Делиться кровью. Как война изменила донорство в Украине — интервью с руководительницей платформы ДонорUA

5 августа, 15:41
Эксклюзив НВ
Ирина Славинская (Фото:Ira Slavinska / Facebook)

Ирина Славинская (Фото:Ira Slavinska / Facebook)

Автор: Алла Кошляк

Инициатива ДонорUA возникла в 2014 году для популяризации бесплатного донорства в Украине. За время полномасштабного вторжения России база желающих поделиться своей кровью увеличилась вдвое и сегодня уже насчитывает более 100 тысяч человек.

Как кровь спасает жизнь и как меняется культура донорства в Украине, в эфире Радио НВ рассказала Ирина Славинская, основательница и руководительница платформы.

https://www.youtube.com/watch?v=IGutMdm0qLk

— С чего начиналась организация ДонорUA и могли ли вы представить масштабы, до которых выросла инициатива сейчас? Если сравнивать ДонорUA в 2014 и 2022 году, в чем наибольшая разница?

Видео дня

— Разница в том, что теперь мы знаем гораздо больше, чем знали во время основания. Все, что мы делали и делаем в ДонорUA, к сожалению, мы в Украине делаем впервые, и являемся пилотным проектом, который пробивает эту стену. Я радуюсь, что есть люди, которые это делают.

Когда начинали, мы не осознавали глубину проблемы. Наверное, как и все слышат о том, что кто-то ищет кровь, отдают себе отчет в том, что проблема заключается в том, что нет доноров. Мы начинали с проблемы, что нет доноров, а сейчас живем в ситуации, когда не существует системы, она не работает, и именно поэтому нет у пациента вовремя качественной крови и он вынужден ее самостоятельно искать.

Сегодня мы уже существуем в цифровом мире, когда мы впервые даны. К примеру, все знают цифру, что в Украине 13 донаций на тысячу населения. Так вот эту цифру вывел ДонорUA, проанализировав статистические данные, которые ежегодно Центры крови представляют Министерству здравоохранения. До этого Украина не оперировала подобными данными вообще.

— А это мало или много?

— Это на ⅔ меньше, чем нужно. Рекомендация ВОЗ говорит о том, что в стране нет дефицита тогда, когда более 33 донаций на тысячу населения. Отсюда мы и стали считать, какая у нас проблема.

Мы до сих пор не знаем, какое количество людей не получило кровь или нуждается каждый день. Мы над этим работаем, это не так легко. Тем не менее, мы уже знаем реальную потребность по рекомендации ВОЗ. Украина не дотягивает на ⅔. Такую цифру мы вывели, что в Украине примерно 200 тысяч пациентов нуждаются ежегодно в переливании крови и ⅔ из них или не вовремя. (что равно смерти), или никогда не получают компоненты крови. Мы в 2022 году живем в этой реальности с этой проблемой.

Что плохого, что люди приводят доноров? Я попала в больницу, такие правила надо привести доноров. А плохо в этом то, что это называется семейное донорство. Человек сдает кровь под моральным давлением, он не говорит правду о своем здоровье и может сказать, что здоров, сдать кровь, навредить себе прежде всего, а затем потенциально еще навредить пациенту, передав ему гемотрансмиссивную инфекцию, ВИЧ или гепатит. В результате каждый год мы имеем еще большую проблему.

Мы сейчас в 2022 году находимся на этом уровне, а начинали мы просто с того, что нужно рассказывать о культуре донорства. Теперь мы точно знаем, что нужно делать, есть конкретный план, потому что проблема во многих сферах и ее нужно решать комплексно.

— О культуре донорства. До сих пор приходится развенчивать мифы, бороться со стереотипами, что может быть опасно или вредно? Изменилось ли в обществе осознание важности темы донорства?

— В общем, думаю, что изменилась ситуация. К сожалению, нам в этом помогает война России против Украины, которая началась в 2014 году и сейчас полномасштабна. Люди проявили больше гуманизма, патриотизма, чем до 2014 года. Это показывает количество общественных организаций, появившихся на нашей медицинской территории. Люди приобщаются, другими путями популяризируют донорство, привлекают свою аудиторию, что очень классно, потому что чем больше людей, организаций, популяризирующих донорство, тем быстрее мы сможем сформировать соответствующую культуру населения.

Мы начинали с трех тысяч доноров, сейчас в системе более 100 тыс. человек, то есть достижения соответствующие есть.

Проекту всего 7 лет. Мы плодотворно сотрудничаем в том числе и с государством, особенно во время войны. Нас, мне кажется, слышат, признают, что есть проблема. Кстати, признавать проблему в системе крови начали во времена [министра здравоохранения] Ульяны Супрун. До этого нельзя было сказать, что у нас есть проблемы.

В конце прошлого года мы провели хорошее масштабное исследование, показывающее, какие у нас есть доноры, каков уровень их вовлеченности, почему они не возвращаются. Следует сказать, что мифы отходят на второй план. Люди в большинстве случаев не становятся сейчас донорами из-за нехватки времени или неудобства.

Большинство Центров крови уже идут на встречу, выездные бригады есть. [В отеле или в торговом центре] можно было сдать кровь. Мы хотели показать, что это так же просто и легко, как купить шляпу или помаду, съесть мороженое. Вот здесь, в торговом центре, ты можешь сдать кровь и спасти жизнь.

То есть мифы отходят понемногу, но от них избавиться — кропотливая работа.

— Есть все равно эти страхи, что болезнь какую-то можно подцепить или просто «буду плохо себя чувствовать».

— Я думаю, что эти страхи и к вакцинации можно приложить. Это движение таких людей, которые просто против: не будут искать пути приобщения к чему-либо, а всегда будут искать оправдания, почему они этого делать не будут.

Многие думают ( это миф, который нужно всегда развенчивать): «У меня популярная группа крови. Не пойду, потому что все пойдут сдавать». Есть такой вопрос, какая наиболее редкая группа крови? Я всегда отвечаю: «Именно та, которой сейчас нет». Это может быть самая популярная первая плюс и вторая плюс.

Донорство — это шаг, который может сделать практически каждый. Большинство людей могут сдавать кровь. Это следует делать сознательно. Имею в виду, когда человек заботится о своем теле, следит за здоровьем, занимается упражнениями, соответственно питается, хорошо спит — сам находится в ресурсе и может своим ресурсом поделиться для спасения других людей.

— Но ведь сейчас трудно находиться в ресурсе, учитывая то, в каком стрессе мы все находимся. Вы сказали «хорошо спит», а я подумала о том, сколько украинцев имеют такую роскошь, как хороший сон. Есть лайфхаки, как поддерживать свое физическое состояние, чтобы быть донором крови?

— Расскажу, как делаю я. Наша сфера и в мирное, и в военное время связана со стрессом. Из команды первые две недели почти никто не спал, потому что нужно было все скоординировать и как-то урегулировать. И когда через две недели выстроилась какая-то структура, у каждого члена команды и у меня есть правило — я делаю свою задачу, не свою — не делаю. Чем быстрее и качественнее я сделаю то, что могу, тем быстрее и качественнее кто-то совершит следующее действие.

Я отделила себя от информационного пространства, потому что если хоть одну новость прочту в течение дня, то все — я не рабочий человек.

Мы сейчас возим кровь в те точки, куда никто не возит. Я не рабочий человек на день — мы не отвезем кровь, куда нужно. Я не могу себе эту роскошь позволить.

Я работаю с психологом, чтобы справиться с этим ужасом.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X