«В разнообразии наша сила». Как активисты Кропивницкого мобилизовались 24 февраля и чем занимаются сейчас — интервью

18 августа, 13:51
Хмарочос в августе организовал трехдневную школу Цифровой блогинг и общественная безопасность в военное время (Фото:Агентство устойчивого развития Хмарочос / Facebook)

Хмарочос в августе организовал трехдневную школу Цифровой блогинг и общественная безопасность в военное время (Фото:Агентство устойчивого развития Хмарочос / Facebook)

Автор: Алла Кошляк

Агентство устойчивого развития Хмарочос с 2017 года работало в Кропивницком в сфере устойчивого развития общин, образовательных инноваций, медиа, урбанистики, безопасности, брендинга городов и территорий.

До 24 февраля 2022 года команда успела реализовать многие образовательные и общественные проекты, но с началом полномасштабного российского вторжения она вынуждена была изменить свою деятельность.

Видео дня

Теперь организует тренинги по безопасности, занимается психологической поддержкой, волонтерством и обучает другие общественные организации, как действовать во время войны, рассказала в интервью Радио НВ Ирина Ткаченко, директор Хмарочоса.

Ирина Ткаченко

директор Агентства устойчивого развития Хмарочос

Нашей команде импонирует слоган [проекта Радио НВ] «Час діяти», потому что это именно тот спасательный круг, который после 24-го нас держит.

С 2014 года мы постоянно в действии. Нашей организации пять лет, но до этого наша община как инициативная, активная группа работала уже шесть лет. В общественный сектор мы пришли осознанно, понимая, какова миссия и призвание общественных организаций.

Наше основное направление с самого начала — поддержка молодежных инициатив, реализация культурных и образовательных проектов, в частности в сфере медиаобразования.

Далее, когда мы получали опыт, расширяли круг знакомств, коммуницировали с другими объединениями, как формальными, так и неформальными, у нас уже четко выделились такие направления, как поддержка инициатив молодежи и других инициативных групп на локальном уровне. Речь идет о маленьких селах, общинах. В этом сегодня у нас большой опыт, который мы получили, в частности, в сотрудничестве с программой «Добре тут на Кіровоградщині». Сейчас продолжаем сотрудничество в Запорожской области с общинами, часть которых сейчас пребывает во временной оккупации.

https://www.youtube.com/watch?v=zVvl1g0awpk

Еще одно важное направление — это поддержка культурных инициатив. Откровенно говоря, только с 24 февраля я очень глубоко осознала, насколько важна была предыдущая работа, все те отснятые видеопоэзии, разнообразные исследовательские прогулки по городу, которые влияли на формирование культуры вывесок, наружной рекламы, все те медиакемпы, которые мы проводили. Потому что культура взаимодействия, формирование культурного пространства сегодня — это наша броня. Это тот невидимый, на первый взгляд, бронежилет, защищающий нашу гуманитарную ауру. И сегодня креативные войска тоже приобщаются к этой борьбе.

Еще важное направление, которое у нас было до 24 [февраля], — это программа «Активні громадяни Британської ради». Это та программа, с которой мы выросли как профессиональное сообщество, которое может обучать, поддерживать. За время сотрудничества — более трех лет — мы сопровождали свыше 20 маленьких инициатив как по Кировоградской области и Кропивницкому, так и по Украине.

Также с «Британской радой» получили, по-моему, отличный кейс поддержки молодежных советов, среди прочего — их адвокационные кампании. За год, по состоянию на сегодняшний день, мы поддержали 22 адвокационные кампании, которые успешно воплотили молодежные советы, сумевшие благодаря этой поддержке (как менторской, так и грантовой) реализовать необходимые инициативы, усилить голос молодежи.

Молодежные советы сегодня могут продемонстрировать свою зрелость. Они тоже являются надежным плечом как для органов местного самоуправления, для волонтеров, так и для молодежи, для жителей своей общины.

Также наша суперсила в сети. У нас были и есть много проектов, основанные на объединении, если у нас есть общая идея и можем это воплощать у себя в обществе. Кто-то из наших единомышленников может пребывать в другом регионе, но это для того, чтобы эти мостики общественной активности и этот диалог был налажен.

Сейчас я осознала, насколько было важно коммуницировать до 24 февраля, потому что мы могли в этом коммуницировании (образовательном, культурном, межсекторальном) разрушать стереотипы о разных регионах Украины, об этом ментальном образе, например, как я, украинка из Надднепрянщины или представителя либо представительницы какого-либо другого региона. Понятно одно, что мы едины и в этом разнообразии наша сила.

После 24 февраля более четко пришло осознание, что надо делать. Конечно, не в первый день, потому что первый день — это был шок и непонимание. Но именно благодаря тому, что мы активно учились, проходили различные тренинги, мы смогли гибко перестроиться.

Мобилизовались общественные организации именно нашего города. Помогли партнерства, которые у нас уже были. Мы смогли быстро реагировать на вызовы, помогать друг другу, помочь себе, чтобы помогать другим.

Наш дом стал транзитным хабом для тех, кто выезжал из Запорожской, Харьковской, Донецкой и Луганской областей. Сообщество активных граждан у нас очень большое — много друзей, коллег. Это тоже для меня было якорем: я понимала, что то, что было наработано в плане связей, общих ценностей, сейчас помогло нам помогать другим. Вот это было очень важно — то, что удержало. Потому что первая неделя — это было очень тяжело организовывать, делать, реагировать. Сейчас ты больше учитываешь приоритетность тех или иных вызовов, понимаешь, сколько у тебя есть сил и ресурсов, но ты постоянно в действии.

Это вкратце о том, чем мы занимались и как это помогло нам сейчас быть в строю. Мы не выехали из Кропивницкого, оставались здесь, наблюдали за событиями, в частности, за николаевским направлением, потому что понимали: если колонны пойдут дальше Вознесенска, то здесь нужно уже [что-то будет] решать. У меня лично трое детей.

Но так сложились обстоятельства, и огромная благодарность Вооруженным Силам, тем, кто взял на себя этот удар, что Центральная Украина продолжает являться этим хабом для внутренне перемещенных лиц, релокированных общественных организаций.

Для нас важно быть надежным фронтом. У нас есть компетенции работать на всех уровнях: паковать сухие супы, борщи, сушить сухари, организовывать обучение.

Мы постепенно выходим в офлайн-форматы, понимая, что нужно поддерживать и образовательный фронт, дабы помочь людям быть в ресурсе. Это игра в долгую, эта борьба потребует от нас новых компетенций и их нужно постоянно усиливать.

[До 24 февраля] у нас (из-за COVID-19) уже были отлажены механизмы работы онлайн, весь документооборот — в облачных папках, хранилищах. Единственное, что оставалось — взять тревожные чемоданчики и ехать куда-то к родственникам, подальше от линии фронта. Но у нас были договоренности с командой, что мы держим связь друг с другом и пытаемся быть на связи, помогать там, куда бы ни переехали, быть включенными в эти процессы.

До 24 февраля несколько членов команды выехали из Украины, не из-за военного вторжения, а так сложились их жизненные обстоятельства. Мы уже тогда работали дистанционно.

Также нам помогло то, что мы понимали некоторые особенности цифровой безопасности. К примеру, мы вовремя отреагировали, изменили все необходимые пароли, резервы документов, все у нас было оцифровано. Это крайне важно, потому что когда мы общались с коллегами из Херсона, которые выезжали уже из глубокой оккупации, рискуя своей жизнью, то они сказали, что первое, что они сделали, убедились, что их родные в безопасности, и только потом работали над тем, чтобы утилизировать документы общественной организации.

В Кропивницком мощный общественный сектор. У нас уже с первых часов [войны] был общий чат волонтерский, журналистский. Было все моментально организовано, кто за что несет ответственность.

Те ресурсы, которые были у нас, мы уже спустя неделю распределили, могли приобрести спальные мешки, карематы, фонарики для нашей терробороны и для воинской части наших кропивницких защитников и защитниц.

Мы понимали, что умеем организовывать процессы. Впрочем, был и вызов: те поставщики, у которых мы могли бы все это заказать, уже не работали, потому что это Киевская область в основном. Они уже не могли предоставить нам определенные услуги. И мы сразу начали искать тех, кто есть в Кропивницком, области или других областях. Было чувство того, что ты что-то можешь делать. И если ты здесь организовал дистанционно процесс, то кто-то из твоих коллег брал такси, ехал в Эпицентр, забирал [товары], доставлял их нашим терробороновцам. Это все осуществлялось очень быстро.

Из личного отмечу: я очень гордилась своими сыновьями. Они у меня еще малолетние: самому старшему на тот момент было 15 лет. Но как они отреагировали, как включились в помощь, пока мы с мужем, командой решали определенные задачи, они на месте тоже могли обустроить подвал и реагировать на вызовы. И я очень им благодарна, что они были включены в эти процессы. Я понимаю, что они повзрослели за это время, стали мудрее.

Эта сплоченность благодаря проектной деятельности, общественной деятельности помогла нам на уровне личном, семейном — мы научились не паниковать и анализировать риски. Сейчас я понимаю, что это нам помогло, потому что у тебя есть навыки критического мышления, чтобы не паниковать и не создавать проблем там, где их не нужно, а мобилизоваться, сфокусироваться и помогать тем людям, которым надо было уезжать в срочном порядке, спасать свою жизнь. И мы это делали.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.
Показать ещё новости
Радіо НВ
X