«Мои клиенты — это доноры и солдаты». Влад Макаров — о волонтерстве и битве, которая изменит XXI столетие

7 июня, 09:12
Влад Макаров рассказывает, как втянулся в волонтерство (Фото:Влад Макаров)

Влад Макаров рассказывает, как втянулся в волонтерство (Фото:Влад Макаров)

«Я учился в Калифорнии, еще семестр — в Беркли на факультативных занятиях. Затем работал в Париже на криптобирже. То есть 24 февраля опыт и возможности позволяли мне уехать куда угодно». Влад Макаров, основатель волонтерского объединения YeYa — о волонтерстве и мотивации.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Влад Макаров

волонтер, основатель волонтерского объединения «YeYa»

Я учился в Калифорнии, в знаменитой Кремниевой долине, изучал информатику в Школе 42 и еще семестр — в Беркли на факультативных занятиях. Пришлось поработать в Париже на криптобирже. 24 февраля опыт позволял мне поехать куда угодно и комфортно там себя чувствовать.

Видео дня

Я наблюдал, как знакомые с чемоданами уезжают в сторону границы. Но в тот день третий раз в жизни принял эмоциональное решение, что мне не свойственно, и остался в Киеве. Я действительно считаю, что в принятии решений эмоциональности вообще не место, но меня как магнитом потянуло. Неоднократно задумывался, было ли это решение правильным, и понял, что мне просто ближе подход Ветхого Завета «Око за око, зуб за зуб», чем принцип Нового Завета «Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и левую».

Наедине со своими мыслями я пожалел, что не служил в армии. Но личное знакомство с бригадным генералом Собко Сергеем Станиславовичем, сейчас начальником штаба ТРО, немного выровняло мое состояние. Я пришел к нему 25 февраля и спросил, что мне делать. Сказал, что выпендриваться и просить автомат не буду, потому что война — это не компьютерная игра, и лучше прислушаться к людям, которые в этом разбираются.

Я не бил себя в грудь, но если бы сказали идти на передок, я бы пошел. Сергей меня отправил в волонтерскую часть. Я понял, что могу эффективно организовать процесс, потому что у меня есть знакомые, которые могут помочь и со снабжением, и с деньгами, и с распределением.

Стоять на фронте и работать в тылу – все равно круто. Если ты работаешь, поддерживаешь экономику, помогаешь армии, даже солдаты это понимают, я с ними говорил на эти темы неоднократно. Еще ни один мне не сказал, что у него есть что-то против тех, кто не нюхал пороха, но занимается полезными делами в тылу.

Я полностью втянулся в волонтёрство. Мои экономические знания позволили прогнозировать, что следует искать финансирование за пределами страны, а не тянуть ресурс изнутри. Так появилась YeYa с донорами из сферы крипты, самый большой из которых Эверстейк.

С первого дня я начал инстинктивно исследовать мотивацию людей, которые помогали. Это интересный опыт. Сначала кто-то помогал от страха, чтобы все быстрее закончилось, кто-то от чувства вины, что уехал, кто-то хотел показать, какой он крутой, кто-то дать сдачи таким образом. Я, например, хотел дать сдачи. Первые дни войны вокруг меня не было прагматических людей, всеми управляли эмоции.

Мои друзья из Штатов давали мне деньги, и я думал, как их распределять. Надо было сфокусироваться в одном направлении, потому что все нужды не покроешь. Кто-то занимается носками, кто-то подгузниками. Это тоже необходимо. Но мне показалось, что эффективно будет оснащать нашу армию технически. Я нашел путь, как покупать у производителя девайсов напрямую, обойдя ритеил, мелкий опт, большой опт, импортеров. Моя подруга из Нью-Йорка познакомила меня с парнем, работающим в высшем руководстве компании ATN (производитель тепловизионной и цифровой оптики). И мы начали работать. Этот человек любит то, чем занимается и хорошо знает технологическую сторону производства. Он может понять потребности конечного пользователя с двух слов. Мне с ним очень повезло. Мне ведь пришлось изучать все «на поле боя».

Потом я тоже начал разбираться в технических деталях. Заметил, что когда обращался к военным и говорил, что могу купить что угодно, все выбирали самые крутые позиции. Например, есть прицел, видящий тепло на 1800 м, а части тела выделяют за 700-800 м, возникает вопрос: в вашем подразделении есть кто-то, кто ночью попадет на 700-800 м? Потому иногда достаточно, чтобы устройство показывало на 300-400 м.

То есть приходилось управлять ожиданиями солдат и выступать консультантом. У нас в IT это называется product owner — человек, отвечающий за планирование производства, что действительно нужно бизнесу. Так, я сейчас выполняю ту же работу, только цель другая — преимущество и победа.

За три месяца мы потратили около 1,6 миллиона долларов и доставили оптику и техническое обеспечение 35 группам и подразделениям. Думаю, это хороший результат, который конвертируется в сохранившиеся жизни наших защитников.

Мои отношения с Киевом поначалу не складывались. Район Львовской площади, где я жил перед переездом в США, был не очень комфортным. Продуктовых магазинов не было и за едой приходилось ехать либо на площадь Победы, либо на Лукьяновку. Ходить по склонам с покупками вызывало во мне отдельные эмоции. Также мне не нравилось ездить на общественном транспорте. Когда ты ростом 195 см, с огромными пакетами, летом… все матерятся в твою сторону.

Поэтому у меня Киев ассоциировался с бытовым дискомфортом. Потом я увидел свет, побродил по другим странам и понял, что в Украине просто «оголтелый капитализм», что здесь все работает 24/7, здесь лучший сервис. Что наши отели дают фору Marriott Marquis на Times Square и по дизайну, и по сервису, и даже по тому, какие стаканы стоят на столе. Я считаю, что у Америки нет стиля и вкуса. У Европы слишком много социализма, она зажата в рамках. К примеру, во Франции красиво и вкусно, но нет рабочей этики и вообще там тяжело дышать.

Я привык работать на результат. В волонтерстве не хватает бизнес-подхода. И я его ввел. То есть я не получаю личной финансовой награды, однако этот бизнес подход дает результат.

Мои клиенты – это доноры и солдаты. Они получают ценность того, что я делаю. Надо понять эту ценность и затем ее максимизировать. У меня нет цели залепить фоточку в Фейсбуке и собирать лайки. Хотя, к сожалению, фото наших волонтерских архивов оказывались на страницах совершенно неизвестных мне людей и организаций. Но это на их совести.

Сейчас я очень сильно кайфую, что даю ценность большому количеству людей. Что им приносит польза моя «работа». Благодаря волонтерству я встретил многих интересных и классных личностей, с которыми приятно иметь дело. Есть такое в IT, когда в хорошем коллективе люди выбирают получать меньше на 15−20% зарплаты из-за того, что их окружают крутые коллеги, они работают над крутыми проектами и чувствуют себя счастливыми.

Окружение моих людей, чувство полезности и чувство причастности к эпической битве, которая сейчас происходит, в которой, я уверен, мы победим и которая изменит XXI век — моя величайшая мотивация и удовольствие.

Беседу вела Ольга Сердюк

Ранее мы рассказывали, получат ли ФОПы и волонтеры в Украине отсрочку от военной службы.

Редактор: Кира Гиржева

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X