Рецепт Нового года. Маша Ефросинина - о детской комедии, в которой она снялась, сломанной в эфире руке и желании приносить пользу

28 декабря 2018, 15:19

В канун дня Святого Николая на широкие экраны вышла детская комедия Приключения S Николая режиссера Семена Горова, в котором главную женскую роль сыграла телеведущая, актриса, общественная активистка, почетный посол ООН по вопросам народонаселения Маша Ефросинина.

Об участии в фильме и том, почему не боится ролей в кино, о роли медиа-лиц в фильмах, об уходе с телевидения, решении заняться благотворительной деятельностью, семейных новогодних традициях и еще о многом другом Маша Ефросинина рассказала в эфире радио НВ в программе Алексея Тарасова Бешеные псы.

Видео дня

О главной героине

Во время работы над фильмом я была в очень комфортных условиях: режиссер Семен Горов – мой друг, жанр – семейная комедия, моя героиня – мама двоих детей моего возраста. Правда, роль не такая уж и главная, а скорее даже второстепенная по меркам прокатного кино – на авансцене дети и главный злодей Вася Вирастюк. Так что в сложные кинематографические формы мне с потугами вживаться не пришлось. Моя героиня – молодая активная столичная жительница – переезжает вместе с мужем на неопределенное время в Карпаты. В фильме мне все близко, кроме модного блогерства. (Смеется.) Я люблю социальные сети, но так сильно фешеном я не увлекалась.

О фильме

Я посмотрела Приключения S Николая пока только один раз. Я очень нервничала, поэтому пойду еще раз посмотрю. Мой четырехлетний сын сидел, открыв рот и твердил: «Откопайте мою мать!» Он верил во все происходящее, его даже не убеждало, что я сижу рядом. Моя 14-летняя дочь, которая отрицает все, включая мою публичность, смотрела и улыбалась: «Мам, круто. Я думала, будет хуже». Мне фильм нравится потому, что на него можно пойти всей семьей. Кроме мультфильмов, я не знаю, на что ходить в кинотеатр вместе с детьми. Станет ли он альтернативой Одному дома, с которым нас активно сравнивают, станут ли его каждый год показывать по телевизору в канун Нового года – честно – я не знаю.

О традиции отмечать Новый год

Я провожу Новый год с семьей. Покупаю очень-очень много подарков, чтобы был эффект множества коробок под елкой. Большая часть коробок со всякой мелочевкой, и обязательно большой подарок для каждого члена семьи. Мы распаковываем их вечером 31 декабря. Всей семьей готовим стол. Дочь отвечает за кондитерское направление, муж – за горячие блюда, я – за салаты. А Сане в этом году доверим сервировку, но не исключено, что придется покупать новый сервиз. (Смеется.)

О кино и актерстве

Съемки в фильме для меня стали интересным опытом. Ранее я снималась в сериале Тройная защита. А еще раньше я играла в театре на Подоле. Мне тогда досталась драматическая роль суррогатной матери. Одно время моим партнером по спектаклю был Сережа Притула.

В последнее время меня засыпали вопросами: «Означает ли роль в кино, что вы завязали с телевидением?» Нет, не означает. Просто мне стало не страшно заниматься актерством. Моя школа прямого эфира измеряется двумя десятками лет. Это и программа Подъем, и Фабрика звезд, и Евровидение, и другие проекты. В прямом эфире бывают ситуации, которые ты ни за что не спрогнозируешь, как бы старательно не следовал сценарию. В моей профессиональной жизни было все: я отработала три часа в прямом эфире со сломанной за пять минут до эфира рукой (забегала в студию, поскользнулась, упала), через наши эфиры прошли абсолютно все звезды пространства СНГ со всеми своими выкрутасами, бывали и маты, проскользнувшие в эфир, и расстегнувшиеся бюстгальтеры – так много ситуаций, которые приходилось обыгрывать, что все это меня внутренне убедило, что я уже достаточно готова и ничего не боюсь в кадре. Мне не страшно быть смешной, я не боюсь плакать, выглядеть по-идиотски, не боюсь драматизма и ситуаций, которые бы меня заставили подумать, что образ, который я на себя надеваю, мне не по силам.

О роли медийного прицепа

Мне много лет не давали ролей, потому что на мне стояло клеймо телеведущей. Да, действительно в каждом новом украинском фильме сейчас играют медийные лица. Но я категорически протестую против определения медийный прицеп. Я бы назвала эту тенденцию медийной топкой. В моей аллегории в топке должны закалиться те, кто потом переберутся в прицеп, откуда переселятся в вагон, затем пересядут в вагон первого класса и так далее. А кому-то в этой топке суждено сгореть. Процесс, который можно назвать Ренессансом украинского кино, предоставляет гигантскую возможность нам, назовем всех нас людьми творчества, артистами, открыть себя для другого жанра.

О юбилее – 20 годах на телевидении

20 лет – цифра, которую я не могу осознать. На моих программах жизнь меня не раз сводила со зрелыми успешными людьми, и всякий раз слыша фразу: «Я не могу поверить, что я 20 лет этим занимаюсь… не могу поверить, что мне 40 лет, мне же внутри 20 …» я думала: «Господи…Ну как же это пошло, избито… Мир так велик, жизнь бесконечна…» Сейчас я сама ловлю себя на этих мыслях и захожу в тупик: 20 лет? Все же было только вчера! Более того, бывает, ко мне подходят пузатые бородатые дяди и говорят: «Я рос на ваших программах…» Я с опаской спрашиваю: «Сколько вам лет, дядя». «Нормально мне лет, семья уже есть», - отвечают они. Потом я себя успокаиваю мыслью о том, что, когда я начинала, мне было всего-то 18.

Об уроках телевидения и удовольствии от прямых эфиров

Телевидение меня научило дисциплине. Прямой эфир организовывает – нельзя опоздать, нельзя подвести. С тех пор никогда не опаздывать – мой стиль жизни. И профессионализму. Под профессионализмом я подразумеваю умение работать с содержанием. Я попробовала многие жанры: от интервью до дикого энтертейнмента. Телевидение – это постоянный работающий внутренний мотор, который не дает остановиться, это встречи с людьми, которые дают тебе очень много, вселяют новые силы и питают энергией. И я очень скучаю по прямым эфирам. Прямой эфир – это какой-то особенный вид удовольствия, которое мне ничто не может заменить: ни путешествия, ни даже рождение детей… «Три, два, один… Маруся, эфир».

Об уходе с телевидения в 2014 году и благотворительном фонде Твоя опора

Мой уход с телевидения был осознанным. Был 2014 год – очень турбулентный и кризисный, для телевидения в том числе и я была на седьмом месяце беременности. Все решила только одна фраза руководства: «Вы можете, Мария, уйти в декрет».

На тот момент я возглавляла департамент развлекательных программ Нового канала, у меня был свой продакшн, мы занимались большими шоу, собирались запускать продолжение Show must go on, готовили проект Сюрприз-Сюрприз, но бюджеты сократились до уровня небольших недорогих шоу. Мне было 35 лет, я проработала на канале практически 15 лет, и готова была до самых родов пахать, что я и делала раньше. И вдруг мне предложили идти в декрет и находиться в нем столько, сколько хочу. И я подумала, что это, наверное, и есть повод остановиться и задуматься, о том, что я делаю и для чего. И взяла паузу.

Для меня 2014 год стал годом внутренних решений, когда ты выходишь за скобки понятного алгоритма принятия решений под влиянием логики, окружения и даже стереотипов. Говорят, единственно правильное решение ты принимаешь мгновенно. Через две-три минуты оно уже принадлежит общественному мнению. Все решения в том году я принимала, повинуясь внутренним импульсам: я вела диалог исключительно с собой и со своими желаниями. Мне захотелось приносить пользу. На тот момент в обществе все чувства были обострены: все помогали, все что-то делали, все были заточены на то, чтобы не упустить волну перемен и тоже вложить в нее свою лепту. Так появился мой фонд – Твоя опора и наш Charity Weekend, который существует уже пятый год.

О благотворительности и реакции общества

Я всегда занималась благотворительностью, но я ограничивалась походом на черный вход Охматдета с денежками: «Отдайте такому-то ребенку». Скрытой благотворительностью и сейчас занимается много людей. Решение основать фонд вызвало бурю возмущения: «Ага, чтоб ее не забыли, она занялась благотворительностью», «Спекулирует на таком годе!», «Это пиар!» «Отмывает деньги мужа» и так далее. Конечно, пришлось все это проглотить и продолжать делать то, что делаю. У нас злые люди. Почему? Не знаю. Они злятся, когда ты что-то делаешь, и никак на тебя не реагируют, если ты ничего не делаешь.

Фонд Твоя опора не был вообще воспринят таким, каким я его задумывала и что я в него вкладывала. К его основанию я, наконец, созрела и он стал следствием искреннего порыва. У меня появилась смелость, силы, время и внутреннее объяснение, почему я это делаю. Как и в случае с актерством. Я поняла, что за мной следует гигантская аудитория в соцсетях, которая мне доверяет, благодаря сформировавшемуся образу в развлекательных шоу – Маши-хохоташи. Все это должно было перейти, наконец-то, в смысловую плоскость. Я попробовала силы – попросила собрать помощь детям-переселенцам из зоны АТО, которых в самое страшное время выхватывали из зоны боевых действий и в чем они были, переправляли на безопасные территорию. Мы рассчитывали собрать один грузовик всего необходимого – собрали восемь. И хоть тут же включились критики, но результат придает силы.

Потом я провела первый Charity Weekend, на который пришли сотни людей. С тех пор мы не сбавляем обороты, проводим по три уикенда в год. За это время они собрали около 7 миллионов гривен и еще 30 миллионов за четыре года собрал фонд. Таким образом мы разбили все летящие в меня предвзятые копья. Поэтому я могу сегодня достаточно спокойно и звонко об этом заявлять.

О политике, Майдане и женщинах

Я не пишу о политике, потому что я не чувствую, что я могу на данном этапе сделать там что-то существенное. Я в этом не так хорошо разбираюсь, как тот же Сергей Дмитриевич Притула. Я довольно неплохо разбираюсь в аудитории женской. Она мне доверяет, и я ее люблю. Это очень важно. Мне интересно все, что касается женщин. В самый разгар Майдана в конце 2013 года я вышла на сцену: многие тогда выходили и обращались к аудитории с разными словами – мощно, сильно. Я не готовила речь, слова, адресованные к женщинам, возникли сами собой, а вся огромная, площадь и улицы-лучики замерли. Я сказала: «Девочки, послушайте меня, нам нужно сейчас набраться сил и поддерживать мужчин». Это выступление стало для меня первым внутренним сигналом, что вот она моя аудитория, с которой я могу говорить начистоту. И вовсе не о политике, потому что женщины сейчас не нуждаются в разговорах о политике. Поверьте, мне. Я объехала со своим проектом всю Украину, и ни одного вопроса о политике не прозвучало.

О проблемах, которые сейчас волнуют украинских женщин

На женщинах в силу страшной ситуации в стране лежит настроение всей семьи. И по вопросам, которые они задают, я вижу категорическое падение самооценки, потерю уверенности в своих силах, усталость, внутреннее уныние, тревогу. У меня есть доклад Ты у себя одна, с которым я как раз и объехала Украину. Нет, это вовсе не коучинг и не психологический лекторий, боже упаси! Звучит как коучинг, потому что мы живем с вами во времена навешивания ярлыков и клише. На встречах я рассказываю историю моей жизни от приезда в Киев студенткой из провинциального городка Керч и до сегодняшнего дня. Это история моих ошибок, переживаний, очень серьезных падений, всего, что не связано ни с одним из моих шоу. Я рассказываю достаточно откровенные вещи, от которых я вижу, что лица в зале меняются и это происходит в каждом городе без изменения. Это автоматически вызывает у слушательниц желание задуматься о своих жизнях, потому что их только что не мусолили заголовками из журналов, статистиками, сухими рейтингами и цитатами из книг Лабковского. Они слышат реальную историю и задумываются о своей. Я говорю очень простым языком почти в формате стендапа. Потому что я все равно легко и с иронией отношусь к себе и своей жизни, о сложных вещах я рассказываю с юмором, но говорю откровенно, все как есть. И начинается очень серьезный поток в ответ: они делятся своими проблемами, задают вопросы. Этот опыт привел к тому, что меня назначили послом фонда ООН в области народонаселения в Украине.

Смотрите полное интервью:

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook и Instagram

Показать ещё новости
Радіо НВ
X