Под авиударами и артобстрелами. Как эвакуируют гражданских из зоны боевых действий и оказывают гуманитарную помощь переселенцам — интервью

13 июля, 10:13
Эксклюзив НВ
Евгений Каплин при доставке наборов с продуктами питания и электроплит жителям Северной Салтовки в Харькове

Евгений Каплин при доставке наборов с продуктами питания и электроплит жителям Северной Салтовки в Харькове

Автор: Алла Кошляк

Гуманитарную миссию Пролиска учредили в июле 2014 года, чтобы помогать мирным жителям, пострадавшим от войны на востоке Украины.

С 24 февраля география работы добровольцев расширилась на все области. Только с тех пор они помогли более 100 тысяч украинцев.

Кому помогают сейчас, в интервью Радио НВ рассказал Евгений Каплин, руководитель гуманитарной миссии Пролиска.

Видео дня

https://www.youtube.com/watch?v=gpsXXngxkdU

— Чем сейчас занимается гуманитарная миссия Пролиска? Как вам помочь в вашей работе?

— Гуманитарная миссия Пролиска с 24 [февраля] немного переформатировала свою работу. Если раньше мы работали в Донецкой, Луганской областях исключительно на линии столкновения, у нас там было 10 офисов, то начиная с 24 февраля, мы функционируем еще в ряде регионов Украины, где начались боевые действия.

На сегодняшний день основные задачи миссии остаются — помощь населению, которое находится в зоне боевых действий, а также помощь мирным жителям, которые вынуждены были покинуть из-за военного конфликта свои дома, и стали внутренне перемещенными лицами.

С 24 февраля нашей командой была оказана помощь в эвакуации населения, прежде всего из Донецкой, Луганской областей, из Харькова и области, частично из Запорожской области, где происходят боевые действия. К сожалению, уже сегодня эвакуации из Луганской области невозможны из-за захвата ее практически полностью.

Еще неделю назад одна из наших машин добиралась до села Белогоровка, которое на границе областей стоит. Оттуда под арт- и авиаударами вывозили людей. Работа с Луганской областью невозможна, но активно мы способствуем эвакуации из Донецкой области и на Харьковщине.

Из Донецкой области у нас ежедневно от двух до шести автобусов уезжает. Есть такие города, где эвакуацию мы финансируем с первого дня эскалации. К примеру, Торецк. Там ежедневно выезжает автобус за наши финансы по просьбе военно-гражданской администрации и вывозят от 30 до 60−70 человек. Раньше их возили в город Краматорск, на железнодорожный вокзал, но после авиаудара по вокзалу ракетой Точка-У некоторые люди начали бояться ехать по железной дороге — появились запросы на эвакуацию автобусом в другой город.

— Куда вывозите людей?

— В последнее время автобусными сообщениями мы эвакуируем [людей] в Днепр. Там наши коллеги по гуманитарной миссии Пролиска. В марте был открыт офис, работающий с общинами, страдающими от обстрелов на территории Днепропетровщины Криворожского района. Они находятся ежедневно на железнодорожном вокзале, где есть такой транзитный хаб.

Наша команда встречает на вокзале, расселяет в места компактных поселений на территории Днепропетровской области. [Существует] 83 таких места компактных поселений: некоторые из них транзитные, некоторые из них более долгосрочны.

Мы также оказываем помощь этим городам компактного поселения, чтобы люди могли там находиться.

В Донецкой области сейчас [активны] такие направления как Марьинская, Угледарская община, город Курахово. Также начали ехать Северск, Соледар, Бахмут — и эти общины. Некоторое время они уезжали, потом ситуация немного стабилизировалась — люди возвращались назад, а потом… Как российская армия начала наносить авиаудары с самолетов по Бахмуту и окрестностям, у нас начала буквально разрываться горячая линия от звонков с просьбами снова эвакуировать оттуда.

Еще одно направление — это Славянск и более мелкие деревни между Славянском и Святогорском, где продолжаются боевые действия. Несколько дней автобус, а иногда несколько автобусов из Славянска забирают и тех людей, которых из опасных сел туда привозят сотрудники МЧС, полиции на бронированных машинах.

Всего с начала полномасштабного вторжения российских войск на территорию Украины уже около 7000 человек (по состоянию на 30 [июня], 6455 человек) мы эвакуировали из зоны боевых действий.

До полномасштабного вторжения российских войск у нас на Донбассе работали в 55 населенных пунктах социальные автобусы. К сожалению, из-за оккупации Луганской области и нестабильной ситуации в части Донецкой области большинство из этих маршрутов было приостановлено. Но сегодня, где это возможно, такие социальные автобусы довозят людей до сервисов. К нам часто в последнее время обращается Славянская община: они просят людей транспортировать в Краматорск из сел, находящихся в зоне боевых действий, потому, что не работают магазины, банкоматы. Мы тоже уже несколько раз делали это.

Кроме того, произведены эвакуации ведомственных заведений. Из села Новомихайловка, например, под Марьянкой, был эвакуирован дом пожилых людей. Из села Катериновка тоже. Из города Часов Яр в Донецкой области был эвакуирован хоспис с пожилыми людьми.

В Харькове раньше находился головной офис нашей организации. К сожалению, 26 февраля мы вынуждены были перенести именно административный офис на запад страны. Но в Харькове развернута большая полевая команда: более восьми автомобилей, 15 психологов, многие социальные работники работают по оказанию как гуманитарной помощи, так и эвакуации. Сейчас преимущественно звонит не город, а именно Харьковская область — оккупированные населенные пункты, которые находятся либо севернее Харькова, либо северо-восточнее Харькова. Там совершенно не работает инфраструктура. То есть, основной вектор — это оказание гуманитарной помощи, помощь в эвакуации, а также комплексная помощь внутренне перемещенным лицам.

Открыты офисы в Виннице, Днепропетровске, Полтаве, Запорожье, которые работают именно с транзитными ВПЛ. В некоторых общинах количество внутренне перемещенных лиц даже превышает количество населения. Там есть такие специфические запросы: не справляется медицина, не хватает препаратов в ФАПах, нечем кормить, нигде размещать, не на чем размещать. Мы отрабатываем эти запросы, оказываем помощь.

— Сейчас у вас есть целая сеть офисов в разных регионах, стало больше задач. Как это отразилось на работе вашей команды? Что было сложным в процессе масштабирования на всю Украину?

— Сложнее всего было удержать коллектив, его переформировать. Я 24−25 февраля с небольшой командой бухгалтеров сидел в офисе в Харькове — под ракетными ударами мы выплачивали заработную плату людям за февраль, на пять дней раньше. И настроение было такое, что пока мы не доделаем, никуда не поедем, потому что людям тоже нужно будет перемещаться, у них не будет денег. Уже в Харьков заходили диверсионно-разведывательные группы и продолжались постоянные удары. И у нас побежал административный персонал.

26−27 февраля мы собрали в Днепре конвой из восьми автомобилей, с сотрудниками, с детьми. В машине, где восемь мест, в конце концов ехало 15−20 человек. Это был очень сложный этап. Мы выбрали место для перемещения административного офиса в Ужгород, где можно было спокойно работать. Мы этот конвой вели семь дней через всю Украину. Где-то в поле ночевали, под ракетным ударом оказались.

Второй трудный этап — это удержать перемещавшийся персонал. Как стабилизировать компанию, чтоб она продолжала работать? Два бухгалтера: один находился под обстрелами в Славянске, другой — в подвале в Харькове. Неделя была, когда мне приходилось, как руководителю организации, управляя конвоем, ночью в гостинице, общежитии, в подвале, где мы жили, параллельно набрать платежи, считать налоги. Каждый день выезжали автобусы, вывозили людей, а водители и поставщики, которые по нашим заказам производили эти вывозы, хотели оплаты.

Мы ежедневно теряли офисы. В первые два дня [полномасштабного вторжения] разбомбило офис в Волновахе, затем оккупировали два офиса в Луганской области — в Счастье, Станице Луганской. Затем разбомбили офис и в Золотом. Мы вывезли сотрудников в Северодонецк, а начали захватывать Северодонецк. Трудно было все это перемещать, много людей пришлось нанимать новых. Это самый трудный этап.

— Вы считали, скольким людям за все время существования миссии вам удалось помочь?

— Трудно вычислить эту цифру будет. Мы считали, скольким людям мы оказали разные виды помощи с 24 февраля. По состоянию на конец июня, вышли на цифру 100 тыс. Это люди, которым оказывалась и гуманитарная помощь, и питание, и эвакуация.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X