Гении рождаются раз в сто лет. Екатерина Кухар и Александр Стоянов о премьере балета Дети ночи. Андрогин

19 октября 2018, 09:10
Цей матеріал також доступний українською

В Национальном театре оперы и балета Украины в Киеве 19-20 октября состоится мировая премьера балета Дети ночи. Андрогин с участием мировых звезд балета Екатерины Кухар и Александра Стоянова. Накануне премьеры НВ Style встретился с артистами, чтобы поговорить о том, как идет подготовка к важному событию.

Новая постановка создана специально для Катерины Кухар и Александра Стоянова хореографом и артистом из Staatsbalett Berlin Александром Абдукаримовым. По его мнению, именно их пара настолько гармонична, что может передать его идею. За основу взяли греческую легенду об Андрогинах, мифических существах, которые когда-то обладали двумя парами рук и ног, двумя лицами на одной голове, но за неповиновение Зевс их разделил на две части – мужскую и женскую. С тех пор каждая из этих частей вынуждена искать свою половину. После Киева спектакль отправится в большой тур по городам Украины.

Видео дня

Катерина, Александр, как идет подготовка? Что самое сложное?

Александр Стоянов: На этой неделе премьера, репетируем целыми днями.

Екатерина Кухар: График очень насыщенный, особенно перед ответственной премьерой. Признаюсь честно, на гастролях, за рубежом, несмотря на то, что у меня выступлений гораздо больше, я физически устаю намного меньше, т.к. дома мне помимо балета приходится отвлекаться еще на многие «срочные дела», организационные и бытовые моменты, на различные примерки, интервью, съемки, проекты и при этом танцевать.

Александр Стоянов: Единственное чего не хватает на гастролях – это общения с детьми. Не понимаю людей, которых дети утомляют, я наоборот заряжаюсь энергией общаясь с ними.

Перед премьерой вы также целый день репетируете или наоборот больше отдыхаете, бережете силы?

Екатерина Кухар: В день спектакля я обычно закрываюсь как ракушка, вся в себе, накапливаю силы и эмоции. В такие дни дома меня не трогают даже дети, ходят на цыпочках, знают, что у мамы спектакль. Если есть возможность, днем сплю.

Александр Стоянов: А я наоборот в день спектакля очень активный, мне это помогает. Люблю с кем-то поговорить.

Расскажите о постановке Дети ночи, о чем она, что ждет зрителя?

Екатерина Кухар: Его ждет мистическая атмосфера другой вселенной, путешествие в мир чувств, любви, страсти, секса, людских страхов.

Александр Стоянов: Это будет невероятная современная хореография, 3D-технологии. Удивлять будем витиеватыми поддержками, новыми сексуальными движениями, дуэтами и костюмами с имитацией обнаженного тела.

Современная хореография бывает очень разная. В каком стиле постановка?

Александр Стоянов: Неоклассика.

Насколько тяжело вам в этом спектакле переходить от класики к неокласике?

Александр Стоянов: Несложно, поскольку хореограф использует классические движения, но интерпретирует их в своей стилистике. Танец, как и технологии, идет вперед, развивается. Сложность заключается в том, что в этом спектакле я, почти все время нахожусь на сцене: то танцую сольно вариацию, то в дуэте с Катей, то с другими артистами и у меня в течение 30 минут почти нет пауз за кулисами, как в классических спектаклях. Поэтому эта партия в плане физической выносливости для меня в 5 раз сложнее чем, например, Лебединое озеро. Изначально при постановке спектакля Дети ночи, хореограф мне сказал: «Тут ходят слухи, что ты никогда не устаешь. Так вот, в моем спектакле ты устанешь».

Екатерина Кухар: В классике все ровно и четко, все линии одинаково выстроенные, а в современной хореографии линии направлены в бесконечность. Все танцуется на надрыве, контрасте и на износ. То ты должен прыгнуть натянутый струной, то через секунду сжаться в комочек до минимальных размеров. Работа на контрастах сбивает дыхание – эта работа на износ. Требует в 2 раза больше физических сил.

Классика живет веками, современная же хореография, как правило, живет пока ее танцует артист, для которого она была поставлена, или хореограф, который ее создал. Как думаете, почему так происходит?

Екатерина Кухар: В наш век столько всего придумано и написанно, что сложно создать совершенно новое, особенно в хореографии. Нужно быть настоящим гением, флагманом, иметь нестандартное мышление, быть новатором, в оппозиции к своему времени, обладать неординарным почерком. Мне кажется сейчас больше конкуренции, но все же что-то останется в музее шедевров балета, например, хореография Баланчина, Бежара. Такие гении, как Петипа, который создал балетные хиты Лебединое озеро, Спящую красавицу, рождаются один раз в сто лет.

Александр Стоянов: Но помимо хореографии в балете очень важна музыка, к сожалению, современные композиторы не пишут такие шедевры, как писал, например, П. Чайковский или Ж. Бизе. Именно поэтому в нашем спектакле преобладает вечная музыка Антонио Вивальди в рекомпозиции Макса Рихтера.

Насколько трудно сейчас в Украине создавать что-то новое, делать новые постановки?

Екатерина Кухар: Мне всегда хотелось быть впереди планеты всей, хотя быть флагманом очень сложно, ответственно и в тоже время очень интересно. Мы сейчас сталкиваемся с тем, что мы что-то придумываем для балетного мира и тут же видим, что нас пытаются копировать. Поэтому что-то предлагать – это двойная ответственность. Но если за нами пытаются повторять, значит, мы идем в правильном направлении.

Александр Стоянов: Украинцы сейчас открыты к новому и ждут новых постановок. Мы когда только заявили о премьере, многие театры к нам обратились с просьбой привезти и в их город спектакль Дети ночи. Именно по этой причине после премьеры в Киеве мы едем в Одессу, Запорожье, Харьков, Полтаву и многие другие города. Значит – это людям нужно, значит балет востребован.

Вам кто-то помогает, например, в театре, в министерстве культуры?

Екатерина Кухар: Сначала к нам присматривались и не понимали, какой будет конечный продукт. Но сейчас нам создают максимально комфортные условия. Это огромная помощь. В тоже время не могу сказать, что у нас есть меценаты, которые приходят и говорят: «Ребята занимайтесь творчеством, нам интересен результат, а все финансовые вопросы мы возьмем на себя».

А есть те, кто мешает? Нет ли ревности в театре?

Александр Стоянов: Ревность в артистической среде присутствует и жила веками, главное быть целостной личностью и на своем месте.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X