Есть пульс. Как знания по тактической медицине помогают спасать жизни украинским военным — интервью с экспертом по первой помощи

11 января, 22:13
Федор Сердюк во время Всемирного экономического форума в Давосе (Фото:WEF)

Федор Сердюк во время Всемирного экономического форума в Давосе (Фото:WEF)

За первые восемь месяцев полномасштабной войны инструкторы украинского фонда PULSE обучили тактической медицине более 11 тыс человек. Это больше, чем численность регулярной армии Эстонии. Как и кого обучают по стандартам ТССС, рассказывает Федор Сердюк, основатель компании.

Федор Сердюк — украинский предприниматель, эксперт по первой помощи. Сертифицированный инструктор​ California Emergency Medical Services Authority и сертифицированный тренер инструкторов первой помощи Сообщества Красного Креста Украины.

Видео дня

В 2014 году совместно с коллегой Игорем Корпусовым основал компанию FAST, которая специализируется на обучении первой помощи и пожарной безопасности.

В 2017-м совместно с разработчиками SayHiMedia инициировал запуск чат-бота Жгут, чтобы помочь людям быть готовыми к экстренным ситуациям, которые угрожают жизни. Позже, в связи с пандемией коронавируса, FAST запустили Школу супергероев — бесплатные онлайн-курсы первой помощи.

В 2022-м, после полномасштабного вторжения россии, Федор Сердюк создал благотворительный фонд PULSE, цель которой — обучение украинских военных тактической медицине.

В интервью NV Федор Сердюк рассказывает о том, как пришла в Украину тактическая медицина, объясняет, что такое система ТССС, а также советует, как правильно выбрать турникеты и где могут обучиться первой помощи гражданские лица. Публикуем его рассказ в виде монолога.

Точка ноль

Начиная этот разговор, я бы взял в качестве точки отсчета бои под Славянском в 2014 году, когда только началась война на Донбассе. Это первые серьезные боевые действия, которые вела украинская армия на своей территории за всю историю независимой Украины.

Когда зашла группа Гиркина с одной стороны, и наши — с другой, в одном из первых боев украинский военный погиб от ранения в ногу. Сейчас это — ситуации, которые происходят сплошь и рядом.

Опытный взгляд скажет, что от такого ранения погибнуть сложно. И действительно: если помощь оказывается правильно, умереть от таких ранений практически невозможно. В этом же случае, смерть военного, скорее всего, наступила по одной из двух причин. Первая: после ранения в ногу сослуживцы не смогли остановить ему кровотечение, потому что не умели этого делать и не были достаточно экипированы. Вторая — кроме прочего, раненного «накачали» тяжелыми наркотическими обезболивающими средствами, и он умер от передозировки или от угнетения дыхания.

И первый, и второй фактор делает его смерть предотвратимой. То есть, такой, которой можно было бы избежать, если бы военнослужащие на тот момент были обучены и снабжены всем необходимым.

По состоянию на 2014 год в украинской армии не было никакой системы для предотвращения смертности среди раненых, кроме унаследованной из СССР. Та же система никогда не была эффективна и была направлена, скорее, на имитацию помощи, чем на ее реальное оказание.

Это точка ноль, от которой мы как страна, начали двигаться к чему-то другому. И когда стал вопрос, куда же нам дрейфовать, по стечению обстоятельств была выбрана американская система, которая называлась ТССС, или тактическая боевая забота о раненых. То есть, помощь раненым в бою.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Система, в центре которой — время

Американцы выработали эту систему после того, как посчитали, что за время Вьетнамской войны 2,5 тыс человек погибли лишь от кровопотерь вследствие ранения конечностей — то есть, не имея предпосылок к гибели.

Разработку завершили к концу 1990 годов. Систему и соответствующую экипировку протестировали на одном из самых передовых подразделений — 75 полку рейнджеров. После того, как систему «обкатали» и масштабировали, она показала самую низкую смертность раненых за всю историю войн. К примеру, если взять войну в Ираке или в Афганистане, смертность составляла уже 1: 10 — то есть, из десяти раненых умирал от этих ранений лишь один солдат. Конечно, на финальном результате сказываются и другие факторы: тактика, качество личной брони и бронированных машин, но также — медицина.

Участники тренинга для военных от PULSE учатся останавливать кровь (Фото: Фото предоставлено организацией PULSE)
Участники тренинга для военных от PULSE учатся останавливать кровь / Фото: Фото предоставлено организацией PULSE

Особенность ТССС в том, что она основывается на обобщенной медицинской информации. Было четко определено, от каких ранений человек может погибнуть, от каких — нет. И на основе этого выработались методы борьбы с факторами, от которых умирают. Кроме того, структура этой системы позволяет организовать некую «эстафету», где раненый передается от этапа на этап и на каждом получает большую помощь.

ТССС — это система, в центре которой время. Человек смертен, но страшно, что он смертен скоротечно. Можно погибнуть от пустякового ранения в ногу за три минуты, потеряв очень много крови из крупной артерии. Люди, у которых перекрыты дыхательные пути, могут прожить, не дыша, 5−7 минут. Вот почему время — это очень важно.

Переход в точку два

Боевой медик 92-й отдельной механизированной бригады Евгений Храпко когда-то работал массажистом в Николаеве. Обучился по системе американских инструкторов и стал заниматься эвакуацией как волонтер. На тот момент система медицинской эвакуации никак не была простроена. Позже Евгений мобилизировался и стал широко известен как боевой медик.

Благодаря его инициативе в Украине заработал первый центр по обучению боевых медиков. Это третья ступенька оказания помощи в рамках системы ТССС. Центр был подготовлен при помощи американцев, но, к сожалению, был физически уничтожен при наступлении российских военных со стороны Беларуси. Евгений Храпко погиб 11 июня 2022 года под Харьковом, эвакуируя раненых.

Участники тренинга учатся накладывать давящую повязку — бандаж, чтобы остановить кровотечение из раны на руке (Фото: Фото предоставлено организацией PULSE)
Участники тренинга учатся накладывать давящую повязку — бандаж, чтобы остановить кровотечение из раны на руке / Фото: Фото предоставлено организацией PULSE

С точки зрения как организационной, так и медицинской его вклад — очень важен. Мы перешли из точки ноль в точку один — в ту, где в структуре вооруженных сил уже появилась определенная система подготовки и личного состава — солдат, офицеров, также боевых медиков, и даже — врачей, которые в цепочке передвижения раненых передают его один другому. Но, к сожалению, система эта оказалась неспособной обслуживать ни армию мирного времени, ни, тем более, армию времени военного. В первую очередь, из-за стремительно растущего количества раненых и пострадавших.

Я думаю, что сейчас Украина находится в точке два. Представьте себе группу из четверых военных, которые греются у костра возле бочки где-то на заброшенном заводе, условно, под Бахмутом. Каждый из них обучен медицине кем-то другим, но все — по одному стандарту. Один — иностранными инструкторами, второй — волонтерами, третий — учебным центром ВСУ на Яворовском полигоне.

Для того, чтобы мы пришли к следующей точке — когда погибать будут только от несовместимых с жизнью ранений, но не от таких, которые можно предотвратить, должно совпасть несколько факторов. Это подготовка личного состава, его оснащение, а также культура и система, состоящие в таких, на первый взгляд, мелочах, как интеграция медицины в тактику подразделения. Если представлять эти факторы в виде графической схемы, все это будет обведено большим кругом под названием Бюрократия.

Пульс

В начале полномасштабной войны я вместе с коллегами создал благотворительный фонд PULSE. Базой послужила моя частная компания под названием FAST, которая специализируется на обучении первой помощи. Она существует с 2014 года. FAST передал PULSE снаряжение, кадры, систему управления и первые деньги.

За 300 дней полномасштабной войны мы обучили более 11 тыс. человек по двум программам: длительностью от одного-двух и до пяти дней. Это не очень много в масштабах ВСУ, но это серьезные цифры, если смотреть в сравнении. Например, это больше, чем регулярная армия Эстонии.

Мы стараемся догонять уходящий поезд. Предпочитаем работать там, где подразделение еще только формируется и учится. Однако наш типичный клиент — это пехотная бригада, которая 8 месяцев воюет и ни разу не была дома. Наш типичный клиент — это также расчет ПВО, который спрятан в посадке в Донецкой области, это корабелы, которые проходят обучение в перерывах между воздушными тревогами и ударами вражеских беспилотников по порту. Сейчас мы сфокусировались на определенном количестве военных частей, в которых готовим инструкторов.

Мужчина бежит с оружием в руках во время тренинга от PULSE (Фото: Фото предоставлено организацией PULSE)
Мужчина бежит с оружием в руках во время тренинга от PULSE / Фото: Фото предоставлено организацией PULSE

Непосредственно снаряжением этих людей мы не занимаемся, однако готовы проинструктировать начмедов касательно того, как получить все необходимое. Для разных уровней квалификации это снаряжение — разное. Да, мы не можем повлиять на культуру внутри подразделения, но можем научить комбатов и комбригов, которые застали еще армию старого образца, воспринимать медицину в новом назначении.

Я бы с удовольствием сделал акценты на обучении пехоты, потому что ни в одном подразделении нету таких потерь, как там. Пехота сейчас максимально применяется в боях, при этом, их внутренние ресурсы на проведение каких-либо обучений намного ниже.

Я объезжаю линию фронта вдоль и поперек, и собираю информацию от наших подразделений. Мы видим, где навыки применяются лучше, где хуже. Из-за того, что ранее не были учтены некоторые особенности украинской армии, нам пришлось увеличить продолжительность обучения. Мы сделали больше практической отработки, еще меньше теории. Стараемся чуть модифицировать программы, чтобы это было эффективно.

Если система ТССС будет работать в Украине, все заиграет новыми красками: смертность от ранений — снизится, а процент людей, которые способны вернуться в бой, возрастет. Для нас, как для страны, которая пребывает, в лучшем случае, в середине войны, это очень важно.

Правильный турникет — это какой?

Американская армия во время войны в Ираке сталкивалась, в лучшем случае, с несколькими сотнями раненых в месяц. В Украине же один районный опорный госпиталь на южном направлении до освобождения Херсона принимал до 200-х раненых в день. Соответственно, масштабы потребления экипировки, в том числе медицинской, были абсолютно неслыханными, невиданными и не предполагаемыми.

Турникет — это ключевое средство оказания помощи. Он может устранить главную причину предотвратимой смертности среди раненых, то есть, кровотечения из конечностей. И позволяет это сделать быстро и самостоятельно, что в условиях сжатых часовых рамок — это иногда единственный возможный способ. Поэтому в Украине на нем также сфокусировались, и это — правильно.

Способ решения таких проблем был выбран разный. Кто-то обращал внимание на внешнюю простоту конструкции и пытался скопировать ее, изготавливая самодельные турникеты. Кто-то положился на китайского производителя, ожидая увидеть там качественный продукт. Кто-то же закупал качественные, оригинальные турникеты, иногда — по бешеным спекулятивным ценам.

Участники тренинга тренируются накладывать турникеты на руку (Фото: Фото предоставлено организацией FAST)
Участники тренинга тренируются накладывать турникеты на руку / Фото: Фото предоставлено организацией FAST

Турникет в изготовлении — вещь намного более сложная, чем может показаться на первый взгляд. Да, там нет никакой компьютерной начинки, но есть множество факторов, которые надо учесть. Например, его эластичность в течении времени, ведь задача — не только создать окклюзию, но и удерживать ее. Не все это понимают. Есть также особенности эксплуатации турникетов. Поэтому мы доверяем только турникетам, которые рекомендованы программой ТССС. Плюс — двум украинским брендам, это Днипро и Сич.

Наша компания принимает в дар не оригинальные турникеты, чтобы использовать их в тренировочных целях во время занятий. Мы делаем невозможным эксплуатацию таких изделий в боевых условиях, проговаривая с военнослужащими отличия турникетов.

Позиция «Лучше плохой турникет, чем никакого» — неверная. Единственный способ оказаться с турникетом в экстренной ситуации — это самостоятельно позаботиться о его наличии и запасе заранее. Что, к сожалению, делают не все и не всегда.

Как выбрать курсы для гражданских

Если вы — гражданское лицо, и хотите пройти курсы первой помощи, я бы советовал обратить внимание на несколько важных пунктов. Это фильтр, который повысит ваши шансы на получение качественной услуги.

Итак, первое: обучение должно быть посвящено медицине и только медицине. Если в программе подготовки есть еще что-то, например, тактика, минно-взрывное дело, то это красный флаг, который может свидетельствовать о том, что организация, пытается удовлетворить запрос рынка шириной, а не глубиной.

Второе — это соблюдение стандартов. Какие стандарты соблюдаются, не так важно. Важна принадлежность к ним. Если вы хотите получить что-то более похожее на военную подготовку, то вас должны обучать по ТССС. Алгоритм преподавания должен звучать как MARCH. Все обучение строится вокруг алгоритмов.

Третье: у знаний по медицине нет ценности. Не так важно, что конкретно ты будешь знать на выходе, как то, применишь ли новый навык в случае острой необходимости. А формирование навыков возможно только в условиях его практической отработки. Без специфического снаряжения и расходных материалов сделать это — невозможно. То есть, если на курсе обсуждается наложение жгутов, должна быть возможность многократно наложить жгут до формирования мышечного навыка.

Четвертое — это источник финансирования. Наше обучение бесплатно для военнослужащих, но у нас есть понятные источники финансирования. И если непонятные источники финансирования, вероятно, на чём-то будет экономия. Или на качестве подготовки инструктора, или на его мотивации, или на снаряжении.

И последнее, пятое — длительность. Если вам обещают всё за короткое время, вероятность, что это шарлатанство, выше. Мы периодически видим курсы, где программу, на которую мы отводим пять дней, предлагают пройти за четыре часа. Так быть не должно.

В целом, я хотел бы сказать вот что: какая бы бредовая не была ситуация, у вас должен быть план действий, и он должен соблюдаться. Нет ничего хуже отсутствие плана или план, придуманный «для галочки». Тоже самое с медициной: какой бы ни была аптечка, как бы вы ни раскидывали полномочия между звеньями, как бы вы ни называли эти звенья — врач, парамедик, боевой санитар, боец, спасатель — все равно. Главное, чтоб вы понимали, как эта «машина» будет ехать. А сколько у неё «колёс» и как они расположены — в два ряда, или в три — это уже «косметика».

Показать ещё новости
Радіо NV
X