсетях. Ехали на авто в Будапешт, а оттуда уже добрались самолетом в Ригу.

Процедура получения временной защиты в Латвии действительно быстра: прошла регистрацию по прибытию и подала заявление на получение годовой гуманитарной визы. Через три недели я уже могла отдать ребенка в украинскую группу государственного детсада, пользоваться медуслугами, получать социальную помощь и устраиваться на работу.

Последнее тоже далось просто: языковой барьер отсутствовал, поскольку значительная часть населения была русскоязычной. Опыт работы в украинских салонах и призовые места на престижных международных конкурсах принесли свои плоды, потому что наш уровень профессионализма в Латвии ценится очень высоко. Так что работу я не искала, она сама меня нашла.

В Украине к моменту начала войны я уже имела свою студию, и в Риге уступать ничем не собиралась. И даже больше — меня по достоинству оценили.

Приехала в центр бренда косметики для волос, с которым работала последние восемь лет дома. Они как семья меня приняли: помогли устроиться в салон в центре Риги и помогли с инструментами. Условия работы удовлетворительные: строишь рабочий график в салоне, заключаешь договор с руководителем, в который также входит страхование.

Лично у меня сейчас ставка 1.200 евро с учетом всех налогов, с возможностью учиться, повышать квалификацию и стать преподавателем бренда. Для понимания финансовой ситуации прожиточный минимум в стране на 2022 год — 380 евро. Плюс у меня есть возможность перейти на самозанятость в этом салоне и оформить ФЛП.

Вообще, меня очень тепло и радушно встретила Латвия — здесь помогают всем. Куда бы я ни заходила, что бы не спрашивала и не оформляла, все очень быстро. Ребенка в сад взяли и банковскую карточку оформили за пять дней, к семейному врачу записали за семь минут.

Но о дальнейших планах пока говорить сложно, потому что муж находится в Украине. Сейчас нацелена на дальнейшее проживание в Латвии, а возможно и на оформление постоянного места жительства. Киев люблю всем сердцем, но Рига стала домом, в котором я просто давно отсутствовала.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X