«Жизнь не должна останавливаться». Интервью с активисткой Восток-SOS — о том, как дважды из-за войны потерять все и продолжать бороться

16 августа, 12:23
Екатерина Скрипова (Фото:Восток SOS / Facebook)

Екатерина Скрипова (Фото:Восток SOS / Facebook)

Автор: Алла Кошляк

Восток-SOS как общественная и правозащитная инициатива возникла весной 2014 для помощи проукраинским активистам в Донецке и Луганске. Они одними из первых помогали пострадавшим от военной агрессии.

И сейчас, с 24 февраля 2022 года, организация работает по всей Украине.

Как построена ее работа, и где аактивисты принимают силы для помощи пострадавшим от войны уже более восьми лет, в интервью Радио НВ рассказала Екатерина Скрипова, глава правления Восток-SOS, координатор гуманитарного направления.

Видео дня

https://www.youtube.com/watch?v=otJSlsUeYAw

— Хотелось бы начать с истории самой организации. Восток-SOS создан еще в мае 2014 года. Гуманитарная помощь украинцам во время войны не является для вас новой деятельностью. Впрочем, чем отличается Восток-SOS образца 2014 и 2022 года? Насколько сложнее стали задачи после 24 февраля, если стали сложнее?

— Сложнее только то, что стало гораздо больше людей, нуждающихся в помощи. Но с гуманитарной помощью мы работали с 2014 года, когда организовались и уехали из Луганска.

Наша организация первой, пожалуй, три года активной была именно на гуманитарном направлении. Перед 24 февраля перешли в другой формат работы — налаживался образовательный процесс — тренинги для школ, для правозащитников. Направление для людей, чтобы они учились, как поступать так, чтобы их права были защищены и этим пользовались.

24 февраля внесло свои коррективы и мы вернулись в гуманитарное направление. Сейчас просто совсем другие объемы, чем те, которые были в 2014 году. Мы помогаем тоннами помощи — это для нас новое. И это для нас был вызов, начиная с резкого расширения команды. Если до 24 февраля было 35 человек, работавших в Восток SOS, то сейчас наш основной старт — это более 100 человек в организации.

Нам пришлось эвакуироваться. В процессе эвакуации мы уже начали работу по сбору донатов, гуманитарной помощи. Наши постоянные партнеры, работающие с нами уже с 2014 года, сразу начали включаться, понимая всю ситуацию. И уже 5 марта вошли первые фуры с гуманитарной помощью.

— Я заметила на вашем сайте, что и образовательное направление тоже не прекращалось. У вас есть летняя школа для педагогов, фестиваль мнений. Как удается совмещать эти актуальные вопросы гуманитарной помощи для людей здесь и сейчас с более мировоззренческими, стратегическими вопросами, с работой на перспективу?

— Для людей важно не только то, что им помогут поселиться и найти, что поесть на первое время. Для них также очень важно их психологическое состояние и поддержка. И понимание, что их не бросили, жизнь все равно продолжается, учебные и образовательные процессы продолжаются.

Мы наших учителей тоже не бросаем. Образовательное направление немного переформатировалось: собрал всех учителей, с которыми работали, узнали, где они, как они, что со школами.

В связи с этой агрессией очень много школ пострадало, и они не знают, что будут делать. Наша задача — помочь максимально, как мы можем, как школами, тренингами по работе онлайн, как работать за границей, как себя адаптировать к таким условиям.

— Как Фестиваль мнений изменился, по сравнению с предыдущими годами? Почему решили, что событие все равно обязательно нужно провести в этом году?

— Для нас это была задача со звездочкой — решить, проводить ли его или не проводить. Но все же само название говорит за себя — Фестиваль мнений. Мнения всегда есть — активные боевые действия, или более пассивные, чем были. И их всегда нужно озвучивать, понимать, как их реализовывать.

Сейчас мнения о том, что делать в этой ситуации. Мы решили, что люди имеют право высказать свой взгляд, свое видение, какие у них есть неотложные проблемы в этой ситуации и как бы мы могли помочь их решать или найти общий путь для решения.

Поэтому мы решили провести Фестиваль мнений. Темы, конечно, более связаны с нынешней ситуацией и как людям с этим жить. В общем, основные дискуссии будут на онлайн-платформе, но планируется и несколько небольших дискуссий оффлайн. Пока — в Днепре. Но все [зависит от] ситуации, которая будет складываться на фронте, будет ли безопасен [город] для этого. Мы все это учитываем.

— С 2014 года Восток-SOS работает с очень чувствительной темой людей, пострадавших от войны. Это всякий раз личные истории. Часто очень сложные. Так или иначе команде, по-видимому, приходится пропускать их сквозь себя, беспокоиться. Как в этом потоке таких историй вы продолжаете работать, находить в себе силы? Как восстанавливаетесь и как противодействуете эмоциональному выгоранию, которое время от времени происходит со многими волонтерами? Есть ли у вас рецепты, как держаться и продолжать помогать другим?

— Для каждого рецепт, пожалуй, свой. Но у нас разработаны супервизии у психологов — как командные, так и индивидуальные. Каждый член команды может обратиться к психологу, проговорить с ним все переживания и восстановиться.

Также проводим общее собрание: обязательно еженедельно проговариваем, что мы сделали. Это действительно дает толчок на следующую работу, это показывает общую картину, что мы делаем. И это вдохновляет, собираемся с силами и трогаемся дальше.

Мы понимаем тех людей, кто пострадал от войны, потому что основная часть нашего коллектива — люди, пострадавшие от войны. Кое-кто первый раз, кто-то — во второй. Поэтому мы понимаем, как это влияет на человека, когда переселенец, когда у тебя есть некоторые проблемы, когда ты уехал. Возможно, неприятие теми людьми, куда ты уехал, кто ты. Мы это все уже прошли в 2014 году — можем рассказывать и оказывать помощь впервые проходящим людям. Это для нас, пожалуй, тоже движущая сила: у нас есть опыт и мы можем помочь преодолеть все эти проблемы.

— Понимаю, что не бывает универсальных рецептов, советов, которые помогли бы всем. Но чтобы вы порекомендовали всем тем, кто сейчас имеет опыт войны впервые и до сих пор от того первого шока не совсем оправился? Есть ли какие-то фразы, которые реально как-то поддержат?

— Пожалуй, универсальной фразы нет. Когда разговариваешь с человеком, понимаешь, что ему нужно услышать. Есть разные ситуации.

Одно из первых — никогда нельзя держаться за что-то материальное. Очень многие наши люди держатся за дома, за вещи. На самом деле все это можно вернуть, можно обустроить. Мы стараемся донести до людей, что самое важное в этом мире — нематериальное.

В нашей стране сейчас каждый человек, работающий на своем месте, который не волонтерит, не помогает своими руками, а занимается своей профессиональной деятельностью, — оказывает очень большую помощь. Потому что народ должен развиваться, работать, общаться. Жизнь не должна останавливаться, мы должны бороться, но не останавливаться.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.
Показать ещё новости
Радіо НВ
X