Убежище № 1. Как живет Львов, чье население с начала войны увеличилось на 200 тысяч человек — интервью НВ с мэром Андреем Садовым

21 апреля, 20:16
Эксклюзив НВ
Андрей Садовый рассказал, как изменилась жизнь города с начала полномасштабной войны в Украине (Фото:Reuters / Matthias Williams)

Андрей Садовый рассказал, как изменилась жизнь города с начала полномасштабной войны в Украине (Фото:Reuters / Matthias Williams)

Мэр Львова Андрей Садовый рассказывает, как львовяне уживаются с переселенцами со всей Украины и как предприниматели из других городов заново строят здесь свой бизнес

С начала войны более 6,5 млн соотечественников вынужденно стали внутренними переселенцами. Около 200 тыс. из них нашли убежище на близком к границам со странами НАТО и ЕС западе Украины, в частности, во Львове.

Видео дня

Однако и здесь звучат сирены воздушной тревоги, а окрестности подвергаются ракетным ударам российских оккупантов.

О том, как живет во время войны западная столица Украины, чье население теперь значительно увеличилось, НВ расспросил Андрея Садового, городского голову Львова.

— Какая сейчас ситуация во Львове, какие настроения?

— Прежде всего, нас всех охватывают эмоции от бомбардировки, произошедшей 18 апреля. Потому что погибли семь ни в чем не повинных людей, еще 11 человек получили ранения, среди которых маленький ребенок, и двое находятся в критическом состоянии. Последним сделали сложные операции и есть шанс, что они выживут.

Все в напряжении, ведь бомбардировка сильно меняет восприятие реальности. Люди видят реальную ситуацию и понимают, что все города являются мишенью для агрессора. Но это реалии, и с этим нужно жить.

В то же время прибывает все больше людей, которые бегут от бомбежек из других регионов страны. Учитывая это, 19 апреля во Львове с участием премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого и министра развития общин и территорий Украины Алексея Чернышова мы открыли первый кампус для проживания [переселенцев] на 350 человек. Это такой замечательный городок в парке, оборудованный всем необходимым для проживания. Это уже первый шаг, чтобы дать людям что-то свое.

Новое жилье: Андрей Садовый вместе с польским премьером Матеушем Моравецким и министром Алексеем Чернышовым приветствует новоселов первых модульных домов для вынужденных переселенцев во Львове (Фото: ЛОДА)
Новое жилье: Андрей Садовый вместе с польским премьером Матеушем Моравецким и министром Алексеем Чернышовым приветствует новоселов первых модульных домов для вынужденных переселенцев во Львове / Фото: ЛОДА

Дело в том, что для поселения приехавших из других регионов соотечественников мы переоборудовали школы. Понятно, что жить в школе можно какое-то время, а в таком городке (мы их, кстати, на первом этапе планируем построить три) люди уже будут иметь некоторую приватность, и там хотя бы полгода можно прожить. Надеемся, что такие городки будут актуальны до начала отопительного сезона.

Кроме того, мне приятно, что многие переселенцы уже думают о работе и пытаются найти занятие, которое позволит чувствовать себя более уверенно. Потому что на пособии далеко не уедешь.

— Как вы прокомментируете ракетные удары РФ по военным, инфраструктурным и гражданским объектам Львова, где фактически нет активных боевых действий?

— Еще до начала российской интервенции 24 февраля мы все милитарные объекты вывели за пределы города. Поэтому, когда россияне наносят бомбовые удары по Львову, то бомбардируют гражданские объекты. Да, 18 апреля враг разбомбил несколько военных складов, но они были пусты. Разбомбили станцию обслуживания автомобилей, где погибли люди и уничтожены 40 авто, а рядом вылетели окна гостиницы, в которой живут украинцы из других городов.

На самом деле Россия банально убивает людей, это — геноцид. Так они решили. Это такая политика России: запугивать, убивать и уничтожать. Они по-другому не могут.

Если посчитать материальный ущерб даже от бомбардировки 18 апреля, то это десятки миллионов гривен. Но самая большая потеря — это люди, их уже не вернешь.

Я не знаю, какие были цели у русской армии, куда они там хотели попасть, но то, что они сделали, это большая беда. Хотя, конечно, трудно сравнивать с тем, что мы видим в Мариуполе или Харькове. Там вообще катастрофа.

До этого агрессор уничтожил во Львове самолеторемонтный завод, разбомбил крупную нефтебазу и еще крупное предприятие машиностроительной отрасли. Но тогда были раненые, не было убитых.

— После начала широкомасштабной войны Львов стал своеобразным хабом для соотечественников, эвакуировавшихся в более безопасные западные регионы страны и за границу. За короткое время население Львова и области увеличилось почти на четверть. Как это отразилось на общих настроениях львовян, справляется ли городская инфраструктура?

— Если брать Львов, то численность населения выросла более чем на 200 тыс. человек. Если брать область, то это еще 200 тысяч человек.

Как относятся львовяне к тому, что сегодня в городе много людей со всей Украины? Вы знаете, с уважением. Например, недавно в Стрыйском парке проходила большая школа писанкарства для детей, приехавших из Бахмута, Славянска, Краматорска. И это очень интересный момент, потому что многие детки впервые в жизни разрисовывали писанки.

Еще один аспект — многие львовские хозяйки приглашают хозяек с востока, чтобы вместе печь паски. И пекут, и плачут, и друг другу рассказывают. Даже моя жена Екатерина приглашала к нам домой одну женщину, и они вместе выпекали паску. Это такое братство на всю жизнь.

Что касается инфраструктуры, то еще за месяц до войны мы начали готовиться к возможному приему украинцев. Эта готовность дала нам возможность работать с первого дня широкомасштабного вторжения, а первые соотечественники из других регионов начали приезжать во Львов уже 25 февраля. В первые недели войны только через львовский вокзал ежедневно проходило 60 тыс. человек.

Сейчас уже ситуация более или менее спокойная и отлаженная.

В школах организовано онлайн-обучение, а с 26 апреля открываем 50 детских садиков, поскольку родители идут работать. Это садики, где есть специальные укрытия, чтобы можно было в случае атак иметь убежище.

Конечно, Львов перестроил свою работу. Нагрузка очень большая. Как будто еще один город приехал во Львов. Бывает сложно. Но моим коллегам, мэрам Николаева или Харькова гораздо сложнее, чем нам.

Что касается безопасности, то, прежде всего, качественно работает полиция. Мы выстроили территориальную оборону плюс добровольческие формирования, в городе происходит постоянное дежурство. Кроме того, Львов достаточно качественно оснащен системой видеонаблюдения, а ночью есть уличное освещение. Поэтому с точки зрения безопасности Львов находится на достаточно высоком уровне, но с точки зрения возможных бомбардировок, все города находятся в одинаково опасном положении. Поэтому когда звучит сирена, конечно, нужно идти в укрытие.

— Пожалуй, не всем львовянам нравится, что жителей их города стало больше, не все переселенцы ведут себя так, как принято во Львове, возможно, некоторые говорят по-русски. Есть ли конфликты по этому поводу и как разрешаются эти проблемы?

— Конфликтов нет. Но я вижу целевую работу противников в плане дезориентации. Вы же понимаете, что есть война, а есть информационная война. И я вижу специальные вбросы различных фейковых материалов. Мы их проверяем и, обычно, это на 99% фейки. Например, о завышении цен на жилье или о нестандартных ситуациях. Конечно, есть эмоции, но это единичные случаи. И в целом у большинства львовян есть уважение, понимание и поддержка. Что сегодня очень важно.

— В сети шутят, что иностранные посольства возвращаются из Львова в Киев, потому что больше не тянут львовскую аренду. Были ли на самом деле задокументированы случаи, когда львовские гостиницы и арендодатели поплатились за завышение цен на жилье?

— Были единичные случаи, но такой системы нет. Мы направили всю такую информацию в правоохранительные органы и военную администрацию. В то же время делаем публичной информацию о завышающих цену и называем их мародерами. Это дает эффект.

Думаю, даже на законодательном уровне будет принято соответствующее решение, позволяющее изымать такое имущество и безвозмездно предоставлять его переселенцам и семьям наших военных.

— У вас многодетная семья. Остались ли ваши дети и жена во Львове или отправили их подальше за границу?

— И жена здесь, и младшие дети здесь. Потому что все мои детки учатся. Я говорил Екатерине, мол, поезжай, может быть, там будет спокойнее. Но она категорически отказалась куда-нибудь уезжать.

— Многие ли жители Львова уехали в эвакуацию?

— Ну, как в эвакуацию: тут же у каждой семьи есть кто-то в Чехии или в Польше. Каждый переживает. Сначала, действительно, ехали, а сейчас вижу, стали возвращаться. И что мне особенно приятно, за последний месяц более 400 тыс. мужчин вернулись в Украину из-за границы. Это очень большой плюс.

— По вашим наблюдениям, за последнее время во Львове, приезжих стало больше или меньше? Какая динамика?

— Сейчас в среднем каждый день приезжает 2,5 тыс. человек: 1 тыс. остается во Львове, 1 тыс. уезжает за границу и еще 500 человек остаются в пределах Львовской области.

Даже если частично соотечественники стали возвращаться из Львова в Киев, увеличивается поток людей с востока Украины, из того же Краматорска, Славянска и т. д. И еще во Львов привозят очень много раненых, целые медицинские поезда. Так что оказываем им помощь во всех наших медицинских учреждениях.

— Часть крупного бизнеса переехала из Киева во Львов. По вашим прогнозам, после войны все вернутся в Киев или кто-нибудь останется во Львове?

— На самом деле много бизнеса имеет свои подразделения во Львове, в Киеве и в других городах. И действительно, на время активных боевых действий вблизи Киева многие предприниматели переехали во Львов. Но сейчас, когда в Киеве стало поспокойнее, они возвращаются.

В то же время есть случаи, когда из городов, подвергшихся серьезным бомбардировкам, приезжают предприниматели и пытаются здесь организовывать свои бизнесы. Так, из Рубежного приехали владельцы носочной фабрики и готовы во Львове с нуля строить производство, потому что там все уничтожено. Совместно с фондом ООН мы помогаем им заново выстроить это производство, поскольку они не знают, когда смогут вернуться назад.

Люди бы с радостью возвращались, но как вернуться сейчас, скажем, в Харьков. Поэтому мы помогаем, чем можем, связываем между собой предпринимателей. Например, на сегодня во Львов переехало уже около 100 различных предприятий, они кооперируются с львовским бизнесом, начинают работать и производить продукцию в разных сферах.

В планах активизировать работу по созданию следующих индустриальных парков во Львове. Это не простая работа, но Украине нужна мощная экономика, экономика нового формата. Учитывая это, будет активно развиваться военно-промышленный комплекс, предприятия пищевой промышленности и т. д., и Львов предлагает свои локации для этого.


Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X