Домой. Кто сделал фильм, который представит Украину на 72-м Каннском кинофестивале

12 мая 2019, 12:47
Цей матеріал також доступний українською

За награду в конкурсной программе Особый взгляд 72-го Каннского международного кинофестиваля, который начнется 14 мая, поборется украинский фильм Домой режиссера Наримана Алиева.

НВ и Mastercard, официальный партнер Каннского кинофестиваля, открывают мир большого кино, знакомят с победителями престижного фестиваля и рассказывают о закулисье светских кинособытий.

В мае нас ждет грандиозное событие — участие сразу двух украинских фильмов в конкурсных программах Каннского кинофестиваля 2019: Особый взгляд — фильм Домой крымскотатарского режиссера Наримана Алиева и конкурс короткометражных фильмов — Анна Декеля Беренсона, созданный в копродукции Украины, Израиля и Великобритании.

Видео дня

Домой, полнометражный дебют Наримана Алиева, рассказывает историю крымского татарина Мустафы. Двое его сыновей уехали в Киев после аннексии Крыма. Погибает его старший сын Назим, и отец отправляется в столицу, чтобы вернуть младшего сына Алима домой, а старшего похоронить в Крыму, согласно мусульманским традициям. Почти четверть фильма снята на крымскотатарском языке. Название фильма на украинском языке — Додому, крымскотатарском — Evge. Главные роли в фильме сыграли Ахтем Сеитаблаев и Ремзи Билялов. Вместе с Нариманом Алиевым над сценарием к фильму Домой работала украинский режиссер и сценарист Марыся Никитюк (Коли падають дерева). Кроме награды конкурса Особый взгляд фильм также претендует на Золотую камеру (за нее борются все дебютанты фестиваля).

Кадр из фильма Домой (Фото: @facebook/Додому - Evge)
Кадр из фильма Домой / Фото: @facebook/Додому - Evge

В программе Бешенные псы на Радио НВ режиссер фильма Домой Нариман Алиев и его продюсер Владимир Яценко раскрыли подробности картины и рассказали о том, как Домой попал на Каннский кинофестиваль 2019.

О том, как фильм попал в программу Каннского кинофестиваля

Нариман Алиев: За три дня до объявления программы Каннского кинофестиваля нам пришло письмо с поздравлением. Слава Богу, что это было лишь за три дня, а не за месяц. Когда я участвовал в Берлине с коротким метром, письмо-подтверждение мне пришло за месяц или даже полтора. Участие — это прекрасно, но, когда ты не можешь никому об этом сказать… В общем, эти три дня были очень тяжелыми, но приятными.

Владимир Яценко: А директор Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо забыл нас упомянуть… Пресс-конференция закончилась, мы уже близки к сердечному приступу… все, кто был в курсе, нам пишут: «А что же? А как же?» и прочее. И тут он выходит на сцену и говорит: «Ах, да, вот еще фильм…» И делает красивое двухминутное промо Домой, рассказывая, какая это прекрасная картина. Мы не в обиде, но понервничали. (Улыбается.)

Нариман Алиев, Марыся Никитюк и Владимир Яценко (Фото: @facebook/Додому - Evge)
Нариман Алиев, Марыся Никитюк и Владимир Яценко / Фото: @facebook/Додому - Evge

О сюжете фильма Домой

Нариман Алиев: Домой — это история о крымском татарине, отце двух сыновей. После аннексии Крыма сыновья переехали на материковую часть Украины, в Киев. Через какое-то время на материке погибает его старший сын, и отец приезжает, чтобы вернуть младшего домой, а старшего похоронить на родине по мусульманским традициям. У фильма несколько пластов, но мы старались в первую очередь рассказывать отчасти честно о крымских татарах, показать менталитет, ценности, культуру народа и выстроить увлекательный сюжет, так как в фильме нет ярко выраженного антагониста, а есть конфликт поколений между отцом и младшим сыном.

Если отец — это человек, который вырос в депортации и приложил много усилий, чтобы вернуться в Крым в конце 80-х, то младший сын — человек, который родился уже в независимой Украине, не знает, что такое Советский Союз, он видит себя, свое будущее иначе, чем его отец. И каждый из них как прав, так и не прав. В этом и есть суть любой позиции, ты всегда в чем-то сильнее, а в чем-то слабее.

Мы старались создать в первую очередь универсальную историю, которая через взаимоотношения сына и отца была бы понятна людям, которые не знают контекста нашей страны, не слышали о крымских татарах.

Мы рассказали о базисах, на которых крымские татары воспитывались последние 70 лет после депортации: они в каждой семье воспитываются и не обсуждаются. Первое и основное для нас — это Родина, второе — семья, она бесценна, и третье — делать все, чтобы их никогда не потерять.

Эти базисы совершенно не агрессивны, это месседжи, которые напоминают нам, что мы на своей земле, мы имеем право на это и это, мы уважаем в первую очередь себя, всех остальных вокруг, но хотим, чтобы нас признали, восстановили права, которые у нас есть и мы готовы за это бороться не насильственно, планомерно, постепенно, вне зависимости от любой ситуации.

Нариман Алиев, режиссер фильма Домой (Фото: @facebook/Нариман Алиев)
Нариман Алиев, режиссер фильма Домой / Фото: @facebook/Нариман Алиев

О коньюнктуре и квоте Канн на экзотические фильмы

Владимир Яценко: На самом деле сошлись очень много силовых линий, и в том числе то, что крымские татары сейчас во многом разделенный народ и народ-изгнанник. Канны, мне кажется, тоже оценили тот факт, что крымские татары — мусульмане, которые живут в абсолютно православной стране; люди, которые второй раз за последние 100 лет утратили насильственным образом Родину. Есть очень много вещей, которые просто сошлись в одной точке, и эта параллель в фильме проведена.

Эта история с одной стороны, как правильно сказал Нариман, достаточно специфична, потому что это конкретный народ, у которого есть свой конкретный менталитет и лицо, а с другой стороны она абсолютно универсальна: взросление молодого парня, его мировоззренческий конфликт с отцом, потому что сын — человек совершенно другого поколения с другими ценностями.

И Канны, собственно, хотят показывать уникальность чего-то с одной стороны, и универсальность — с другой стороны. Мне кажется, в этом и есть особенность фильма Домой, которую заметил кинофестиваль, потому что очень часто фильмы, которые снимаются у нас, не могут подняться над исключительно нашим менталитетом и нашими особенностями.

Владимир Яценко, Нариман Алиев и Антон Фурса на съемках фильма Домой, Арабатская стрелка (Фото: @facebook/Владимир Яценко)
Владимир Яценко, Нариман Алиев и Антон Фурса на съемках фильма Домой, Арабатская стрелка / Фото: @facebook/Владимир Яценко

Об Ахтеме Сеитаблаеве, исполнителе роли отца

Нариман Алиев: К идее пригласить на роль Ахтема Сеитаблаева (Хайтарма, Чужая молитва, Киборги. — Прим. ред) мы пришли не сразу, я переживал, что он не согласится, так как прошлый год был у него очень насыщенным. Изначально мы предложили ему сыграть второстепенную роль на три съемочных дня. Но он набрался смелости и сам попросился пройти кастинг на главную роль. Мы проводили несколько раундов кастинга, так как у меня были свои опасения, но они не оправдались.

Владимир Яценко: На съемочной площадке Ахтем Сеитаблаев вел себя максимально корректно.

Нариман Алиев: Он профессионал. Он ни разу не влезал в режиссуру, в кино, он максимально доверился и прислушивался. И когда уже к концу съемок я понял, что он ни разу не приходил посмотреть на плейбек, и подошел только один раз, когда я его попросил, я понял, что человек абсолютно доверяет. Он в материале, переживает, но он был на площадке как актер, и для меня это было очень хорошо.

Кадр из фильма Домой (Фото: @facebook/Додому - Evge)
Кадр из фильма Домой / Фото: @facebook/Додому - Evge

Об исполнителе роли сына, двоюродном брате Алиева — Ремзи Билялове и отношениях в семье

Нариман Алиев: Не то, чтобы я любил снимать непрофессиональных актеров, я люблю родственников. Это люди, которые сделают для меня все.

Я благодарен Ремзи, потому что это он мне сделал одолжение, а не я ему. Ему это в принципе совершенно не нужно, потому что неинтересно. Ремзи — 21 год, у него свой бизнес в Крыму, он развивается как может.

Мои дяди, родители, братья всегда готовы были мне помочь на протяжении всего моего становления в режиссуре. Все короткие метры я снимал в Крыму при их помощи. Они всегда повторяли: «Если тебе что-то надо, мы для тебя это сделаем».

На съемках фильма Домой (Фото: @facebook/Владимир Яценко)
На съемках фильма Домой / Фото: @facebook/Владимир Яценко

Я позвонил своему дяде и говорю: «Мне нужен Ремзи для съемок». Потому что у нас в семье решается все через старших. Он говорит: «Когда? На сколько?» Через десять минут Ремзи пишет мне в мессенджер: «Ты серьезно?» Я говорю: «Да, собирай вещи». Больше Ремзи мне никаких вопросов не задавал. Его не интересовало где, сколько, с кем и зачем.

Сниматься Ремзи было достаточно сложно, но так как у него уже есть опыт в короткометражных фильмах, он не боялся камеры, что уже хорошо. Все мои родственники привыкли к камере, так как со второго курса я с ней бегал за ними: снимал разные этюды и еще много всего, поэтому они уже не обращают на нее внимания.

О современном Крыме и стереотипах о крымских татарах

Нариман Алиев: Я не могу оценивать то, что происходит в Крыму. Есть четкая Конституция Украины, и я, как гражданин, ее придерживаюсь, я поддерживаю суверенитет нашей страны. Я ничего не могу сделать для того, чтобы там что-то изменилось, единственное, что я могу, как гражданин, мотивировать свою страну менять эту ситуацию.

Крым — это серая зона, территория определенного страха, который неощутимый, невизуальный, но ты знаешь точно, что, если надо будет, на тебя найдут управу. И ты никак не можешь просчитать эти действия, защитить себя от них. Когда нету правосудия, когда нету защиты прав граждан, ты не можешь ни в чем быть уверен.

С точки зрения крымских татар, для нас сейчас очень важно, чтобы Украина, в первую очередь, изменила Конституцию и приняла статью о национальной Крымскотатарской автономии, для нас это определенный сигнал признания и веры в то, что крымские татары — союзники Украины и то, что мы за целостность и суверенитет нашей страны.

Кадр из фильма Домой (Фото: @facebook/Додому - Evge)
Кадр из фильма Домой / Фото: @facebook/Додому - Evge

Большая проблема, что в Украине существует огромный стереотип о крымских татарах. Отчасти поэтому я снимаю такое достаточно бытовое кино, потому что о крымских татарах постоянно говорят в политическом контексте. А мы не начинаемся и не заканчиваемся политикой, это один из инструментариев для выражения нашей позиции — ненасильственное восстановление наших прав и свобод.

Есть крымскотатарское слово «сабыр», что значит терпение. Этого терпения у нас полно, и мы готовы держаться. У нас есть своя цель, за которую мы будем бороться. Мои родители, бабушки и дедушки жили намного в более тяжелых условиях, когда были депортированы в Среднюю Азию. Сейчас не тот этап, на котором стоит или сдаваться, или опускать руки. Это определенный этап, мы верим в хорошее будущее, и сейчас для нас основное, чтобы наш стратегический партнер, Украина, поддерживал нас тоже, и не только словами, но и действиями.

Смотрите полное интервью:

Читайте все новости о Каннском кинофестивале в спецтеме НВ Style

72-й Каннский международный кинофестиваль пройдет с 14 по 25 мая. В рамках фестиваля традиционно будет работать международный кинорынок Marché du Film, который в этом году празднует свое 60-летие. Украина на кинорынке будет представлена Национальным павильоном. Украинский павильон будет работать под номером 102, с традиционным слоганом #UkraineIsYourDestination.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

Редактор: Юлия Найденко

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X