«Здесь я поняла, какие у нас крутые люди». Трое украинцев, сбежавших от войны в ЕС, рассказали, как нашли там работу и будут ли возвращаться

9 мая, 15:54
Эксклюзив НВ
Благодаря возможности получить статус временной защиты в ЕС, соотечественники находят легальную работу и начинают карьеру с нуля. (Фото:DR)

Благодаря возможности получить статус временной защиты в ЕС, соотечественники находят легальную работу и начинают карьеру с нуля. (Фото:DR)

Автор: Irina Krikunenko

НВ собрал три истории украинцев, которые в эвакуации за границей получили право на легальное трудоустройство и воспользовались им.

За время полномасштабного российского вторжения, по подсчетам ООН, более 5 млн украинцев были вынуждены покинуть родину в поисках мирного неба. Те, кто осели в ЕС теперь имеют возможность получить статус временной защиты, а вместе с ним право на жизнь и работу с возможностью дальнейшей пролонгации. Недавно Агентство ЕС по вопросам убежища отчиталось о 2,1 млн таких полученных заявлений от украинцев.

Видео дня

Теперь отечественные специалисты разных уровней благодаря профессиональным навыкам, гибкости и готовности начать карьеру с нуля находят себе работу. НВ записало три таких истории.

Елена Дрозд, 37 лет, специалист по менеджменту гостиничного бизнеса, переехала в Бельгию

Елене Дрозд работодатель сделал хорошее деловое предложение, взяв на себя расходы на переезд из Германии и аренду жилья в Брюсселе (Фото: DR)
Елене Дрозд работодатель сделал хорошее деловое предложение, взяв на себя расходы на переезд из Германии и аренду жилья в Брюсселе / Фото: DR

Когда произошла война, я была в отпуске на Шри-Ланке: 24 февраля на пересадке в Дохе ждала свой самолет в Киев. Его отменили, небо над Украиной закрыли и отправили в Варшаву. Потом стало ясно, что ситуация не завершится быстро, и уже в аэропорту Дохи мы дистанционно закрывали киевскую гостиницу.

Всю свою жизнь я работаю в гостиничной сфере: магистратуру получала в Швейцарии, работала в отелях Таджикистана и Казахстана, а последнее место работы — генеральный менеджер гостиницы Bursa на Подоле. Семь лет я пыталась найти работу в Европе, проходила собеседования, но с украинским паспортом это сделать не удавалось из-за тяжелой бюрократической процедуры для неграждан ЕС.

Теперь же из Польши я переехала в Гамбург к подруге, где полтора месяца искала новую работу. Поскольку у меня много контактов в гостиничной индустрии, написала всем европейским коллегам, и нетворкинг заработал: через две недели я прошла больше интервью, чем за всю свою жизнь. Мне звонили по пять-шесть работодателей в день с вопросами о резюме.

Я поняла, что в Германии не останусь, потому что имела предложения от Мальдив до Барселоны, и разрешение на трудоустройство могло получить в любой стране. Здесь сыграл роль и COVID, потому что гостиничная индустрия в ЕС в этом году только начинает восстанавливаться и не может найти работников, утраченных за два года локдаунов. Здесь люди [те, кто потерял работу из-за пандемии] получали 70% своей зарплаты от правительства и не спешат приступать к работе. Поэтому в индустрии очень большой спрос, и отели сейчас нуждаются в работниках разного уровня.

Поэтому из Брюсселя мне поступило лучшее предложение, и я согласилась. К тому же это международный город, и для работы здесь знания английского достаточно, поэтому занимаю аналогичную позицию, как и в Киеве. Для меня это даже немного левел-ап, потому что управляю уже не двумя ресторанами и гостиницей-бутиком на 33 номера, а комплексом на 284 номера. Иметь в резюме работу в брюссельской гостинице — это большой плюс.

Поскольку у меня позиция достаточно высокая, работодатель оплатил переезд из Германии, апартаменты и помог пройти процедуру оформления в Бельгии. Зарплата также выше, чем дома, но и Брюссель довольно дорогой город с ценами на уровне Швейцарии. Маленькая квартира на двоих будет стоить минимум 1−1,5 тыс. евро, кофе — около 4 евро, обед — 30 евро. Так что, чтобы жить на киевском уровне и иногда питаться вне дома нужно еще минимум 1,5 тыс. евро на жизнь. То есть зарабатывать нужно минимум 3 тыс. «чистыми».

У Бельгии еще есть такой нюанс: зарплаты озвучивают в формате gross, то есть без вычета налогов. Даже работодатель не может сказать, сколько ты получаешь в формате net, то есть на руки. Потому что это зависит от многих факторов — замужем, есть ли дети, работает ли партнер. В целом налоги составляют 40−50%, и, чтобы не прогадать, озвученную сумму нужно делить пополам. Например, официант получает 2,5 тыс. евро грязными, то есть чистыми получится 1,5 тыс., и если с кем-то делить квартиру, то прожить возможно. Но при аренде жилья здесь должен заплатить за три месяца вперед, 150−200 евро коммунальных и еще 150 евро третьей стороне для оценки жилья.

В Брюсселе я надолго, потому что по моей позиции нанимают минимум на два года. Меня хорошо приняли, но труднее всего дается понимание жизни и законодательства Бельгии. Например, на высоком уровне здесь защита прав трудового коллектива, и с точки зрения менеджмента это кропотливая работа. То есть персонал может не прийти на работу из-за стресса, и я не могу их уволить.

Еще здесь очень мало персонала по сравнению с Украиной: в отеле на 33 номера у меня работало 76 человек, а здесь на 284 номера работает 65 человек. То есть фокус на оптимизацию: в отеле нет бухгалтеров, кадровиков и айтишников — это все на аутсорсе.

Только уехав из Украины, я поняла, насколько у нас крутые люди с точки зрения работы — трудолюбивые, умные и быстроадаптированные. Они не ищут легких путей, поэтому их здесь ценят. У украинцев есть все навыки для работы в Европе, и сейчас есть возможность работать в плане документов. От комплекса неполноценности нужно избавляться, это я говорю как эксперт по менеджменту.

Сергей Ковалик, 35 лет, бизнесмен, специалист по мебельному производству, переехал в Ирландию

Владелец мебельного производства из Киева Сергей Ковалик рассказывает, что в Ирландии большой спрос на мастеров его уровня (Фото: DR)
Владелец мебельного производства из Киева Сергей Ковалик рассказывает, что в Ирландии большой спрос на мастеров его уровня / Фото: DR

Утром 24 февраля я вышел на балкон с видом на Вышгородскую дамбу, выпил кофе под огни сбитых ракет, вернулся в квартиру, одел троих маленьких детей и отвез семью на дачу под Корсунем.

В Киеве у меня было свое небольшое производство: мы делали мебель премиум-сегмента и работали на рынке B2B — выполняли крупные коммерческие проекты для клиентов вроде UNIT.City.

С каждым днем ​​эвакуации крепло ощущение, что в нормальную работу вернуться не удастся. То, чем я занимаюсь, вряд ли кому-нибудь понадобиться в условиях войны, разве что окна ставить или мобильные дома мастерить. Но у меня трое детей, их нужно кормить и водить в садики.

Потому через месяц мы с женой начали искать страну для переезда. Первое, что хотелось, не просто приехать, а сразу начать работать и отсылать деньги в Украину. В итоге подошла Ирландия, где в отличие от других стран ЕС с первых дней активировали уже существующую программу помощи беженцам, разработанную во времена Югославии. Подаешь заявку в соцслужбе и за три дня уже получаешь налоговый номер, медстраховку, право на работу и детский сад для детей.

Финансовую помощь здесь оказывают в размере стандартной пенсии — 200 евро в неделю для взрослого. На семью у нас выходит около 2 тыс. евро ежемесячно и еще 400 евро — на детей от другой суборганизации.

Украинцам местные отдают в пользование свои летние дома, так повезло и нам. Жена сделала пост на Facebook, на который откликнулся наш нынешний владелец и предложил бесплатно дом на полгода в маленьком городке.

Уже через неделю после переезда я нашел работу. Поскольку Ирландия — это большая деревня, то почти все бытовые вопросы здесь решаются не через интернет, а через сарафанное радио. Если ты хочешь каких-либо преференций, нужно идти и знакомиться с соседями. Они сразу же предложили хорошую работу в мебельной мастерской в 1,5 км от дома. Ее хозяин вынужден был отказываться от двух третьих заказов из-за того, что их некому было выполнять. Это потому, что раньше в сфере строительства Ирландии работало очень много поляков и венгров, уехавших с началом пандемии COVID. Поэтому люди с моими навыками очень востребованы.

Теперь я выполняю заказы в курортный сезон для местных туристических бизнесов — домов отдыха, ресторанов, гостиниц. Да, у меня мастерская сейчас меньше, нет того ассортимента материалов, который был в Украине, и я больше не работаю на себя. Зато есть куча крутых инструментов, комфортный ритм без киевской спешки и умеренные стандарты качества, с которыми здесь не возится никто.

Вообще жить в Ирландии очень хорошо, но если есть где. Потому что жилье фантастически дорогое. За стоимость аренды заплесневелой комнаты в Дублине можно снять, например, хорошую квартиру в центре Лондона и при этом зарабатывать там больше. В Ирландии себя хорошо чувствуют землевладельцы, даже местным со средней зарплатой приходится туго без собственной недвижимости. Зато еда вся органическая, на каждом поле выпасаются коровы, поэтому мясо и молоко дешевле, чем в Киеве.

Поскольку жилье мы обеспечены, моих доходов семье вполне хватает. Более того: они считаются достаточно приличными в рамках страны. Я зарабатываю около 20 евро в час для сравнения: уборщику платят 10 евро.

Но сейчас моя работа, как ни крути, сезонная. Поэтому ее рассматриваю как мостик к пониманию местного бизнеса с последующим прицелом на запуске собственной мастерской. Мы рассматриваем возможность остаться в Ирландии.

Залина Беслекоева, 39 лет, шеф-повар, переехала в Грецию

Киевлянка Залина Беслекоева уверяет, что на острове Крит, где она сейчас живет и работает, темпы деловой жизни гораздо медленнее, чем в украинской столице. (Фото: DR)
Киевлянка Залина Беслекоева уверяет, что на острове Крит, где она сейчас живет и работает, темпы деловой жизни гораздо медленнее, чем в украинской столице. / Фото: DR

Когда впервые муж предложил уехать из Украины, я сказала свое категорическое " нет". Но с каждой выпущенной ракетой моя категоричность таяла. Поэтому было принято решение ехать и, оставив в Киеве близких, мы с сыном отправились на остров Крит к друзьям. С ними знакомые тогда были довольно условно: когда-то муж в путешествиях встретил греческую волонтершу, их разговор длился не более 15 минут. А когда в Украине началась война, она пригласила меня с ребенком пожить у ее невероятных родителей.

Ехали из Киева эвакуационным поездом во Львов, затем — Польша, ночевка в волонтерском хабе в Перемышле, бесплатный поезд в Австрию и самолет через Марсель на Крит.

Весь процесс легализации для украинцев здесь быстрый и очень простой. Для получения временной защиты в Греции достаточно заполнить онлайн анкету и через две недели прийти на прием в миграционный центр за картой с налоговым номером, а также номерами социального и медицинского страхования. На Крите в отличие от материковой Греции не очень много украинцев, но каждому из них государство выплачивает финансовую помощь в размере 100 евро в месяц.

Следующий шаг — банковская карта и санитарная книга. В Греции очень серьезно относятся к оформлению всей документации должным образом, так что наличных денег в конверте не будет. Также для украинцев разрешение на работу обязательно, с ним вакансии можно найти без проблем, но очень желательно говорить по-английски.

Дома я много лет строила карьеру в продажах, но потом сменила сферу кардинально и работала в одном из премиальных столичных ресторанов поваром.

Здесь на Крите с работой мне тоже повезло не меньше — у людей, у которых мы живем, есть собственный ресторан. Поэтому проблем с трудоустройством не было, а плата оказалась выше, чем в Украине. Но если арендовать квартиру, то было бы хорошо зарабатывать несколько тысяч евро, потому что за аренду придется отдавать по меньшей мере 500 евро в месяц.

Сейчас я работаю восемь часов в день в аутентичном ресторане, расположенном в историческом центре города Ханья. А если сравнивать с условиями в Украине, то дома рабочий день повара составлял более двенадцати часов интенсивного, достаточно тяжелого труда. А здесь и рабочий день короче, и персонала больше, и никто никуда не торопится.

Но как бы хорошо нам ни было на Крите, мы планируем вернуться в Украину — это наша земля, там остались все родные. Что касается сроков, то, честно говоря, строить какие-то долгосрочные планы сложно. Но одно знаю, наверняка, мы вернемся домой!

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X