Рулевой Одесского кинофестиваля. Юлия Синькевич в эфире Бешеных псов Алексея Тарасова

26 апреля 2018, 21:11
Цей матеріал також доступний українською

Украинская киноакадемия 20 апреля вручила свои призы лучшим украинским фильмам. Накануне вручения Золотой Дзыги в авторской программе Алексея Тарасова Скажені пси побывала Юлия Синькевич – Генеральный продюсер Одесского международного кинофестиваля, член наблюдательного совета, соучредитель Украинской Киноакадемии и член Европейской Киноакадемии.

Хочется начать с того, зачем нам нужна Украинская Киноакадемия? Понятно, что она нужна для того, чтобы награждать украинское кино, воодушевлять украинских кинематографистов, способствовать развитию. Но есть еще мнение, что Украинская Киноакадемия, которая появилась в прошлом году и впервые вручила свои призы Золота Дзига, появилась немного преждевременно, то есть чуть раньше, чем появилось достаточно украинского кино, которое стоит награждать. Как вы считаете?

Видео дня

Я не думаю, что она появилась преждевременно, потому что идея эта витала в воздухе давно, она не является эксклюзивной, оригинальной или инновационной. Присутствие Киноакадемии и кинопремий в других странах – это абсолютно гармоничная, органичная часть киноиндустрии. Да, в Украине кино начало хорошими темпами развиваться только с 2010 года. Я помню, на том же Одесском кинофестивале в первые годы не было достаточно фильмов для того, чтобы сформировать полноценную программу украинских фильмов, я уже не говорю о конкурсной. Это было из серии - показываем все, что есть для того, чтобы количество переходило в качество. Но эта ситуация стремительно менялась. И когда последние 4 года декларируются цифры, что в год производится около тридцати украинских фильмов и столько же выходит в прокат, то следующим логическим шагом стало создание Украинской Киноакадемии. Но только на самой церемонии в прошлом году мы поняли, насколько это было важно. Потому что та атмосфера, то эмоциональное восприятие происходящего, которое не имело никакого отношения к развлекательной программе, то, что годами накопилась важность быть оцененным именно своими коллегами, это очень считывалось. Это было трогательно до слез.

Одно из критических замечаний в сторону Украинской Киноакадемии было в том, что не было достаточно критериев, чтобы выбирать киноакадемиков. Кто эти люди? Как они туда попали? Кто оценивает и решает, кто получит приз?

Первое, чем мы озадачились задолго до того, как анонсировали создание Киноакадемии. Это как раз то, как будет формироваться членство в Киноакадемии. Для этого мы изучили регламенты и Европейской Киноакадемии и БАФТА, чтобы применить эту практику у нас. И те люди, которые имеют право и являются киноакадемиками, они отвечают всем критериям.

Сколько человек в Украинской Киноакадемии сейчас?
Сейчас 340 членов примерно.


Я думаю, наши слушатели удивлены, и они не ожидали, что у нас столько кинематографистов в стране.

Мы сделали предварительный прогноз и у нас было порядка 600 человек. Хотя сейчас очень активно развивается киноиндустрия, очень много появляется новых имен и в режиссуре, и среди продюсеров, актеров, сценаристов, поэтому эта цифра должна расти. Мне бы очень этого хотелось.

Когда мы говорим и про Одесский кинофестиваль, в данный момент самый мощный кинофестиваль в Украине, и про Украинскую Киноакадемию и церемонию вручения, очень много разговоров о красной дорожке. Много и часто критикуют недостаточно хорошо одетую публику. В случае с Одессой это еще немного объясняется тем, что это южный город, и люди надевают все лучшее сразу. Что нужно сделать, чтобы мы перестали смеяться над красными дорожками, а начали любоваться?

Это вопрос, которым мы задаемся уже много лет в контексте Одесского Кинофестиваля, поскольку он возник хронологически раньше Украинской кинопремии. Но на самом деле, между дорожкой фестиваля и кинопремии большой контраст. Если посмотреть на красную дорожку Золотой Дзиги в прошлом году, где было только профессиональное сообщество, она выглядит немного по-другому.


Соблюдается дресс-код, black tie, да?

Да, но в Одессе ситуация другая, потому что действительно очень разнообразная публика приходит на открытие и закрытие. Но мы со своей стороны и в сотрудничестве с нашими коллегами из журнала Elle пропагандируем, объясняем, что такое black tie, из чего он состоит, какое платье или же мужской костюм подходит под это понятие. Даже делали отдельные подборки, где объясняли, что к чему. Если оглянуться на 5-6 лет назад, ситуация все-таки меняется к лучшему.

Может быть, стоит выставить кордоны модной полиции?

И это существует. Вот, Каннский Кинофестиваль, ты знаешь, насколько строг к дресс-коду.


Там даже фотографов, которые снимают красную дорожку, не пустят, если они будут не в смокинге. Речь идет даже не о костюме формальном, а просто смокинг, бабочка, белая рубашка.

Мы уже вводим на Одесском Кинофестивале такой кордон. Кто был, знает и даже ощутил на себе в прошлом году ограничения за несоблюдение дресс-кода.

Вы так и говорили: Вам отказано без объяснений и причин, как в ночных клубах?

Нет, просто возможности пройти именно по красной дорожке не было. Есть другой вход для гостей, который находится с другой стороны оперного театра. Можно было воспользоваться им, если не удалось позаботиться о том, чтобы был соответствующий дресс-код.

Столько разбитых сердец. Вы недостаточно красивы, чтобы выйти на красную дорожку.

Дело не в этом. Дело в том, что все-таки это определенная церемониальность, это праздник кино, это все-таки уважение к кинематографу и к тому, что происходит такое действо. Соответственно, выразить это уважение не настолько сложно, это хорошая такая традиция, которая будет только развиваться и продолжаться. Зверских методов мы не будем применять, но ужесточаем.


Сколько лет в этом году Одесскому Кинофестивалю?

Девять лет. Будет 9-й Кинофестиваль. Это большой срок. В следующем году будет 10-й юбилейный, но 9 лет уже как-то, даже страшно.


Вы пришли в Одессу большой командой 9 лет назад. Как мне кажется, Одесса должна была поменяться в некотором смысле благодаря фестивалю, в том числе. По крайней мере, так происходит с другими городами, где появляется такое большое культурное событие. Что вы заметили, как поменялась Одесса?

Сам город меняется не только из-за Кинофестиваля, хотя Кинофестиваль вписан, как главное культурное событие Одессы за год. Его, конечно, ждут. И все местные бизнесы понимают, что будет Одесский Кинофестиваль, как-то коррелируют свои планы, рестораны открывают, отели открывают. Сама жизнь Одессы изменилась после 2014 года.

Да, из-за аннексии Крыма, это наш главный туристический центр сейчас.

Да. И 2014-15 год был годом испуга, потому что люди туда еще активно не ездили, был упадок туристического сезона. Сейчас ситуация в корне изменилась, отели переполнены, уже на сегодняшний день сложно забронировать номера. И инфраструктура развивается, хотя не хватает в Одессе достаточного количества отелей, не хватает тех же ресторанов. То есть город не может пока принять нужное количество туристов и гостей.

Если цифрой, сколько это людей?

Если говорить об Одесском Кинофестивале, то у нас 120 тысяч посещений в среднем. Это посещения, конечно, за счет Open Air показов: большого на Потемкинской лестнице, ежевечерних показов в Зеленом театре. Конечно, огромное количество людей имеет возможность бесплатно смотреть кино - качественное, фестивальное, интересное. Но это еще большой экономический эффект. Было подсчитано, что каждый человек, который посещает Одессу, все равно несет непрямые расходы, то есть он оставляет деньги в ресторанах, он пользуется такси, он оплачивает отели и любые услуги гидов. Одна потраченная гривна на организацию одесского кинофестиваля приносит в бюджет в 8 раз больше. Это математика, которая присущая всем кинофестивалям, либо же большим культурным событиям для того, чтобы привлекать людей в город. И это все понимают, и сейчас Одесский Кинофестиваль занимает центральное место, как главное культурное событие в Одессе.


Все хотят видеть на Кинофестивалях звезд. Мы все хотим, чтобы самые любимые звезды гуляли по Одессе и все с ними фотографировались. Очень сложно получить звезд на Кинофестиваль, если вы не фестиваль класса А. Если это не Канны, Берлин, Венеция. И то, в Венецию сейчас стали все меньше приезжать. В Берлине очень холодно. А в Канны приезжают, потому что там тепло, море, яхты и шампанское.

В прошлом году вы привезли Изабель Юппер. Это было большое событие. Она в том же году номинировалась на Оскар за франкоязычный фильм. Все были счастливы. Много об этом писали и говорили. Я знаю, что вы до последнего момента не анонсировали ее приезд. Как вам удалось? Чем вы ее заманили?

Мы до последнего не могли подтвердить приезд Изабель Юппер, потому что это был очень длительный процесс переговоров, непонятно было, будет ли у нее время, позволит ли ее график прилететь. Она знала о Кинофестивале и раньше, потому что это не первый год переговоров. Обычно, когда звезды такой величины появляются на Одесском Кинофестивале, то это работа не одного года, переговоры велись несколько лет. Поэтому, она знала о существовании Одесского Кинофестиваля, и как-то сошлись звезды другие, которые в небе, и получилось у нее приехать. Это был короткий, но очень яркий визит для всех. Ей Одесса очень понравилась. Она прогулялась. Она много чего успела.

Борщом кормили ее? Она должна была сказать, что ей понравился борщ и украинские красивые женщины. Что у нас обычно еще говорят?

Борщ она не ела. Женщины ей понравились. Вообще она очень просто отнеслась к еде.


В прошлом году на Одесском кинофестивале еще была замечательный польский режиссер Агнешка Холланд. Конкретно на Агнешку Холланд пришло мало людей, и меня это расстроило. Было понятно, что те, кто собрались, они знали этого режиссера. Это режиссер, которая открыла этому миру того же Леонардо Ди Каприо, то есть, она сняла его в одном из фильмов, и после этого он стал большой звездой. Как доносить до зрителя, который привык к голливудскому кино, привык к большим блокбастерам, как до него доносить, что есть другое кино, что его нужно смотреть на большом экране?

Сам формат Кинофестиваля, как формы демонстрации фильмов, и есть одним из инструментов донесения качественного кинематографа. Показы в формате, когда есть кураторская часть, есть подбор программы и популяризация этих фильмов посредством представления режиссерами лично своих картин, размещение их в определенный контекст – это и дает ту самую популяризацию.

Поговорим честно про украинское кино. Сейчас мы видим такой некий расцвет. Мы видим, что появляется много украинских фильмов. Этому есть причины. В том числе открытые питчинги в Госкино, господдержка и т.д. Но, если говорить честно, шедевров мы пока не видим. Мы видим крепкие фильмы. Почему мы не видим шедевров? Когда мы их увидим?

Я думаю, это к вопросу о кинообразовании. При всей любви к украинскому кино я часто говорю такую фразу, что это, как ребенок, поэтому ты его принимаешь таким, какой он есть, но это не значит, что его нельзя поругать. Шедевров нет. Мы не говорим о фильме, например, Племя Мирослава Слабошпицкого, который занимает отдельное место.

Статус большого фильма ему придала победа на Каннском Фестивале в программе Неделя критики. Но оно во многом напоминает некие коды фестивального румынского кино. Прекрасного кино. Когда же у нас появится шедевр?

Я бы хотела, чтобы они появились очень скоро, но если не будет предпринято глобальных мер, чтобы улучшить систему кинообразования, боюсь, они могут и не появиться. Потому что в этом деле, в производстве фильма, в режиссуре, в сценарном деле не бывает «вдруг», не бывает гения, который просто сидел у себя дома, не имел практического навыка, не знал, у кого учиться, а просто смотрел много фильмов. Он вот так вдруг не придет и не снимет шедевр. Поэтому, если не будет сдвигов в образовании, то прорыва может и не произойти.

То есть, да, мы видим этих талантливых режиссеров, сценаристов. Да, им нужно снять один, второй, третий фильм. Вероятно, четвертый фильм будет действительно таким, который мы захотим смотреть через 50 лет, да?

Мы говорим о том, что это авторское кино. Если говорить о кино продюсерском, то нужно владеть хорошо ремеслом. И этой школы, как таковой, ее не видно пока. И она должна быть создана, должна быть поддержана государством, полностью реформирована система, и тогда будут шедевры, будет еще больше хорошего, качественного кино. Достаточно пессимистично пока, но давайте быть реалистами, фильмы есть, таланты есть. Я смотрю на Грузию, в которой технически специалисты не подкованы в силу разных обстоятельств, но школа и видение у них сохранено. Это очень талантливые режиссеры, которые все равно имеют абсолютно узнаваемый свой почерк, который можно отличить от европейского кино узнаваемым стилем. Ты сразу понимаешь, что это грузинский режиссер.

Какой из украинских фильмов, если оставить за скобками фильм Слабошпицкого Племя, произвел на вас большое впечатление? Я тоже скажу. Конкретно на Одесском Кинофестивале я увидел фильм Романа Бондарчука Диксиленд, документальный. Он снимал его 8 лет. Я увидел там же, на Одесском Кинофестивале фильм Главная роль, тоже документальный, режиссера Буковского, он там снимает свою маму, актрису. Это очень сильное кино. Мне так показалось. Нашло эмоциональный отклик в моем холодном сердце.

Я собиралась назвать эти два фильма, в том числе. И тут действительно интересно, что документальное кино как-то больший отклик находит в сердце. Мне сложно выделить фильмы, потому что я немного по-другому смотрю. А особенно, когда ты знаешь процесс производства фильма. Я могу откровенно сказать о фильмах, которые мне не нравились.

Какие?

В прошлом году, честно, Ржака.

Томашпольского?

Да, простите, Дмитрий, очень уважаю, но лично я не поняла цель этой картины.

Эфир программы Алексея Тарасова Скажені пси. Гость – Юлия Синькевич

Скоро будет Каннский Кинофестиваль, один из конкурентов Одесского Кинофестиваля, не самый главный, но достаточно весомый просто потому, что ему много лет. Мы сейчас видим ситуацию, когда украинских фильмов нет в конкурсе. Того же Сергея Лозницы, который всегда считался одним из любимцев Каннского фестиваля, его часто брали, он участвовал в Особом Взгляде. В прошлом году его фильм Кроткая был в основном конкурсе. И есть художественный дебют Романа Бондарчука Вулкан, который тоже подавался на конкурс. Что произошло?

Я еще не видела фильм Вулкан. Я должна его посмотреть на этой неделе. Видела только определенный кусок, потому что этот фильм, как проект, победил в прошлом году на Одесском Кинофестивале в секции Works in progress, он был назван лучшим проектом. И все выглядит очень интересно, я очень жду момента, когда я его посмотрю. В программе Каннского фестиваля в Неделе критики есть фильм в копродукции с Украиной. Там есть украинская линия сюжетная. Этот фильм я видела.

И как он?

Мне он кажется очень интересным. Конечно, это не фильм об Украине, но там есть абсолютно логическая украинская сюжетная линия. Фильм о женщине на своей особой войне. Что касается Сергея Лозницы, я не знаю закулисной истории отбора фильмов Каннского Кинофестиваля. Это вообще мало кто знает, потому что она всегда окутана тайной, какие-то фильмы добавляют в последний момент. Как это происходит, мне не известно. Но, конечно, Тьерри Фремо, арт-директор Каннского Кинофестиваля имеет главное слово. По поводу Сергея Лозницы, я думаю, что два года подряд быть в основном конкурсе Каннского Кинофестиваля очень сложно.

Я тоже так думаю. У нас теплится надежда, что вместе с новым фильмом Ларса фон Триера в конкурсную программу добавят и новый фильм Сергея Лозницы Донбасс.

Авторская программа Алексея Тарасова Скажені пси выходит в эфире радио НВ каждую среду в 21:00 - 22:00

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X