«Хуже быть уже не может». Жительница Чернигова рассказала о нескольких уцелевших домах на улице, бомбардировке и спасении двух военных

15 апреля, 17:24
Елена и остатки ее дома в Чернигове (Фото:Анастасия Корицкая)

Елена и остатки ее дома в Чернигове (Фото:Анастасия Корицкая)

«Больше всего ужасало, когда ночью летели российские самолеты. Бомбардировали. Сбрасывали бомбы. Это, видимо, длилось четыре дня подряд. Нас бомбили с утра до вечера. Просто уничтожали. Все вокруг разрушено, бомбы лежат во дворах, под ногами. Мы даже не могли пробежать к болоту, чтобы набрать воды», — рассказывает Елена, которая много лет жила в спокойном уютном районе на окраине Чернигова. А затем началась полномасштабная война.

Война России против Украины — главные события 3 июня

В результате обстрелов разрушено 70% города. На восстановление понадобится не менее четырех лет. Так Елена рассказала, что на ее улице из 20 домов уцелело 8, в то же время уточняет:

Видео дня

Уцелело – значит, можно в них жить, а не то, что они совсем без повреждений.

Раньше думала о том, что нужно что-то купить, что-то раздобыть. А сейчас уже ничего не нужно. Главное – жизнь: твоя, твоих детей, всех близких. Оказывается, это единственное, что имеет ценность.

Елене 43, до войны занималась дома хозяйством. До этого долгое время, около 20 лет, работала в лаборатории, была инженером-землеустроителем.

О начале войны Елена узнала от своей мамы. Дамы не могли в это поверить. Но выстрелы, звучавшие сначала издалека, а позже — уже возле их дома, быстро вернули к реальности и подтвердили самое страшное.

Я спала, мне позвонила по телефону мама. Она пошла на работу, где ей сказали, что началась война, попросили вернуться домой. Некоторое время мы еще не осознавали, что вообще будет происходить, к чему приведет. Думали, постреляют где-то там… Но через несколько дней стало невыносимо. В нас стреляли из "градов", из чего только не стреляли… Тогда стало страшно. Очень страшно.

В первые дни войны Елена вместе с мамой и свекровью были дома: дети, сыновья 24 и 10 лет, уехали в первые дни войны и пока еще не вернулись. Кроме того, женщина приютила двух соседей. Почти неделю перед выездом из окрестности Чернигова они жили в подвале, под ежедневными бомбардировками. Елена рассказывает, что сейчас все дома там разрушены.

Мы были дома до последнего, потом стало невозможно выдержать количество бомбардировок. Горели дома, каждый день – по три, по четыре дома на улице. Ни с нашей улицы, ни из нашего района, ни из наших домов ничего не осталось, почти все сгорело.

Жительница Чернигова признается: до войны была совсем другой, эмоциональной, уязвимой. А сейчас удивляется сама себе.

Сначала переживала, чтобы дети были в безопасности, успокаивала их, улыбалась. Когда они уехали, я немного расслабилась. Бомбардировать стали сильнее. Я осталась с двумя слабо ходящими бабушками и раненым соседом. Заботилась о них и хозяйстве - без воды, света и газа. А каждого нужно накормить, всех успокоить. Они ведь не только маломобильные, но и психологически тяжело воспринимают происходящее. Я должна быть сильнее, всех приободрить. О том, что и мне тоже плохо, времени думать не было.

Соседа, о котором упоминает Елена, ранило обломком от снаряда. Скорая приехать не смогла, поэтому лекарства для мужчины собирали по всей улице — все, что было в аптечках и что могло бы спасти ему жизнь.

Это не единственный случай, когда Елена проявила свое мужество. Женщина помогла украинским военным, оказавшимся под завалами разрушенного здания.

Ребята же ни в чем не виноваты. Они не пришли воевать. Они прятались у нашего дома, отстреливались и снова прятались. Их засек вражеский дрон, после чего по их укрытию попали снарядом. Мы их достали из-под завалов, спрятали у себя в погребе, где сидели сами. Дали им воды, ребята час-два отдохнули, а мы пока отыскали их рации и командира.

Анастасия Корицкая
Фото: Анастасия Корицкая

Эти же военные спасли Елену и ее близких: утром через несколько дней они приехали и забрали всех из дома женщины. С самого утра быстро посадили людей в автомобиль под обстрелами и отвезли в бомбоубежище в Чернигове.

За все время пребывания в бомбоубежище, в течение двух недель, Елена не знала, уцелел ли ее дом. Сразу с началом затишья черниговчанка решила возвращаться в родной район. Кроме желания поскорее отстроиться, Елену тянуло домой и то, что женщина боялась мародерства. Уже со временем, когда она приехала в родной дом, собственные вещи собирала по соседним подвалам и погребам.

Анастасия Корицкая
Фото: Анастасия Корицкая
Анастасия Корицкая
Фото: Анастасия Корицкая

Сначала приехали двое соседей, дальше – она, ведь самой быть на улице, признается, – страшно.

Слава Богу, дом уцелел. Окна выбиты, пристройка разрушена, но в доме жить можно. Сейчас наводим порядок: забиваем окна, убираем внутри дома. На улице делаем теплицу.

Свет, газ и вода в доме отсутствуют. Но женщина не жалуется. Спокойно говорит, что все хорошо, всего хватает, ведь самое главное — жизнь.

Анастасия Корицкая
Фото: Анастасия Корицкая

Как говорит мой сын: "Мама, все будет хорошо". И я не теряю надежду. Кажется, что мы уже пережили все, и хуже быть не может. Очень хотелось бы зажить спокойно, построить все, что повреждено. Главное – есть куда возвращаться.

Когда Украина победит, Елена хочет увидеть своих детей. Эти надежды ее подбадривают.

Авторки материала: Олеся Савенко, Анастасия Корицкая

Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X