«Люди начали брать на себя ответственность». Активист Юрий Дидула о волонтерской работе в регионах и людях, которые это делают

18 января 2022, 19:59

Руководитель волонтерского движения Будуємо Україну Разом (Украинская образовательная платформа) Юрий Дидула рассказал Радио НВ, как жители регионов могут взять ответственность на себя там, где не успевает государство, и как работает сеть из 37 волонтерских центров по всей стране.

— Я хочу вас спросить, БУР, а именно такая аббревиатура, Будуємо Україну Разом, о нем мы слышим не в первый раз; но очень хочется от вас впервые услышать, как от руководителя волонтерского движения, о чем он для вас? Что он для вас значил и значит, как все это началось?

Видео дня

— БУР — это программа Украинской образовательной платформы, огромная организация, которая уже 20 лет работает над тем, чтобы создавать в Украине сеть образовательных молодежных волонтерских социальных центров для того, чтобы люди на местах могли решать определенные социальные проблемы. Не ждать, пока государство будет исполнять какую-то социальную услугу, а на месте объединяться и исполнять ее самостоятельно. Я присоединился к фонду в 2014 году, я тогда закончил свое трехлетнее пребывание в Штатах и возвращался в Украину в принципе с мыслью вступать в армию и пробовать в то время решать самую актуальную, по моему мнению, проблему российской агрессии. Но тогда жизненный ментор Джеффри Уиллс, мой товарищ, сопровождавший меня еще со времен обучения в Католическом университете, он мне дал понять, что есть также другие сферы, требующие моего личного опыта. И вот, имея этот американский опыт, понимая, как там работает общественный сектор, как он берет на себя якобы функцию государства; занимается образованием, продвижением определенных реформ, я решил присоединиться к команде Украинской образовательной платформы (теперь она уже сменила название). И мы в ее рамках учредили БУР как инициативу, которая в то время имела целью проявить определенную солидарность с украинцами на Востоке, восстанавливая разрушенные дома.

— Строим Украину Вместе сейчас звучит как слоган и уже как такое высшее понятие, а начиналось все действительно со строительства.

— С буквального строительства, да. Мы поехали сначала на выходные, помогли одной семье отстроить квартиру, которая была повреждена осколками, затем поехали на два месяца, отстроить уже 25 квартир. Затем в Краматорске, это первый город, который был оккупирован Россией и затем освобожден нашей армией, мы там создали молодежный центр Свободный дом, который до сих пор существует и сгенерировал целое поколение местной молодежи, которая берет ответственность за свой город. И то, что произошло в Краматорске за семь лет, мне сложно привести какой-нибудь аналог в Украине.

— Это серьезно, я был как раз в Свободном доме несколько раз в последние годы, я видел, какая там очень интересная молодежь, они приходят, их не надо из-под палки туда гнать. Наверное, впервые я видел даже результаты социологических опросов среди молодого поколения тех восточных городков, особенно небольших, было одно неотложное желание: как только школу закончил — как можно дальше отсюда убежать. Потому что они видели пассивность, «совок» вокруг, видели все традиции, когда мусор выбрасывают под ноги; когда все развалено и когда никому ничего не нужно в своем собственном городе. Вот пусть государство придет и мне что-нибудь сделает, а пока мне здесь порядок не наведут, я ничего делать не буду. Хотя в Германии когда одна уже пожилая дама, лет за 70, говорила мне: что такое государство? Государство — это тигр из бумаги, мы — это государство. И вот в Краматорске я видел людей, у которых так же горят глаза. Что здесь сейчас происходит, в смысле в БУРе?

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— Мы после этого года социального эксперимента, волонтерство кульминировалось созданием важного социального института в Краматорске, поняли, что это классная модель и ее нужно масштабировать на всю страну. И уже семь лет мы организовываем волонтерские лагеря в разных городах, мы на тех лагерях идентифицируем классных, интересных, энергичных людей, которые имеют собственные идеи, что можно сделать в своем городе, чтобы сделать его лучше, что можно сделать в стране, чтобы сделать ее лучше. То есть наш подход — что государство — это мы и мы должны брать ответственность… Не то, что должны, мы хотим брать ответственность, я от этого кайфую. Мы учредили ряд программ в БУРе, которые имеют целью усилить состоятельность украинской молодежи, то есть усилить состоятельность людей, которые уже хотят что-то делать. У нас есть программа проектного менеджмента BUR Lab, учим людей в течение 10 дней, сейчас это уже онлайн-курс, как довести идею до бизнес-плана или проекта, найти средства. Мы даем этим командам менторов, сопровождающих их определенное время после обучения, даем даже финансирование на эти проекты. Также основали программу менторства, это отдельная программа индивидуального развития, когда у волонтера, который был у нас на лагере, есть какой-то запрос, вот он хотел бы развиваться в направлении адвокации или развития молодежного центра у себя в городе. Мы находим ментора, имеющего в этом опыт, они на протяжении полугода работают, регулярно помогают друг другу фактически.

— Вы сказали, что учились в Соединенных Штатах и вернулись сюда, в Украину, и для определенного количества людей, к сожалению, это такой щемящий вопрос. Потому что когда ты учился где-то, ты потом думаешь: а возвращаться или нет? Были у вас такие сомнения, что вы тогда думали?

— Не было никаких сомнений, у меня всегда было ощущение, что Украина это все-таки мой дом и мне здесь комфортно жить. В штатах я всегда чувствовал, что я там временно, я чувствовал, что это не моя реальность. Возможно, это какой-то опыт, который я получил, будучи студентом УКУ, там всегда культивировалась такая культура, что мы ответственны за то, что происходит у нас в жизни и за то, что происходит вокруг нас в жизни.

— Скажите, был в жизни такой момент, когда казалось: все, зачем я пошел в это волонтерство, зачем оно мне нужно? Людей не могу сплотить, действительно опускались руки. И потом случилось что-то такое, что вы пересилили себя, поняли: вот так оно должно быть, и пошло, пошло дальше.

— Я не помню момента, когда я был на грани такого понимания, что для чего я все это делаю. Всегда было достаточно мотивации и людей вокруг, поддерживавших эту идею, приобщавшихся с новым потоком свежего воздуха. И моя мотивация в первую очередь зависит от того, какой фидбек я получаю от молодежи, которая с нами работает, от волонтеров, которые уехали впервые из Львова в Донецкую область или из Запорожья в Волынскую область… Открыли для себя Украину и сделали пользу не только для семьи, которой помогли сделать ремонт, но и для общины, которой открыли молодежный центр. И вот когда люди чувствуют, что они могут своими руками вносить изменения, они возвращаются домой очень мотивированными. И то, что они потом пишут в своих публикациях в социальных сетях, то, что они говорят при встрече и благодарят БУР, — это для меня всегда толчок делать дальше. Буквально позавчера к нам во Львов в офис пришло сообщество примерно около пяти человек, с востока, с юга, которые сейчас учатся у Поплавского. И это парень, начинавший свою общественную деятельность с молодежного центра Теплица в Славянске. Это тоже мы его в 2015 году открыли. И он говорит, что «моя деятельность началась, что я пришел в этот молодежный центр, я увидел, что можно в принципе жить по-другому, что не только школа, дом, а есть еще сообщество людей, делающих свой город лучше». И он с тех пор начал реализовать кучу волонтерских образовательных проектов, сейчас у Поплавского восстанавливает студенческое самоуправление. То есть это человек, взявший на себя ответственность. И я рад, что с момента 2014 года, когда мы начали Свободный дом, в Украине только БУР создал 37 молодежных центров по всей стране. В общей сложности по Украине их уже около 250. И это тоже, это достижение последних семи лет, это достижение Революции достоинства, и того, что люди начали брать на себя ответственность, начали самостоятельно давать молодежи возможность на местах. И это не может не радовать, я вижу огромный смысл в том, что мы делаем. И ни разу не сомневаюсь в этом. И более того, у нас в БУРе уже есть около 300 друзей, которые нас не просто лайками поддерживают на Facebook, но инвестируют в нас ежемесячно какую-то сумму средств.

— Такая регулярная благотворительность, это же одна из самых больших действительно проблем в Украине! Потому что когда что-то происходит, конкретная ситуация, которую нужно решить, мы, украинцы, умеем объединиться, сброситься кто чем может, все. А вот когда постоянно, когда ежемесячно, такого в Украине пока мало. Что нужно, чтобы такое стало более развитым? Должны ли подрасти просто ваши все «буровцы»?

— Это одно. Но долго ждать не хотелось бы. Я думаю, очень важно, чтобы общественные институты, занимающиеся такими трансформационными делами, как БУР, скажем, много о себе говорили, рассказывали обществу то, что они делают, и показывали долгосрочно, куда они двигаются, и почему это касается каждого из граждан. Почему то, что делает БУР, важно для каждого села, городка, города Украины. Мы понимаем, что эти люди, которых мы сейчас поддерживаем, за 20 лет они будут в правительстве, они будут предпринимателями, они будут учителями, и это люди, которые будут давать образование нашим детям. Поэтому люди, которые нас поддерживают, они точно понимают, что это инвестиция, это не просто пожертвования, они инвестируют в свое лучшее будущее, чтобы жить безопаснее в стране, где люди берут ответственность, где комфортно жить. И когда мы встречаемся, мы с ними общаемся, мы тоже получаем безумный уровень поддержки и понимания, что мы не одни.

— Это инвестиция, а какая еще мотивация? Что людьми двигает, чтобы ежемесячно отдавать условные 100 или 500 гривен на такую инициативу, которая еще и в долгую играет. У тебя нет сразу «купленно лекарство — ребенка полечили»!

— Я думаю, что БУР еще уникален тем, что у нас есть немедленный результат, и долгосрочный. То есть люди, которые нас поддерживают, видят, что БУР за семь лет сделал, помог 250 семьям сделать ремонты в домах. И это преимущественно семьи погибших военных или детские дома семейного типа, то есть семьи, которые и так делают что-то для Украины, это не просто люди, ожидающие подачки. БУР поддержали уже около 50 социальных, образовательных предпринимательских проектов. У нас, скажем, есть две очень классных истории, которые вдохновляют меня и много других, это, скажем, Илона Шевчук, которая запустила мастерскую, она из хлама делает классные бананки, сумки, рюкзаки. И называется это Майстерня потреб. Прекрасное предпринимательство. Есть у нас команда Моїм рідним. Которые делают чаи, вяжут носки, шарфы, и это все делают бабушки в дальних селах Киевщины и Сумщины, а они через социальные сети продают это по Украине. И это столь затрагивающая история. Это тоже два проекта, которые мы в свое время поддержали БУРом, дали менторство, дали учебу, дали даже немного финансирования. И вот люди, которые нас поддерживают финансово, понимают, что эти средства идут на реальные дела, которые помогают другим людям, которые трансформируют правила игры в Украине в принципе.

— Кстати, я хотела спросить, БУР, Будуємо Україну Разом, молодежное движение, молодежное волонтерское движение, а есть какой-то возрастной ценз? И как присоединиться к этой инициативе, если тебе 40 плюс?

— Ключевая наша целевая аудитория — это все-таки 16−25, но приобщаются к нам на лагеря, скажем, волонтерить и старшие люди. Если это молодежь в конкретном городке, где мы волонтерим, может приобщаться и младшего возраста. Но да, ключевая наша аудитория — это 16−25. Если вам 45, вы можете приобщиться, скажем, став БУР-другом, поддерживая нас финансово, вы можете приобщаться экспертно. Мы организовываем, например, программу менторства для волонтеров. Вы можете стать ментором для кого-нибудь из другого региона или локально. Вы можете стать тренером, поехав в один из наших молодежных центров, и там, рассказав о медиаграмотности, можете стать тренером проектного менеджмента в нашей школе проектного менеджмента.

— А можете быть эгоистом и рассказать своим детям в возрасте 16−25 лет, что здесь такая крутая инициатива, и тогда ваши дети присоединятся к сообществу очень нормальных людей.

— Сто процентов.

— Я бы очень хотела, чтобы вы рассказали о ваших волонтерах, как вы их привлекаете, как вы их мотивируете, что такого должно произойти, переключиться в голове молодого человека, чтобы он сказал: мне не безразлично?

— Я скажу так, что у нас пока много волонтеров, которые приобщаются к БУРу, это уже люди, которые где-то понимают, что им не безразлично.

— Я видела этих людей, у которых глаза горят, и они говорят: я прошел БУР, я был в этом лагере!

— Да. Мы их мотивацию, способность как-то усиливаем, но долгосрочно мы все-таки ставим себе цель, и мы эти портреты волонтеров нарисовали, это люди, которые не интересуются общественной деятельностью, сидят на каких-то тик-токах, инстаграмах и не продуктивно проводят время. Мы хотим их включить в общественную жизнь. И здесь мы работаем многое таким образом, что приезжаем в место, где будет у нас лагерь, немного раньше. Пробуем там проводить какие-то мероприятия, привлекать молодежь… Последний раз я был, например, в Славутиче, и просто шел на вокзал встречать наших волонтеров, познакомился с местными ребятами, которые стояли на вокзале курили. И я им рассказал о БУР на таком простом пацанском языке, дал понять, что это классная возможность волонтерить, делать полезное для других, но вместе с тем знакомиться с классными людьми, путешествовать по Украине. И они очень заинтересовались. К сожалению, тогда они не смогли приобщиться, но интерес в глазах я увидел. И наша стратегия долгосрочная — это личное общение. Мы многое делаем. Мы сделали и подкаст о волонтерстве, мы сделали комикс о БУРе, мы делаем очень много таргетированной рекламы, роликов на телевидении, но все-таки чтобы вытащить ту аудиторию, которая не заинтересована вообще, это очень долгосрочная игра, это вопросы и образования.

Ця публікація створена NV за підтримки ІСАР Єднання у межах проєкту «Ініціатива секторальної підтримки громадянського суспільства», що реалізується ІСАР Єднання у консорціумі з Українським незалежним центром політичних досліджень (УНЦПД) та Центром демократії та верховенства права (ЦЕДЕМ) завдяки щирій підтримці американського народу, наданій через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID). Зміст матеріалу не обов’язково відображає погляди ІСАР Єднання, погляди Агентства США з міжнародного розвитку або Уряду США.
Показать ещё новости
Радіо NV
X