«Солидарность дает силы бороться». Чем активисты, которые помогали ЛГБТ+ людям, занимаются во время войны — интервью с правозащитницей

18 августа, 14:17
Елена Шевченко на Марше Равенства 2021 года в Киеве (Фото:Helen Angelova для Amnesty International Ukraine)

Елена Шевченко на Марше Равенства 2021 года в Киеве (Фото:Helen Angelova для Amnesty International Ukraine)

Автор: Алла Кошляк

Общественную организацию Инсайта основали еще в 2008 году. Активисты занимались правозащитной и просветительской деятельностью, оказывали помощь и поддержку ЛГБТ+ людям, а также поддерживали и развивали региональные ЛГБТ+ инициативы.

С началом полномасштабного российского вторжения в организации сосредоточились на психологической и юридической помощи ЛГБТ+ людям во время войны, адресной гуманитарной помощи женщинам с детьми и обеспечении женщин военнослужащих на передовой.

Видео дня

Как общественной организации после 24 февраля удалось создать эффективную систему волонтерской деятельности, в интервью Радио НВ рассказала Елена Шевченко — общественная активистка, правозащитница, глава общественной организации Insight LGBTQ NGO.

https://www.youtube.com/watch?v=pSuSofzPzFU

— Чем занимался Инсайт до полномасштабного вторжения? И как изменилась ваша деятельность после 24 февраля? С какими вызовами пришлось столкнуться после того как Россия развязала полномасштабную войну против Украины?

— До полномасштабной войны мы занимались преимущественно защитой прав ЛГБТ и их сообществ. Мы делали разные семинары, тренинги, учили людей, как быть толерантными. Мы продвигали изменения в законодательство, оказывали психологические услуги членам ЛГБТ-семей, а также их родственникам.

Мы делали очень много в регионах. У нас было 11 регионов, включая Краматорск, например, где у нас были коммьюнити-центры для того, чтобы люди могли там собираться и получать услуги, ходить на консультации и также просто побыть в кругу своих единомышленников.

Общественная организация Инсайт были и являются инициаторами общественной инициативы Марш женщин. Если честно говорить о том, что изменилось после полномасштабного вторжения, то это, конечно, почти полная наша переориентация на так называемую гуманитарную помощь, то есть практическую помощь для членов ЛГБТ-сообщества. И отдельное сейчас у нас направление — это женщины с детьми, которые остались в очень тяжелом положении из-за войны, и сейчас находятся в Украине, в тех городах, где нет возможности получить никакой помощи.

Поэтому с 24 февраля мы начали оказывать адресную гуманитарную помощь, рассылая необходимое, включая гигиенические наборы, с едой, с медикаментами.

— Был ли у вас с командой какой-то план на случай, когда и если начнется большая война, как вы будете перестраивать свою деятельность, свою работу? Были ли какие-то алгоритмы, как действовать? Все ли пришлось делать на ходу?

— Нет, не было таких планов. И это, кстати, тот вопрос, который довольно часто я слышу до сих пор, и слышала с начала полномасштабной войны от международных организаций: а есть ли у вас план безопасности, что вы пошагово будете делать? Я вам скажу. Проблема состоит в том, что все эти крупные организации (международные правозащитные) имеют достаточно много ресурсов для того, чтобы иметь такие планы — план В, план С и так далее. А маленькие организации…

— Но оперативно действовать они не умеют при этом!

— Вообще. А у маленьких организаций просто нет времени на то, чтобы сидеть и полгода разрабатывать какие-то планы, которые потом не сможем использовать.

Поэтому я бы вам сказала, что наш опыт уникален. Мы с нуля создали систему гуманитарной помощи, которая базируется именно на нуждах пострадавших от войны людей. Это не те подходы, которые используют крупные гуманитарные организации, которые я считаю недейственными. Мы не привозим на площадь гуманитарную помощь, которую мы считаем нужно раздавать людям. Мы собираем запросы и формируем посылки на основе запросов, которые нам посылают. И это, мне кажется, уникальный подход.

— Как вам удалось построить логистику, чтобы вся помощь нашла своего адресата? Что в этом было самым сложным? И возможно, у вас есть какие-то лайфхаки, как эти сложности преодолевать. Все мы помним, какие были проблемы, например, с горючим. Было время, когда вообще большинство привычных услуг просто парализовало, потому что все как-то приходили в себя от того первого шока. Сейчас есть такие населенные пункты на территории Украины, куда по разным причинам трудно или невозможно добраться, потому что это либо зона активных боевых действий, либо находящиеся во временной оккупации территории. Есть ли какой-то способ, как помогать людям там? Как адресно доставить то, что им нужно, на более сложных направлениях?

— Во-первых, мы не приходили в себя. Мы та организация, которая начала работать уже в первый день. 24 февраля мы уже начали думать, как помогать. На второй день у нас заработала горячая линия психологической помощи, которая до сих пор работает 24/7. Через нее прошли тысячи уже женщин, детей, семей.

Уже на первой неделе мы начали организовать шелтер, где люди могут получить временное убежище как женщины с детьми, так и ЛГБТ-сообщество. И уже на второй неделе мы стали посылать гуманитарную помощь.

Серьезно, все эти международные инструменты вообще не работают. А работают твои «теплые» контакты — контакты с людьми из-за границы, из ближайших стран, которые были с нами уже в каком-то партнерстве. Это небольшие группы людей, которые привозили то, что нужно было на границу, где мы забирали. Мы находили любые варианты.

Я, например, все свои деньги потратила в первые месяцы, чтобы оплатить каким-то водителям [работу], чтобы забрать это с границы и дальше рассылать. Уже потом мы, конечно, сделали систему рассылки Новой почтой, Укрпочтой, но также просим волонтеров и волонтерок, чтобы они возили туда, куда, например, добраться невозможно.

Несколько раз мы передавали в зону оккупации. И сейчас передаем. Мы передаем медицину, например, на фронт, женщинам военным. То есть у нас достаточно широкий профиль.

Единственная проблема в том, что мы до сих пор не получаем бесплатную гуманитарную помощь от больших миссий, потому что им просто не интересно работать с местными организациями. Они просто хотят кому-то отдать — большим [организациям], и они уже должны распределить. Думаю, мы все знаем, что потом очень трудно найти, куда все это делось.

— О донатах хочу спросить. Как у вас это работает сейчас? Как собираются деньги? Многие волонтеры говорят о том, что сложнее сейчас, после пяти месяцев войны, собирать средства, потому что у людей их ресурсы истощаются. Есть ли у вас какое-то понимание, что с этим делать?

— Конечно, мы также замечаем, что возможности (особенно внутри страны, но и снаружи) донаций падают. И это, конечно, просто объяснимо. Все уже поняли, и мы также знаем, что кризис будет глубоким и долгим. Поэтому нужно готовиться к тому, что все больше будет тех людей, кто будет просить у нас помощи.

И мы наблюдаем это по заявкам. Потому что сейчас мы обработали уже и помогли более 20 тысяч семей. Это только женщины с детьми, без ЛГБТ, только гуманитарная помощь, без шелтеров, без ваучеров, которые мы выдавали на бесплатное жилье за границей.

И каждый день за 15 минут мы получаем 400−500 запросов. И будет больше, это ясно. Но люди все еще донатят, если честно. У нас было несколько успешных внутренних кампаний по сбору средств. Первая — мы собирали на психологическую помощь женщинам, вторая — на взрослые памперсы. Пять, десять гривен имеют значение. Если люди видят, что ваша работа видна, что реально помогли людям, если они слышат от кого-то, они находят эти пять, десять гривен. Эта солидарность заражает. Она придает силы бороться дальше и помогать. Ваши пять гривен действительно достаточно много стоят.

Ця публікація створена НВ за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.
Показать ещё новости
Радіо НВ
X