«За день спасали десятки животных». Как волонтеры спасали брошенных домашних питомцев в зоне боевых действий — интервью

3 августа, 13:54
Эксклюзив НВ
Фото со страницы волонтеров (Фото:ЗооПатруль / Facebook)

Фото со страницы волонтеров (Фото:ЗооПатруль / Facebook)

Автор: Алла Кошляк

Дмитрий Ревнюк, основатель волонтерской инициативы ЗооПатруль, рассказал Радио НВ, как волонтеры спасали десятки брошенных животных в городах, где шли ожесточенные бои с оккупантами.

Слушайте подкаст на эту тему

— Расскажите о ЗооПатруле вообще, какая сейчас команда, чем занимаетесь и как изменилась ваша работа после 24 февраля?

— Изменилась работа кардинально, я 13 лет снимал рекламные ролики для фармацевтических компаний в Украине. Мы сняли больше 100 роликов. Когда началась война, я разместил пост в Facebook, что спасаю закрытое животное, меня попросили освободить собачку. Я освободил, мне понравилось и у нас за три дня было 723 заявки о закрытых животных. Были такие истории, что даже в одном доме по три-четыре закрытых животных было. Задача была нереальная, 723 вызова, я приобщил всех своих знакомых киношников, нам удалось спасти всех животных. Не только нам, приобщились очень многие по нашим видео, мы показывали как это делать, выкручивали дверные глазки, вставляли трубочки и кормили, поили животных.

Видео дня

Потом, когда всех уже освободили, как только был доступ к Буче, Гостомелю, Ирпеню, мы уже были известны, нас пригласили быть в составе гумконвоя, где мы отвечали за корма для животных и за само спасение. Мы вошли в Бучу, за день вывозили по 35 животных. Это были и большие овчарки очень часто, породистые животные. Они все бегали, беспризорные, мы раздавали визитки минерам, мы помогали освобождать оставшихся животных. Было очень много раненых с осколочными ранениями. Мы за месяц забили все клиники, ветбольницы, этими животными.

— Считали, сколько всего животных удалось спасти?

— Уже около тысячи. Чем мы отличаемся? Мы медиа и у нас получилось очень хорошо пристраивать. Сейчас мы приобщили звезд, есть такой звездный ЗооПатруль, в YouTube у нас такая рубрика, звезды приходят в наш приют, навещают наших животных и потом их разбирают лучше, чем прежде. У нас пять животных в день мы пристраиваем, я очень горжусь тем, что у нас так получилось. Это очень показательный результат. Где-то тысяча животных у нас. Каждый день происходят спасения, мы работаем как зоополиция, нам звонят по телефону полицейские, у нас есть колл-центр, который принимает где-то до 10 заявок.

Обычно это сбитые животные, постреляных очень много, с ранами, с огнестрельными, разными ранениями. Мы забираем, приоритет у нас такой, что животное, которое между жизнью и смертью борется, мы работаем. У нас пять патрулей сейчас, они выезжают и забирают животных. Мы строим сейчас в Ирпене приют, мэр Меркушин очень нам помогает, выделил территорию. Мы занимаемся строительством европейского приюта. Там сразу пол с подогревом, плитка, очень все продумано. Наши девушки из штаба ездили в Берлин, смотрели как оснащен приют в Берлине. Мы пытаемся воспроизвести такой же в Украине.

— Приходилось ли спасать кроме кошек и собак каких-нибудь экзотических животных? Как часто могли оказаться закрытыми какие-то другие животные? Отличается ли как-то эта работа?

— Да. Когда у нас были закрытые птицы, они обычно в клетках. Если кота или собаку можно было покормить через дверной глазок, то птицы, шиншиллы, морские свинки были в клетках, добраться до них было невозможно. Поэтому мы ломали дверь, владельцы соглашались, мы привозили с собой новый дверной механизм, чтобы квартира не была открыта, и меняли, затем передавали им новый ключ. Таким образом освобождали и свинок, птиц, попугаев, черепах, рыбок, многих было.

— Вы сейчас находите животным новые дома, к вам обращаются люди, которые хотят взять к себе, приютить животное. Что вы у них спрашиваете, чтобы понять, что новый владелец будет ответственным и какие советы даете? Потому что так же как и люди сейчас все травмированы войной, животные тоже, это могло повлиять на их поведение и на то как с ними взаимодействовать.

— Советы — только любить до безумия и все будет хорошо. Да, обычно животных очень много, представьте, они в Ирпене, в Буче бегали под взрывами, брошенные на произвол судьбы, там происходил ад. Обычно это психологически очень на них повлияло, они напуганы, боятся всякого шума. Но я говорю, только любовью можно это вылечить, опекой. Животное довольно быстро отходит, если видит, что его любят. Мы подписываем договоры с новыми владельцами, где даже прописано, что если это кошка, они должны установить сетку, чтобы [животные] не выпадали из окна. Мы контролируем, что потом с нашими животными новые владельцы отправляют нам видео. Это обычно истории с хэппи эндом, не было у нас таких случаев, когда мы пожалели, что отдали.

— Сколько сейчас у вас людей в команде? Все же эта коммуникация нуждается в координации. Есть люди, которые постоянно обрабатывают поступающие запросы и о пристраивании, и о том, что нужно помочь? Как это у вас устроено внутри самого ЗооПатруля?

— У нас около 40 человек, было в начале и 80 патрулей, очень много, но потом мы структурировали больше на отделы. У нас есть отдел пристраивания, отдел отлова, очень много разных отделов, где около 40 человек работают целый день, без выходных и без передышки. Нам удалось привлечь инвесторов, мы открыли две клиники, одну на Оболони, одну на Подоле, инфекционную. Постоянно производят операции. Если брать с персоналом клиник, то у нас где-то уже 70 человек работают ежедневно, без выходных.

— Вы сказали, что смогли найти инвесторов, то есть есть люди, готовые финансово вкладываться и в приют для животных, и в клиники для того, чтобы их лечить. Можете ли раскрывать детали, кто является этими инвесторами, и вообще этот финансовый аспект. Животных нужно кормить, лечить, все, что вы перечисляли, как искать на это средства?

— Нам донатят, сейчас уже немного интерес к Украине стихает, к сожалению, но я привлекаю свои средства, очень многое нам помогают из-за границы. Но я вам скажу, процентов 80 — это все-таки люди из Украины нам помогают, 20 — иностранные инвесторы. Люди уехали, но они сочувствуют и помогают нам даже из-за границы наши соотечественники, перечисляют средства. За эти деньги нам это все и удалось построить. Нам не хватает средств обычно, сейчас, когда началось строительство приюта, это очень большие деньги, поэтому мы в постоянном поиске и новых инвесторов.

— Как сохранять этот стабильный поток средств, есть ли у вас какие-то лайфхаки, на что люди лучше донатят, на что лучше реагируют? К примеру, с животными, вы говорите, если звезды приходят, потом активнее забирают. Есть ли какие-то фишки, которые помогают именно собирать деньги более эффективно в условиях, когда становится труднее это делать?

— Для меня это тоже загадка, как это сделать, чтобы было. Чем больше наша деятельность, тем больше средств она требует. Поскольку донаты уменьшаются, нам сейчас очень тяжело. Мы не привлекаем ни копейки от государства, понимаем, что сейчас есть приоритеты в стране. Тем не менее, я не знаю никаких лайфхаков, как привлекать больше. Если нам удается спасать каким-то необычным способом, как кошка Шафа, доставленная из Бородянки благодаря коптеру, или заминированный пес Лис, как недавно, конечно, волны донатов идут больше какое-то время. Но какого-то лайфхака как правило нет.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X