«Нарушает стандарты сообщества». Facebook скрыл пост журналистки Христины Коциры о связной ОУН Ванде Горчинской — мы публикуем его здесь

6 июля, 16:16
Журналистка Христина Коцира написала пост. И Facebook его запретил. (Фото:Богдан Кутепов/hromadske)

Журналистка Христина Коцира написала пост. И Facebook его запретил. (Фото:Богдан Кутепов/hromadske)

Facebook в очередной раз оказался слишком уязвимой соцсетью. На этот раз банит пост Христины Коциры.

Журналистка Христина Коцира многократно интервьюировала политзаключенных советского режима. В 2020 году в соавторстве с Богданом Кутеповым она написала материал Позивний «Домовина». Історія арештантки о связной и медсестре ОУН Ванде Горчинской. Жюри премии Честь професії признало работу лучшим репортажем.

Видео дня

Вчера, 5 июля, Ванде Горчинской исполнилось 98. В честь героини Христина опубликовала пост с отрывком вышеупомянутого материала. Facebook признал его «нарушающим стандарты сообщества» и сделал невидимым для всех.

Пользователи соцсети запустили флешмоб и начали массово перепечатывать текст из поста журналистки на своих страницах — впрочем, Facebook продолжает скрывать и их. Публикуем пост на нашем сайте. Цукерберг, ну давай, попробуй сломать нашу админку!

«Горчинская, к следователю!»

На ватных ногах 22-летняя Ванда пошла к двери. Тело болело. Седьмой день, как ее задержали. Шла темным коридором, потом по ступеням. К чему готовиться? В предыдущие разы ее ставили к стене, били по голове, набрасывали на шею удавку. Следователь упирался ногой в живот, а его помощник — в спину, душили.

«Бандеровская сука, все нам расскажешь. Где крыивки, где крыивки???» — звучало в голове.

Переступила порог комнаты для допросов.

«Мы тебе шутку организуем, — угрожающе скалился гэбэшник Бровин, — раздевайся!».

Ударил нагайкой... Тогда палач бросился срывать одежду сам. Яростно кромсал шлейки бюстгальтера. Сдирал с изуродованного тела трусы, присохшие к кровавым струпьям. Среди разбросанного по всей комнате тряпья стояла голая девушка. А гэбист позвал всех тюремщиков, раздал им нагайки и металлические прутья: «Бейте по очереди. Сейчас она все расскажет».

Больше всего болело, когда бил свой, местный. Пыталась заглянуть ему в глаза: как ты можешь? Прятал взгляд.

Бровин тем временем снял с себя пиджак. Ослепительно белая шелковая рубашка в тонкую синюю полоску совсем не вписывалась в ужас, который творился в этих темных застенках. Палач закатил левый рукав. Ванда уже лежала на полу. Поднял ее за волосы и ребром ладони сильно ударил по шее. Изо рта, ушей и носа струйками брызнула кровь. Ванда дальше упрямо молчала.

«На всю жизнь этот праздник Восьмого марта запомнишь! Одевайся, курва бандеровская!».

«Где крыивки?» — еще долго звучало в голове и избитом теле. Не выдала.

«Благодарю Тебя, Боже».

Сегодня в который раз напоминаю историю жизни Ванды Горчинской — женщины, которую, поверьте, не удивили зверства россиян в Буче, Ирпене, Мариуполе и других городах и селах в наши дни, потому что все это она видела, пережила и перетерпела еще в 1946-м.

Сегодня Ванде Горчинской — 98. Она для меня та соломина, за которую я держусь, когда наступает момент «все пропало». Разве могла Ванда в 1946-м – сбитая и изболелая – получив приговор – «15 лет лишения свободы» – поверить, что переживет всех своих палачей? Всех тех мо***лей, которые систематически издевались, вывезли под китайскую границу всю семью, а ее саму мордовали в холодных норильских лагерях, разве могла она знать, что победит?

Сегодня Ванде Горчинской – 98! И она победила.

Ранее мы публиковали выписку из интервью, которое Степан Бандера дал немецкому радио за пять лет до своей гибели.

Редактор: Кира Гиржева

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X