Как финансируют украинское кино и как запрещают российское. Интервью с главой Госкино Филиппом Ильенко

15 апреля 2018, 20:40

Глава Госкино Филипп Ильенко в авторской передаче Алексея Тарасова Скаженні пси на радио НВ.

Буквально за последние пару лет мы видим большое количество новых украинских фильмов, которые становятся рекордсменами проката, они зарабатывают очень большую кассу, собирают большое количество зрителей, конкурируют с голливудским продуктом.

Видео дня

Насчет конкуренции с Голливудом, к сожалению, пока это происходит только на локальном украинском рынке, но большой плюс, что уже есть очень хорошие показатели по этому поводу.

Я бы хотел, чтобы наши слушатели и читатели поняли, как устроена работа Госкино в плане того, какие фильмы получают финансирование и поэтому у меня несколько вопросов, которые могут показаться банальными, но я бы хотел, чтобы вы ответили. То есть, я правильно понимаю, то, какой фильм получит финансирование и господдержку, решает определенная комиссия?

Да, именно так. При Госкино есть комиссия, которая оценивает конкурс кинопроектов. Это происходит максимально открыто, его даже можно посмотреть онлайн, а можно прийти и присутствовать, это абсолютно свободная история.

То есть, любой желающий может прийти просто с улицы?

Если физически будет свободное место. Как правило, в зале их утром занимают участники, группы поддержки и журналисты, но теоретически, если есть свободное место, то нет никаких проблем, нет никакой проверки документов и тому подобное.

И дресс-кода нет?

В рамках общественной морали.

Понятно, хорошо, в купальниках нельзя. Скажите, а сам глава Госкино какие полномочия имеет? Я имею в виду такой наивный детский вопрос: глава Госкино может сказать: "Я хочу, чтобы вот этот фильм получил финансирование"?

Нет. Единственное, что я могу сделать, присутствуя на питчингах, рассказать членам комиссии какую-то информацию, которую считаю нужным о том или ином участнике. Но, как правило, это все и так общеизвестные факты и мое участие в принятии решения отсутствует, я только организовываю как председатель Госкино логистику процесса. Результаты, формирования программы производства осуществляет тоже не Госкино, это осуществляет Министерство культуры на заседании своей коллегии. Именно они формируют программу производства, а в дальнейшем это будет делать вновь совет по вопросам кинематографии.

Финансирование уже утвердили, но утвердили ли точную сумму, которой Госкино сможет распоряжаться? Есть какой-то прогноз?

Это не прогноз, это точная цифра - больше 505 000 000 гривен, из них непосредственно на производство фильмов пойдет 480 миллионов. Остальные - это финансирование центра Александра Довженко, Союза кинематографистов. Также это гранты Президента молодым деятелям в области искусства и также 20000000 на проведение мероприятий по продвижению и популяризации украинского кинематографа как в Украине, так и за рубежом.

Что вы думаете о запретах на некоторые российские фильмы? Если мы действительно запрещаем те фильмы в которых участвуют актеры или режиссеры с антиукраинской позицией. Это действительно работает и какой эффект мы от этого получаем?

Это хороший вопрос, действительно есть много различных точек зрения на это. Ни у кого не вызывает сейчас дискуссий вопрос о необходимости запрета фильмов, которые содержат пропаганду. Вопрос об участии лиц актуально и для меня, в первую очередь, ответ на этот вопрос лежит в прямой цитате, попробую сейчас по памяти вспомнить, актера, фильмы которого запретило Госкино одними из первых - Ивана Охлобыстина, который приехав в Донецк и фотографируясь с Мотороллой заявил: «Я приезжаю сюда, потому что я публичное лицо, потому что меня знают все и таким образом я даю вам свою публичную поддержку и буду использовать свою публичность для вашей поддержки». А его публичность зависит от его присутствия в украинском эфире. А поскольку он был участником нескольких очень рейтинговых сериалов, которые на тот момент шли каждый вечер в одном из ведущих каналов, очевидно, что он это все делал абсолютно сознательно. И в таком случае действительно, мне кажется, решение о том, что нужно запретить – правильное.

Поэтому на сегодняшний день законодательство делает исключение для фильмов, созданных до 1991 года. Мы же вообще не имеем такого права запретить или разрешить. Мы или даем прокатное удостоверение, или не даем. Без прокатки нельзя показывать по телевидению и в кинотеатрах. В интернете, например, можно смотреть все.

Сейчас очень многие кинематографисты, когда смотрят на планы Кабмина о финансировании кино, их пугает формулировка "патриотическое кино". Заниматься им, если я не ошибаюсь, будет Министерство культуры, там отдельная, если я тоже не путаю, сумма в 500 миллионов гривен.

Да, по этой бюджетной программе предусмотрено для Министерства культуры как главного и непосредственного распорядителя этих средств ровно 500 миллионов гривен.

Я знаю, что вам неоднократно задавали этот вопрос и есть несколько ваших цитат о том, что патриотизм - это в большей степени моральная категория, а не юридическая категория и что, например, фильм Марыси Никитюк, который попал в Берлин в одну из конкурсных программ Берлинского кинофестиваля - это тоже патриотичное кино, хотя оно не говорит о каких-то исконно украинских ценностях или не описывает войну.

Оно как раз говорит. Именно потому, что патриотизм не имеет определения с точки зрения юридического или искусствоведческого. Это этическая, нравственная категория, каждый человек по-разному может вкладывать определенный объем вещей в это понятие. Здесь невозможно провести четкую линию, я снимаю патриотическое кино, а вы - не патриотическое или наоборот. Я глубоко убежден, что все фильмы, которые профинансировало Госкино, по крайней мере за мою каденцию, они все патриотические, потому что это национальное украинское кино, которое формирует украинское культурное пространство и украинский культурный контекст. Именно украинское культурное пространство является основой формирования национальной самоидентификации, формирования современной украинской нации, что бы мы ни вкладывали в понятие нация. Мы можем и по этому вопросу иметь разные видения, но, думаю, абсолютно все согласятся, что именно культурный контекст является одним из главных, одной из основ любого нации и украинское кино, независимо от того, оно о войне или о каких-то важных исторических событиях, или оно просто есть какой-то комедией, которая предложит определенный архетип, сформирует определенный мэм, шутку, которую мы начнем цитировать, вот исходя из этого я убежден, что любое национальное кино является патриотическим априори и это даже не требует доказательств, это для меня аксиоматически.

Я тогда задам еще один некорректный вопрос: получается, что если есть 505 миллионов гривен, которые выделены Госкино и 500 миллионов, которые выделены Министерству культуры, украинскому зрителю предлагают такую схему: вот вы смотрите на 505 миллионов каких-то фильмов украинского производства и еще на 500 миллионов патриотических украинских фильмов. Звучит очень странно.

Как я уже сказал, очевидно, что и те, и те фильмы будут патриотическими, тем более, что Госкино профинансировало такие фильмы как Киборги и Красный. И на исторические темы и на темы современной московско-украинской войны, поэтому я думаю, что это условное разделение. Свое личное видение патриотизма в кино я высказал, а дальше все будет зависеть от процедуры, от того как это все будет происходить. Во второй половине года нам удастся провести новый конкурсный отбор, но здесь возникает вопрос такого порядка, что, очевидно, победители этого конкурсного отбора смогут получить финансирование уже в следующем году, так как на этот год деньги, которые у нас есть уже распределены и даже существует определенный дефицит.

Ох, думаю, сейчас, всем продюсерам, режиссерам, кинематографистам было больно это узнать.

Мы боремся и ищем пути уменьшения этого дефицита, консультируемся с Министром культуры. На те фильмы, по которым уже подписаны контракты, дефицита нет, это чтобы немного успокоить всех.

Вы из кинематографической семьи, ваш отец – замечательный режиссер Юрий Ильенко, его фильмы "Белая птица с черной отметиной", "Молитва за гетьмана Мазепу". Два дяди, один - Михаил, по-прежнему занимается кино, он снял фильм "Той, хто пройшов крізь вогонь". И вот интересный факт: при этом вы закончили институт международных отношений и если я ничего не путаю, у вас в том числе юридическое образование. Почему не в кино? Вы не верили в то, что там есть перспективы в тот момент, когда были студентом или по какой причине?

Абсолютно верно. Скорее всего, именно это. Я много думал о том, чтобы выбрать кинематограф как профессию с самого начала, но в 1994 году, когда я поступал в университет, состояние, в котором оказался украинский кинематограф даже состоянием нельзя было назвать, это был полный коллапс. Полный коллапс был вообще в принципе в жизни нашей страны, но кино все было гораздо хуже, чем в среднем по больнице. Для меня было совершенно очевидно, что я просто рискую остаться на долгие годы безработным и веры в светлое будущее украинского кино в тот момент у меня не было. Возможно, те люди, которые поступали в тот же год (а в тот же год, кстати, мой отец набирал режиссерскую мастерскую в Карпенко-Карого), возможно, они не были погружены в ситуацию и у них были другие представления о состоянии развития, более идеалистические. У меня, видимо, не хватило любви к искусству, я все-таки думал о своем будущем, поэтому я выбрал институт международных отношений, международное право, о чем я не пожалел потом. Но уже в профессиональной юридической практике очень быстро оказалось, что сферой моих профессиональных интересов являются вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, с авторским право в области кино, телевидения и телекоммуникаций. То есть, так понемногу это меня повернуло назад в кинематограф. Кстати, многие продюсеры, которые сейчас довольно успешны, в прошлом юристы.

А как ваши родственники, ваши друзья переживали этот период упадка украинского кино? Потому что действительно ваш отец, замечательный режиссер Юрий Ильенко не дожил до момента ренессанса, который мы наблюдаем сегодня.

Да, отец тяжело переживал. Этот период тотальной безработицы и бесперспективности, отсутствия его самореализации в главном деле его жизни, когда он находился на пике творческой формы после двух призов в Каннах за фильм "Лебединое озеро. Зона", он фактически 11 лет не появляется на съемочной площадке. Затем "Молитва за гетмана Мазепу", после которой происходит грандиозный скандал, связанный с искусством, связанный с политикой, с идеологией и это очень серьезно повлияло в том числе на его здоровье.

Я думаю, что Юрий Ильенко был бы очень рад, если бы он знал, что сейчас происходит в украинском кино.

Я в этом уверен.

Авторская программа Алексея Тарасова Скажені пси выходит в эфире радио НВ каждую среду в 21:00 - 22:00

Фото: facebook.com/philip.illienko

Читайте также: Когда мы решили строить киностудию на Троещине, нам сказали, что мы больны. Сергей Созановский об успехе украинского кино и о проектах на сотни тысяч зрителей

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X