«Для меня все началось восемь лет назад». Волонтер о фронте, доставке машин бойцам и помощи близким военных — интервью

29 июля, 18:22
Эксклюзив НВ
Волонтер Мария Стецюк (крайняя слева) (Фото:Виктория Амелина / Facebook)

Волонтер Мария Стецюк (крайняя слева) (Фото:Виктория Амелина / Facebook)

Автор: Алла Кошляк

Психолог и волонтер Мария Стецюк рассказала Радио НВ, как сейчас оказывается помощь украинским бойцам на передовой и как поддерживают друг друга близкие военных.

— Буду сегодня расспрашивать о двух вещах: во-первых, Мария уже восемь лет помогает фронту, и хорошо это или плохо, в отличие от многих людей, не 24 февраля узнала, что в Украине война. Не буду судить, как по-разному у людей сложились обстоятельства, но для многих это было открытием, что нужно помогать ВС, оказывается, у нас может чего-то не хватать для солдат, защитников, вообще война — это страшно, больно и неприятно. Ты знаешь все эти вещи и проблемы с 2014 года и насколько я помню, не прекращала помогать и добровольцам, настолько, насколько хватает сил. Изменилось ли для тебя что-то после 24 февраля?

Видео дня

— Наверное, для меня ничего не изменилось, потому что, как ты сказала, война для меня началась в 2014 году, просто были моменты, когда я активнее помогала в начале, 2014−2015 годы. И были моменты, когда этого было меньше, потому что какие-то потребности ребят были закрыты. Но на самом деле ничего не изменилось, война началась, война, к сожалению, продолжается и продлится еще долго. Поэтому просто делаем то, что имеем. Я не очень люблю, когда меня называют волонтером, потому что мне кажется, что я делаю то, что должен делать каждый, помогаю своим знакомым, близким людям, как-то так.

— Как для тебя началась эта история с, окей, не волонтерством, помощью нашим вооруженным силам?

— Она началась в 2014 году, я прочла в Facebook, что киевскому военному госпиталю на тот момент, кажется, нужны были футболки, какие-то такие вещи. Я принесла один раз, потом увидела, что еще что-то нужно, потом девушки-волонтерки из госпиталя сказали, что там нужны руки, нужно что-то убрать, приготовить. Я стала приходить все чаще, раз в два-три дня. С этого времени, наверное, началось мое волонтерство.

— Что все это время дает тебе силы продолжать это делать?

— Наверное, я это делала, потому что понимала, что ребята много делают, рискуют своей жизнью и очень часто отдают свою жизнь. Я должна так же как-то к этому присоединяться, хотя бы минимально и то, что я могу делать. Поэтому я сначала ходила в госпиталь.

— Потом поняла, что у ребят на фронте есть еще и другие нужды и начала заниматься разными закупками. Похоже, до 24 февраля среди этих закупок не было огромных автомобилей для военных.

— Да, я познакомилась в госпитале со своим другом Димой и после того поняла, что кроме госпиталя есть еще много потребностей на фронте у ребят. И как я шутила в начале, в 2014−2015 годах было такое, что я отсылала и воду, и какую-то туалетную бумагу, такие вещи, которые, казалось бы, сейчас уж точно у ребят есть, а тогда в этом была большая потребность. В этот раз произошло так, что я начала незапланированно заниматься автомобилями, это тоже для меня новость, но так есть. Все началось с того, что моему другу в подразделение нужен был автомобиль, и я подумала, почему бы не собрать деньги. Как-то это возможно, вместе все сложимся. И так случилось, что на первый автомобиль очень легко вышло собрать, подключились друзья, многие в Facebook, потому что это были еще первые недели войны и люди были такие, как мне кажется, более напуганные, более собранные, были готовы делать максимум.

— И даже те, кто уехал, мне кажется, чувствовали какую-то вину, хотя бы деньгами хотели помочь. Ты видишь какой-то сбор и к нему сразу присоединяешься. А есть какие-то лайфхаки, как эффективно собрать средства?

— Я люблю шутить, что основной лайфхак — знать, когда у айтишников зарплата. И после этого нужно написать пост за день или еще раз напомнить в день зарплаты, тогда успех обеспечен.

— Много донатов от айтишников?

— Если иметь друзей, знакомых среди них, можно как-то попросить и обратиться. Но в общем-то через Facebook мне в последнее время уже сложно собирать средства, потому что, как ты правильно говоришь, уже почти все стали волонтерами, все на что-то собирают и это сложнее. Я как-то пробую уже обращаться к людям непосредственно, писать им просьбу отдельную, если знаешь, что человек имеет больше каких-то финансовых возможностей и т. д. Я просто пишу, объясняю, кто это, для кого, что это какие-то фотографии бросаю. Тогда очень часто не отказывают, скажем так.

— Собрать деньги на автомобиль — это только часть. Затем нужно найти этот автомобиль, еще часто перекрасить, а затем довезти. Сейчас ты делаешь все эти вещи сама?

— Не сама, мне повезло, в Болгарии, где я покупала последние автомобили, нашлись ребята, украинцы, которые помогали с закупкой и делали всю ту часть, которая была нужна в Болгарии. Они брали машину, мы как-то осматривали, договаривались, подходит ли она, не подходит, дальше они занимались оформлением документов. Очень часто они от себя покупают резину, какие-то запчасти на эту машину, эту часть они закрывают. И кроме того они ее очень часто догоняют до границы и дальше уже моя часть работы: просто перейти границу и если автомобилей больше, чем один, это может быть какая-то подруга или кто-то из девушек, имеющих право выезда, и уже забрать этот автомобиль в Украину. А дальше догнать его в определенный город, покрасить. Еще раз посмотреть на СТО, все ли с ней окей, чтобы ребята не ремонтировали ее потом уже где-то на фронте. И да, доставить.

— Сейчас бюрократически все еще тяжело это пересечение границы делать, или как-то более-менее упростили и эту процедуру можно нормально провернуть?

— Это нетрудно, если знать, как правильно завозить и какие документы нужно готовить. Тогда более или менее легко это происходит, очень часто способствуют таможенники, потому что если они знают, что автомобили идут для ВСУ, делают отдельный коридор и тогда легче заехать.

— А перекрасить, посмотреть, все ли нормально, уже, наверное, свои красильщики, какие-то проверенные мастера есть?

— Да, есть также волонтеры, которые красят это все.

— Сама дорога ближе к линии фронта — это сейчас нормальная логистика? Довезти машину до места назначения — это сколько времени, сил, денег, всего занимает? Еще когда бензина не было?

— Как я говорю, что очень часто это лотерея, то, что происходит в Украине с ракетными обстрелами и тому подобное, — это лотерея и может быть по-разному. Ближайшее, куда я ездила к линии фронта, — это Днепр, помню, последний раз у меня была запланированная поездка условно на один день, немного изменилось кое-что у ребят, и хорошо. Потому что в тот день Днепр был обстрелян. Меня там не было, повезло. А так может быть очень по-разному. Обычно дорога занимает не очень много, но блокпостов, как ты говоришь, действительно много, там часто проверяют, потому что нужны документы на все это. Очень разное может быть отношение на блокпостах, кто внимательнее свою работу выполняет, кто менее внимательно. Но обычно мне как-то везло, все это проходило легко. Очень часто удивляются, что девушка за рулем, как-то они обращают внимание не на машину и какие-то документы, а на то, чтобы пообщаться со мной, узнать, как так случилось, почему я одна, почему еду и действительно ли умею управлять этой машиной, и есть ли у меня какие-то документы.

— Ну, очевидно, когда ты уже в ней едешь. Я просто знаю, что есть история о красном платье и большом автомобиле, очень хочу, чтобы наши слушатели ее тоже услышали.

— Есть история о красном платье и большом автомобиле. В последний раз, когда я ехала в Днепр, мне очень хотелось приехать туда красивой. Потому что постоянно ездишь как-то, джинсы, как волонтер и все такое, ничего особенного. А тогда было какое-то такое настроение, захотелось очень красиво приехать на большой зеленой машине. Я надела красное платье, сделала хороший макияж, села в машину и на каждом блокпосте я не была ограничена в мужском внимании. Все так же спрашивали, а что, как, удобно ли в таком платье, и в общем больше общались, меньше проверяли какие-то такие моменты. Меньше меня задерживали, что было очень хорошо. Поэтому я подумала, что это такой лайфхак с красным платьем может быть использован и дальше.

— Я знаю, что вы с волонтерами машины возите не пустые, всевозможных полезных штук для военных тоже привозите. В чем сейчас есть необходимость? Базовые потребности как бы закрыты, не надо бумагу, мыло и воду отправлять. А что до сих пор нужно?

— Потребность может быть во многом, просто я для себя распределяю, что я занимаюсь, например, только машинами и в основном дронами. Я знаю, насколько нужны дроны, насколько часто их не хватает, я в основном вожу дроны в машинах.

— Не только колеса, но и глаза для военных.

— А так по остальному очень часто приобщаются друзья, готовые закупить банально те же сигареты, какие-то вкусняшки для ребят, что угодно, что им хочется передать. Все забираю, загружаем, едем. Главное, чтобы машина была не пустая, потому что мне как-то всегда неудобно приехать с пустой машиной.

— Это не единственная твоя деятельность на нашу общую победу, будем называть это так. По образованию ты психолог и в процессе этого образования, насколько я знаю. У тебя есть группы поддержки для девушек, ожидающих своих близких с фронта. Расскажи, откуда взялась именно такая идея, и как она оформилась в такую поддержку?

— Все началось с того, что после 24 февраля мне позвонила по телефону моя близкая подруга, у которой муж впервые за это время пошел на войну и с ним не было связи дня три, наверное. Она была в отчаянии, позвонила по телефону и говорит: давай просто с тобой поговорим, ты меня поддержишь, потому что я знаю, что у тебя есть такой опыт ожидания. У меня много друзей среди военных, среди волонтеров, я знаю, что такое ждать сообщения, когда нет связи, я знаю, что такое ждать сообщения утром после не очень тихой ночи. Вот мы с ней пообщались один раз, другой и я подумала, что, к сожалению, после февраля таких девушек и женщин стало гораздо больше, чем было до того, и все они проживают этот опыт, хочется их как-то поддержать. До этого у меня была инициатива с ветеранами, когда я делала группы взаимоподдержки. Я знаю, как работают такие группы, знаю, что они могут быть полезны, по их отзывам. Поэтому я решила попробовать, написала в Facebook пост о том, что создаю группы взаимоподдержки, откликнулось достаточно много девушек. После этого подключился Veteran Hub, который так же решил сделать этот проект вместе, потому что и у них было много таких запросов. После этого мы начали проводить эти группы взаимоподдержки.

Они выглядят так: мы собираемся в Zoom раз в неделю где-то на час-полтора. Там может быть максимум 10 участниц, существуют определенные правила, которые в таких группах есть, но особого формата нет, это каждый раз может быть очень разная тема. Мы можем прийти с настроением, чтобы поплакать, а можем посмеяться, поделиться фотографиями. Девушки после этого выходят с такими фразами, как классно, что появились такие группы, потому что у меня в окружении не было девушек, которые кого-то ждут, мне хочется просто банально с кем-то поговорить, с тем, кто поймет. Потому это один такой формат.

Другой формат — это они сами уже захотели себе сделать Telegram-группы, где они общаются посреди недели, кто как, кто чем занимается, делятся какими-то новостями. Также отдельно я создала Telegram-канал, где я создаю сообщения утром и вечером, поддерживающие и вдохновляющие, я надеюсь.

— Сколько уже людей откликнулись, обратились за такой поддержкой?

— Пока таких групп четыре, в каждой по 10 человек, еще около 100 человек в листе ожидания.

— А в Telegram можно кому угодно, в этот чат, или пока он еще закрыт?

— Сначала он был для этих участниц, которые в этих группах, но я все чаще думаю о том, чтобы его открыть, чтобы там был кто угодно.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X