Забота, поддержка, единение. Как работают низовые феминистские организации в Украине во время войны — три реальных кейса

18 января, 08:51
Активистка инициативы FemSolution во время уличной акции (Фото:Фото предоставлено Юлией Лютый-Мороз)

Активистка инициативы FemSolution во время уличной акции (Фото:Фото предоставлено Юлией Лютый-Мороз)

Женщины, на плечи которых чаще всего возлагается уход за детьми, пожилыми родственниками и ведение хозяйства, остро ощущают влияние войны на свою жизнь. Активистки украинских феморганизаций помогают им временным жильем, средствами гигиены и медикаментами

Феминистская ложа

Создание Феминистской ложи

Инициатива Феминистская ложа была основана студентками ведущих украинских вузов в 2017 году. Основным направлением ее деятельности стала культурно-просветительская работа среди женщин на темы феминизма, интерсекционности и эмансипации.

Видео дня

«Нас объединили общие видения мира и тот факт, что в 2017 году феминизм еще не был на пике популярности в Украине. Нам не хватало комьюнити единомышленниц. По сути мы организовывали мероприятия, которых не хватало нам самим. Нашей аудиторией были такие же молодые женщины, которых не устраивали устаревшие представления о роли женщины в обществе и связанная с этим дискриминация и находились в поисках альтернатив», — рассказывает в интервью NV фемактивистка Анастасия Чеботарева.

Первые мероприятия проводились в Киеве. Начинали с лекции и дискуссии о феминизме «для чайников» для студентов КПИ. Лекцию посетили более 70 человек, что стало для всех приятной неожиданностью. Тогда поняли, что необходимо продолжать.

Следующим шагом стала серия кинопоказов феминистского короткого метра. Организаторы искали короткометражки из феминистских кинофестивалей и писали их авторам с просьбой предоставить разрешение на некоммерческий кинопоказ. Собрали программу на разные темы, в частности: отношения с телом, менсплейнинг, насилие над женщинами, трансгендерность, ЛГБТКИ+, низовой активизм, женский опыт беженства, менструация и т. д. Хотели показать как можно больше разнообразных человеческих опытов, вспоминает Анастасия Чеботарева:

«Мы провели более десяти показов в разных городах: Харьков, Житомир, Запорожье, Винница, Кременчуг и другие. В Киеве же было три показа. Аудитория реагировала по-разному: от благодарности, что они могут бесплатно посмотреть кино, недоступное в Украине, до желания дискутировать. Несколько раз люди выходили из зала».

Собеседница вспоминает случай, который произошел в Виннице: тогда во время просмотра фильма об активистке, начавшей собирать женскую гигиену для беженок, несколько мужчин вышли из зала. Но добавляет: за последние годы этот показатель изменился.

«Сейчас волонтеры понимают, что прокладки не являются чем-то табуированным, не стесняются их покупать, передавать, выдавать как для ВПЛ, так и для армии. В целом с 2017 года мы заметили позитивные изменения — наше общество стало все более открытым и европейским», — объясняет Анастасия Чеботарева.

В период локдаунов Феминистская ложа провела ряд мероприятий, направленных на улучшение психоэмоционального состояния женщин, таких, как психологическая взаимоподдержка в Киеве. Этот проект впоследствии за счет обучения психологов в сфере организации таких групп для разных категорий женщин масштабировали на восемь областей Украины. После окончания учебы каждая выпускница проекта проводила свою группу под кураторством эксперта. Анастасия Чеботарева убеждена: сейчас эта тема еще более актуальна, а культура проведения групп взаимоподдержки продолжает расширяться.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Цепочка взаимоподдержки

За несколько дней до начала полномасштабной войны, 21 февраля 2022 года, Феминистская ложа устроила киноклуб с просмотром феминистского стендапа. Уже тогда было понятно, что это последний мирный вечер, вспоминает Чеботарева. Из-за начала полномасштабной войны часть активисток инициативы уехали из Киева, часть же пожелали остаться. Когда прошли первые дни и недели адаптации, каждая стала делать то, что может на своем месте.

«Мы начали заниматься разнообразными задачами для военных и ТрО. Кто-то закупал необходимое из-за границы, кто-то собирал аптечки, а кто-то координировал процессы. Спустя некоторое время мы поняли две вещи: во-первых, волонтерская деятельность в Украине в первые месяцы, и даже сейчас — это низовое движение, которое стало кровеносной системой всей страны. Эта система работает как цепочка: тебе не обязательно выполнять все действия от А до Я, однако ты можешь стать частью такой цепочки и делать что-то одно», — вспоминает Анастасия Чеботарева.

Показ короткого метра от Феминистской ложи (Фото: Фото предоставлено Анастасией Чеботаревой)
Показ короткого метра от Феминистской ложи / Фото: Фото предоставлено Анастасией Чеботаревой

Многие женщины тогда, особенно из уязвимых категорий, оказались в затруднительном положении, добавляет она. Крупные международные фонды, которые должны им помогать, слишком медлительные и бюрократические, им было трудно охватить определенные группы или потребности: например, проживающих в небольших городах, селах, ближе к фронту или в оккупации. Также фонды редко занимаются вопросами по приобретению и предоставлению лекарств. Феминистская ложа сфокусировалась именно на помощи женщинам, девушкам и их семьям.

«Кризис часто наиболее ударяет по женщинам. С одной стороны, они менее защищены социально, а с другой — берут на себя уход за меньшим и старшим поколением в семье», — рассказывает Анастасия Чеботарева.

Забота о самых уязвимых

В течение весны и лета 2022 года Феминистская ложа сфокусировалась исключительно на закрытии базовых потребностей женщин и девушек. Передавали гуманитарку партиями в Краматорск, Запорожье и оккупированную часть Запорожской области, а также в Херсон.

«В личные сообщения нам начали писать женщины с просьбой о помощи. Тогда мы составили небольшую онлайн-анкету, чтобы собирать их потребности и, по возможности, рассылать по почте, — говорит Анастасия Чеботарева. — К сожалению, помогали не всем за неимением ресурсов, но фокусировались на наиболее уязвимых группах: хронически больных, с маленькими детьми, ВПЛ в небольших городах и селах, многодетных матерях и матерях детей с инвалидностью».

В общей сложности инициативе тогда удалось закрыть 209 индивидуальных запросов. Плюс — большие партии, которые отправлялись в разные города. Присылали дорогостоящие, жизненно важные лекарства для хронически больных, детское питание, гигиенические средства. Часто женщины просили о помощи не для себя, а для тех, у кого не было возможности обратиться за ней самостоятельно, как детям, старшим родственникам, соседкам и пожилым соседям.

По наблюдениям Анастасии Чеботаревой, в тот период стало заметно, как меняется отношение к идеям феминизма в целом. Женщины, нуждавшиеся в поддержке, не были типичной аудиторией Феминистской ложи, потому что не интересовались феминизмом. Более того, возможно, даже имели негативные стереотипы о феминистках. Но поняли, что феминистские ценности и деятельность достойны уважения.

Активистки Феминистской ложи собирают гуманитарную помощь (Фото: Фото предоставлено Анастасией Чеботаревой)
Активистки Феминистской ложи собирают гуманитарную помощь / Фото: Фото предоставлено Анастасией Чеботаревой

«Анекдотичный случай произошел, когда мы передавали партию лекарств в оккупированный Бердянск. Водитель, ехавший с лекарствами из Запорожья, увидел на коробке наше название. Сказал: „Я раньше думал, что феминистки какой-то дурью занимаются, а теперь вижу, что ошибался“. Уверена, что до этого он не мог ответить на вопрос, чем же занимаются феминистки, но его реакция натолкнула нас на мысль о важности активного освещения нашей деятельности», — вспоминает собеседница NV.

Феминистская ложа начала демонстрировать результаты гуманитарной работы и на простом языке объясняла в соцсетях, почему они делают именно это на базе феминистических ценностей. От крупных гуманитарных фондов деятельность этой инициативы отличалась тем, что они начали собирать актуальные потребности и по максимуму их закрывали:

«Часто потребности совпадают: например, если это лекарство для детей, для хронически больных, средства гигиены, детское питание. Кое-где нам приходилось искать редкие лекарства за границей или в специализированных столичных отделениях медучреждений. Такой индивидуальный подход занимает много времени и ресурсов, но мы верим, что помощь измеряется также качеством».

Помощь для Херсона

Активистки Феминистской ложи также организовали помощь Херсону, который на тот момент находился в оккупации. В общей сложности передали четыре партии с лекарствами, средствами женской гигиены и детским питанием в Херсон. О потребностях тамошних женщин узнавали от оставшихся в городе волонтеров. Системно сотрудничали с инициативой Котики-патриотики по рекомендации знакомой фемактивистки из Херсона Марины Усмановой.

«Это был сложный опыт передачи гуманитарной помощи. Однажды водитель стоял между блокпостами три недели. В чистом поле, с кучей лекарств и другой помощи. Мы понимали, что нашу помощь могут „отжать“ рашисты. Прятали дорогие лекарства под дешевыми, выкладывали прокладки поверх коробок с лекарствами для детей и т. д. Понимали опасности, но приняли их. Но мы не прогадали. Помощь была доставлена в Херсон», — так вспоминает о том периоде Анастасия Чеботарева.

Случались периоды, когда в Херсон не получалось ничего доставить неделями — тогда оказывали небольшую денежную помощь матерям с младенцам, чтобы те могли купить средства гигиены или лекарства. Однажды помогли купить детскую коляску для близнецов. Не забывают о Херсоне и сейчас: по инициативе Фонда Онуки передали партию лекарства. Часть из них закупалась в Украине, часть получила от зарубежных фемактивисток. Также отправили посылку с новыми теплыми вещами.

«До сих пор не верится, что помощь в Херсон уже можно пересылать свободно. Я расплакалась на вокзале, когда услышала о прибытии поезда Киев-Херсон», — делится воспоминаниями Анастасия Чеботарева. Она добавляет: гордится тем, что сотрудничала с выдающимися женщинами нашего времени. Так, например, Ирина Салихова, с которой Феминистская ложа систематически сотрудничала по херсонскому направлению, недавно получила отличие Золотое сердце от Владимира Зеленского.

Сила в единении

«В начале вторжения мы увидели большую волну единения. Не важно, кем ты был или была, что ты делала, главное, что ты делаешь сейчас в период экстремального выживания. И феминистское движение показало свою способность быстро реагировать на кризисы, мобилизовать ресурсы и поддерживать людей разными способами: гуманитаркой, жильем, психологической, юридической помощью, эвакуациями», — объясняет Анастасия Чеботарева.

Такая работа, как и вообще женский труд в украинском обществе, нередко остается невидимой, добавляет она. Эти усилия существуют вне кадра для большого числа общества.

«Уже сейчас можно наблюдать попытки наших политических оппонентов, которые не разделяют европейские ценности и поддерживают то, что мы идентифицируем как рашистские патриархальные „скрепы“, распространять ложную информацию, направленную на маргинализацию активисток. Но мы будем продолжать нашу деятельность, потому что видим Украину свободным, суверенным, демократическим государством, где соблюдают права и свободы всех граждан — в противовес авторитарным режимам РФ и РБ», — резюмирует активистка.

FemSolution

Феминистские решения

«Мне хотелось делать мир лучше, безопаснее и справедливее», — так рассказывает о своей мотивации присоединиться к инициативе FemSolution активистка Юлия Лютый-Мороз. Она стала частью этого сообщества в 2016 году. В тот момент занималась активизмом в Прямій дії, а также зоозащитой, стала интересоваться феминизмом и поняла, что уклад FemSolution для нее очень близок.

FemSolution — это интерсекционная группа левого толка, которая позиционирует себя как FLTI, то есть инициатива без цисгендерных мужчин. Однако в группе есть небинарные персоны, поэтому Юлия Лютый-Мороз просит использовать вариант «участницы». Сейчас их восемь, и, хотя каждому близко определенное направление феминизма, все же есть то, что объединяет всех — общие ценности на уважение друг к другу.

Юлия Лютый-Мороз (Фото: Из личного архива героини)
Юлия Лютый-Мороз / Фото: Из личного архива героини

Как и другие феминистские инициативы, до полномасштабного вторжения FemSolution занимались просветительской деятельностью: проводили воркшопы и кинопоказы, организовывали фестивали и акции протеста. Так же, как и Билкис, приобщались к протестам против запрета абортов в Польше. Также организовали акцию «яНеБоюсьДіяти» — продолжение флешмоба #яНеБоюсьСказати.

«Тогда мы вывели на улицу проблему сексуального насилия, сексизма, кетколлинга. К нам присоединились около 300 человек, — вспоминает Юлия Лютый-Мороз. — Также громким событием стала акция „Нет насилию в университете“, которая поднимала проблему сексуальных притязаний в вузе. Первую акцию сорвали праворадикалы, поэтому ее повторили еще раз на следующий день».

Как и другие феминистские организации, FemSolution также занимаются созданием зинов — собственноручно изготовленных печатных не периодических изданий на определенную тематику.

Period box и другая гуманитарная помощь

Полномасштабное вторжение заставило FemSolution изменить направление деятельности на гуманитарное, и именно гуманитарная помощь составляет 95% деятельности. Однако Юлия Лютый-Мороз говорит: по их мнению, это тоже активизм. Своей деятельностью инициатива привлекает внимание к таким темам, как менструации, а также ментальное здоровье.

«Мы сосредоточились на помощи средствами менструальной гигиены, потому что тема менструаций все еще очень табуирована, самостоятельно женщины нередко стесняются просить прокладки, — рассказывает Юлия Лютый-Мороз. — Мы считаем, что менструальная гигиена не должна быть привилегированной. Доступ к соответствующим гигиеническим средствам должен быть у каждой. И такая помощь — это забота через феминистскую оптику».

Активистки FemSolution собирают гуманитарную помощь (Фото: Фото предоставлено Юлией Лютый-Мороз)
Активистки FemSolution собирают гуманитарную помощь / Фото: Фото предоставлено Юлией Лютый-Мороз

В начале полномасштабной войны, говорит активистка FemSolution, средства менструальной гигиены были недоступны для многих женщин. Их стало труднее найти на полках магазинов. Особенно остро эта проблема касалась эвакуированных женщин и женщин из оккупированных территорий. Так, FemSolution начали рассылать сначала индивидуальные period box — наборы на одного человека, в которые входили прокладки, тампоны, трусики, обезболивающие, презервативы, салфетки для интимной гигиены, интим-гель, и дополнительные товары по личным просьбам. А еще передавали большие партии прокладок в разные регионы Украины: Херсонскую, Донецкую, Запорожскую, Харьковскую области.

Сейчас period box расширился: к нему добавились свечи, а еще средства общей гигиены и хозяйственные товары. Чтобы сформировать потребности, активистки сначала опрашивают женщин и узнают о потребностях их семей. К примеру, перед началом учебного года некоторым семьям также присылали канцелярские принадлежности.

«Также рассылаем лекарства. Приоритетное направление — медикаменты для ментального здоровья. Полномасштабная война ударила по психике едва ли не каждой из нас. Мы предоставляем возможность стабилизироваться тем, кто сейчас крайне уязвимы. Многим помогали не раз. Ведь лекарство стоит дорого, да и не все из-за такого стресса могут сразу вернуться к „нормальной“ жизни», — объясняет Юлия Лютый-Мороз.

Запросов, добавляет она, очень много. В соцсетях FemSolution — почти 7 тыс. подписчиц, и большинство из них — это нуждающиеся в помощи. Все запросы закрыть не удается из-за нехватки ресурсов. Но инициатива фокусируется на оказании помощи женщинам ВПЛ, а также женщинам из прифронтовых территорий. Юлия Лютый-Мороз отмечает: в большинстве своем они — в затруднительном положении, им нужно все:

«Многие из них потеряли дом или не могут вернуться домой, однако пытаются по крохам отстраивать жизнь. Кто-то просит кастрюлю, а кто-то — теплые носки. А еще они очень стремятся к общению и поддержке. Мы стараемся создавать теплую атмосферу в переписке с ними, спрашивать, как они чувствуют себя и в чем нуждаются».

Билкис

Активизм до и после начала войны

Билкис — низовая феминистская инициатива из Харькова, основанная в 2019 году. В тот период деятельность инициативы была сфокусирована на информационно-просветительских активностях: лекции, кинопоказы, создание информационных материалов о женщинах, переживших гендерно-обусловленное насилие.

Позже — на уличном активизме, приуроченном к 16 дням активных действий против гендерного насилия. В конце января 2021 года, когда в Польше полностью запретили аборты, устроили акцию солидарности под польским посольством в Харькове.

«Полномасштабная война кардинальным образом повлияла на то, что мы делаем. Ни одна из нас до 24 февраля 2022 года не занималась гуманитарной помощью, не искала пути вывезти людей из Северодонецка, возможности разместить их в более безопасных городах, жилье для украинских женщин с детьми в Европе», — так вспоминает о начале войны активистка, феминистка Женя Дзекун, одна из участниц Билкиса.

Акция против гендерно обусловленного насилия во Львове (Фото: Билкис via facebook)
Акция против гендерно обусловленного насилия во Львове / Фото: Билкис via facebook

После вторжения оккупантов часть коллектива вынужденно переехала из Харькова в западный регион Украины. Женя вместе с еще одной активисткой, Яной, уехали в Германию, и позже вернулись в Украину. Те члены коллектива, которые остались в Украине, с марта начали заниматься гуманитарной деятельностью. С мая заработали активнее.

«Наш директ разрывался от сообщений с трагическими историями женщин, выехавших из Мариуполя, Бучи, Ирпеня, других деоккупированных, оккупированных городов, городков и сел, или тех, которые находятся в зоне боевых действий. В общей сложности помощь от нас получили около тысячи человек», — рассказывает Женя Дзекун.

В июле инициатива Билкис открыла Простір речей: каждый желающий может прийти и взять любую вещь, или принести то, что не нужно. Такие вещи могут пригодиться, в том числе, и внутренне перемещенным лицам.

«Мы помогали продуктами, лекарствами, иногда одеждой. Одной женщине купили костыли. Однажды отправили 16 посылок в Чугуев для жительниц и жителей одного дома. У нас никогда не было опыта гуманитарной деятельности, поэтому вначале это было сложновато в организационном плане. Но потом система наладилась и стало легче», — делится опытом активистка, участница Билкис Яна Вольф.

Переезд во Львов и сотрудничество с единомышленниками

Из-за полномасштабного вторжения активисткам пришлось оставить Харьков, в котором появилась инициатива Билкиса. Несмотря на то что этот город не родной ни для одной из участниц, инициативу до сих пор часто ассоциируют именно с ним, рассказывает Яна Вольф.

Сейчас активистки проживают во Львове. После переезда некоторым из них пришлось пожить в приютах, приходилось много переезжать. Одной из самых больших проблем стал поиск жилья в новом городе из-за нерегулируемого рынка и высоких цен на аренду, вызванных большим наплывом внутренне перемещенных лиц.

«Война оголила и обострила вопросы бедности, экономического неравенства, отсутствия широкой социальной поддержки от государства. И это тоже феминистский вопрос, потому что женщины, женщины с детьми, женщины, ухаживающими за больными или пожилыми людьми — одна из самых уязвимых групп», — продолжает Яна Вольф.

Для нее и ее коллег вызовом стала необходимость работать, волонтерить и заниматься активизмом в условиях постоянного стресса, связанного с войной. А когда Билкис наладили связь с европейскими инициативами и активистками, было сложно находить аргументы, чтобы объяснить им, почему Украине нужно оружие, или почему украинские активистки не будут работать с «оппозиционными» россиянами и россиянами вообще.

Несмотря на это, Билкис открыт к сотрудничеству с другими организациями и отдельными активистками — теми, которые разделяют общие с ними ценности. Участница инициативы, активистка Иванка Куценко перечисляет те кооперации, которые им уже удалось организовать раньше. Летом состоялся феминтенс для подросткового клуба ГО Феміністична майстерня, инициатива Львівська веганська кухня помогла во время организации событий для Простору речей собственноручно приготовленными слойками, а львовская веломастерская Підкова провела мастер-класс по ремонту поломок велосипедов.

«Иногда объединяет неожиданное. Недавно на Билкис, ГО Феміністична майстерня и ГО Соціальний рух подал заявление в СБУ депутат Львовского городского совета Игорь Шолтыс. Мы скооперировались для того, чтобы понять, как совместно действовать и каких препятствий общественно ориентированной деятельности ожидать от чиновника», — приводит еще один пример активистка, участница инициативы Билкис Таня Винская.

Реакция общества

В декабре 2022 активистки Билкис приняли участие в пикетировании сети Пьяная вишня во Львове.

«Мы пикетировали эту сеть из-за сексизма и призывов к изнасилованию женщин в их рекламе. Также раздавали флаеры с информацией о домашнем насилии, расклеивали по городу листовки о культуре согласия. Участницы инициативы провели лекцию о гендерно обусловленном насилии и насилии в искусстве. На своей странице в инстаграмме нами были собраны и опубликованы истории 19 женщин, переживших насилие», — говорит Таня Винская. Она добавляет: важно голосовать тем, кого часто не хотят слышать.

Активистки Билкис размышляют, изменилось ли отношение украинского общества к их деятельности и к феминистическим движениям в целом. По мнению Яны, один из наиболее распространенных аргументов среди тех, кто выступает «против» их деятельности, звучит так: «Это не по времени». Сейчас из-за войны.

«Спрашивают, почему мы не на фронте, почему не плетем сетки. Это классический пример обесценивания и whataboutism-у. Проблемы женщин не отрицают существование войны, так же война никак не нивелирует ежедневную дискриминацию и насилие над женщинами. Что касается прав людей, то это никогда „не ко времени“. Украина сражается со страной, для которой права людей вообще ничего не означают. Хотим ли мы, чтобы у нас было так же? Нет», — рассуждает Яна Вольф.

Пикетирование сети П`яна вишня во Львове (Фото: Билкис via facebook)
Пикетирование сети П`яна вишня во Львове / Фото: Билкис via facebook

Татьяна Винская вспоминает, что на пикеты против П’яної вишні убегала во время часового рабочего перерыва. Она работает во львовском приюте для внутренне перемещенных женщин и детей. Признается, что расстраивалась из-за того, что, проходя мимо, люди бросали фразы вроде: «Вас бы на фронт».

«Во время войны гражданские занимаются разным: учатся, работают, волонтерят, протестуют против сексизма в рекламе. Лицемерно осуждать одно, делая другое», — подчеркивает собеседница NV.

Часто люди не воспринимают тот факт, что те же феминистки, которые борются за равенство под П’яною вишнею — те же, которые организуют тонны гуманитарной помощи пострадавшим от войны, говорит Женя Дзекун:

«Если ты плетешь сетки, помогаешь ВПЛ, занимаешься гуманитарной помощью, то на тебя никто не обращает внимания. Ты стучишься во все возможные двери, чтобы тебя услышали и задонатили для дальнейшей помощи людям, но почти никто не слышит. А если выходишь с протестом против лозунга, поддерживающего гендерно обусловленное насилие над женщинами, и против сексуально объективирующих изображений, найдутся тысячи людей, которые обязательно выскажут свое „ценное“ мнение, будто твой активизм неактуален».

В большинстве случаев, говорит Женя Дзекун, общество не воспринимает феминизм. Но даже несмотря на это, активисткам все равно удается находить единомышленниц, солидаризироваться с другими феминистскими и женскими инициативами.

.
Фото: .
Показать ещё новости
Радіо NV
X