Партнерский проект
Энди Уорхол как-то заметил: «Нужно позволить обычным скучным вещам стать интересными». Мы пообщались с известными украинскими предпринимателями и бизнесменами о том, как это происходит на практике в нынешних реалиях. А поводом для этого разговора стала профессиональная Премия в сфере современного искусства «ARTISTS PRIZE», учрежденная компанией Montblanc в партнерстве с галереей The Naked Room.
Представляем разные версии того, как великая сила искусства преобразует наш мир.
управляющий партнер в Havas Digital Kyiv, украинский эксперт по цифровым коммуникациям
— Денис, вы успешный человек, создавший несколько креативных бизнес-проектов, и у вас весьма разносторонние интересы. Что вами движет?

— Чем больше я соприкасаюсь с неизведанными мне вещами, тем глубже хочу копаться и узнавать новое. Мне нравится изучать другие языки, открывать для себя новые профессии и страны, потому что, чем больше соприкасаюсь с другим опытом, тем лучше формируются мои кругозор и эрудиция, а этот мир воспринимается несколько шире и сложнее.

— Вы работаете в сфере маркетинговых коммуникаций. Как вы стали управляющим партнером такого успешного агентства?

— Свой путь я начал с работы на MTV, который был больше, чем просто телеканал. Он формировал культуру молодежи, задавал новые тренды и выходил далеко за рамки. А за рамками оказался интернет с его безграничными возможностями, вызовами и задачами. Собственно, поэтому перешел в диджитал, чтобы развивать цифровое направление.

— Как бы вы одним словом выразили свое отношение к искусству?

— В первую очередь, для меня это неиссякаемый источник вдохновения. Чем больше изучаю классическое и современное искусство, тем лучше вижу и понимаю, что и в нашем мире существует безграничное количество точек зрения, решений одних и тех же вопросов или задач.

— Какое место, на ваш взгляд, оно занимает в жизни людей?

— Сложно говорить о том, какое место занимает искусство в жизни всех людей, но лучше могу поделиться тем, какое место занимает в моей. Наш офис называется Artevilla, и здесь действует постоянная экспозиция лучших работ современных художников Украины. Для нас это не только рабочее пространство, но и галерея, где мы можем вдохновляться лучшими идеями художников нашей страны.

Помимо этого я занимаюсь NFT-направлением, где мы помогаем художникам и представителям искусства использовать новые технологии для реализации собственных талантов, перевоплощать работы в токены и продавать их на аукционах и площадках, как NFT-продукт.

— Помните ли вы свои первые ощущения от произведений искусства? Это имело значение для становления вашей личности?

— С начальных классов нам преподавали греческую мифологию и классическую скульптуру. Именно погружение в прекрасный и великий мир эллинов сформировало мое эстетическое образование и послужило для дальнейшего развития и восприятия искусства.
— Насколько опыт, полученный в результате взаимодействия с искусством, помогает в вашем бизнесе?

В искусстве одно и то же можно отображать совершенно по-разному и учиться замечать не только двумерное, но и выходить за рамки стандартного видения. Так же и в бизнесе: для решения одной задачи существует миллион разных вариаций, и необязательно применять стандартные и линейный методы, можно же заглянуть с другой стороны и решить иначе.

— Есть ли у вас любимый музей или художественная галерея?

Наверное, из тех, что недавно посетил, меня поразили музей современного искусства Гуггенхайма в Бильбао — прекрасный пример, как современная архитектура встраивается в рамки города с классической архитектурой. И, помимо того, что на само здание, которое напоминает футуристический космический корабль, трудно перестать глазеть. А экспонаты внутри не менее интересные и интерактивные.

И еще галерея Боргезе в Риме, в которой попал на выставку Дэмиена Херста под названием «Археология сейчас». Его работы выставлены рядом с шедеврами галереи, и это, конечно, создает невероятное слияние, когда современное искусство воспринимаешь на фоне другого исторического контекста.

— Творчеством кого из современных художников вы интересуетесь? Кому отдаете предпочтение?

Нравятся работы Романа Минина, Жанны Кадыровой, Никиты Кадана и много других. В Украине вообще много талантливых ребят, есть на кого посмотреть и за кем следить. Прямо сейчас с 11 ноября до 5 декабря проходит МУХі — выставка молодых украинских художников и художниц из разных уголков Украины и мира, очень рекомендую к посещению для знакомства с талантливыми ребятами нашей страны.

— Есть ли у вас любимый предмет искусства (из персональной коллекции, если она есть)?

Наверное, это, как и с детьми, ты просто рад, что они у тебя есть и коллекционируешь. Но, скорее всего, из последних приобретений — это картина украинской художницы Notuko.

— Члены жюри в рамках концепции Премии выдвигают номинантов. Будь у вас возможность, кого бы номинировали на Премию вы, и почему?

Я бы не только выдвинул, но и раздал премию сразу всем этим ребятам: Никита Кадан, Жанна Кадырова, Роман Михайлов, Роман Минин, Маша Куликовская, Юрий Пикуль, Даниил Галкин, Саша Курмаз и Группа Synchrodogs.
— Денис, вы успешный человек, создавший несколько креативных бизнес-проектов, и у вас весьма разносторонние интересы. Что вами движет?
— Чем больше я соприкасаюсь с неизведанными мне вещами, тем глубже хочу копаться и узнавать новое. Мне нравится изучать другие языки, открывать для себя новые профессии и страны, потому что, чем больше соприкасаюсь с другим опытом, тем лучше формируются мои кругозор и эрудиция, а этот мир воспринимается несколько шире и сложнее.
— Вы работаете в сфере маркетинговых коммуникаций. Как вы стали управляющим партнером такого успешного агентства?
— Свой путь я начал с работы на MTV, который был больше, чем просто телеканал. Он формировал культуру молодежи, задавал новые тренды и выходил далеко за рамки. А за рамками оказался интернет с его безграничными возможностями, вызовами и задачами. Собственно, поэтому перешел в диджитал, чтобы развивать цифровое направление.
— Как бы вы одним словом выразили свое отношение к искусству?
— В первую очередь, для меня это неиссякаемый источник вдохновения. Чем больше изучаю классическое и современное искусство, тем лучше вижу и понимаю, что и в нашем мире существует безграничное количество точек зрения, решений одних и тех же вопросов или задач.
— Какое место, на ваш взгляд, оно занимает в жизни людей?
— Сложно говорить о том, какое место занимает искусство в жизни всех людей, но лучше могу поделиться тем, какое место занимает в моей. Наш офис называется Artevilla, и здесь действует постоянная экспозиция лучших работ современных художников Украины. Для нас это не только рабочее пространство, но и галерея, где мы можем вдохновляться лучшими идеями художников нашей страны.

Помимо этого я занимаюсь NFT-направлением, где мы помогаем художникам и представителям искусства использовать новые технологии для реализации собственных талантов, перевоплощать работы в токены и продавать их на аукционах и площадках, как NFT-продукт.
— Помните ли вы свои первые ощущения от произведений искусства? Это имело значение для становления вашей личности?
— С начальных классов нам преподавали греческую мифологию и классическую скульптуру. Именно погружение в прекрасный и великий мир эллинов сформировало мое эстетическое образование и послужило для дальнейшего развития и восприятия искусства.
— Насколько опыт, полученный в результате взаимодействия с искусством, помогает в вашем бизнесе?
— В искусстве одно и то же можно отображать совершенно по-разному и учиться замечать не только двумерное, но и выходить за рамки стандартного видения. Так же и в бизнесе: для решения одной задачи существует миллион разных вариаций, и необязательно применять стандартные и линейный методы, можно же заглянуть с другой стороны и решить иначе.
— Есть ли у вас любимый музей или художественная галерея?
— Наверное, из тех, что недавно посетил, меня поразили музей современного искусства Гуггенхайма в Бильбао — прекрасный пример, как современная архитектура встраивается в рамки города с классической архитектурой. И, помимо того, что на само здание, которое напоминает футуристический космический корабль, трудно перестать глазеть. А экспонаты внутри не менее интересные и интерактивные.

И еще галерея Боргезе в Риме, в которой попал на выставку Дэмиена Херста под названием «Археология сейчас». Его работы выставлены рядом с шедеврами галереи, и это, конечно, создает невероятное слияние, когда современное искусство воспринимаешь на фоне другого исторического контекста.
— Творчеством кого из современных художников вы интересуетесь? Кому отдаете предпочтение?
— Нравятся работы Романа Минина, Жанны Кадыровой, Никиты Кадана и много других. В Украине вообще много талантливых ребят, есть на кого посмотреть и за кем следить. Прямо сейчас с 11 ноября до 5 декабря проходит МУХі — выставка молодых украинских художников и художниц из разных уголков Украины и мира, очень рекомендую к посещению для знакомства с талантливыми ребятами нашей страны.
— Есть ли у вас любимый предмет искусства (из персональной коллекции, если она есть)?
Наверное, это, как и с детьми, ты просто рад, что они у тебя есть и коллекционируешь. Но, скорее всего, из последних приобретений — это картина украинской художницы Notuko.
— Члены жюри в рамках концепции Премии выдвигают номинантов. Будь у вас возможность, кого бы номинировали на Премию вы, и почему?
Я бы не только выдвинул, но и раздал премию сразу всем этим ребятам: Никита Кадан, Жанна Кадырова, Роман Михайлов, Роман Минин, Маша Куликовская, Юрий Пикуль, Даниил Галкин, Саша Курмаз и Группа Synchrodogs.
директор по связям с общественностью и коммуникациям SCM
Наталья, вы успешный человек, занимаете ответственную должность в SCM. В мире масса интересных и важных направлений, почему вы занимаетесь именно этим делом?

— Профессия «коммуникационщик» нашла меня сама. Я стартовала в предпринимательстве, пока была студенткой. Потом руководила большой инвесткомпанией, оттуда перешла в проектный менеджмент в SCM. Одним из проектов было создание с нуля коммуникационной функции. И этот проект оказался таким интересным и масштабным, что превратился для меня в профессию и Дело с большой буквы.

Было несколько предложений от моего СЕО вернуться в general management. Каждый раз я задумывалась. И каждый раз решала остаться в коммуникации. Поэтому тут скорее вопрос не о том, почему я решила этим заниматься, а о том, почему приняла решение остаться. На мой взгляд, именно в коммуникациях я создаю наибольшую ценность для SCM.

— Была ли ситуация, когда вам хотелось все бросить и переключиться на другой вид деятельности?

— Моей главной движущей силой в любом деле был и остается интерес. Я в коммуникациях уже 16 лет, и все это врем мне дико интересно то, что делаю. Те задачи, которые стоят передо мной. Те люди, с которыми мне выпадает честь работать.

— Какие у вас бизнес-планы на ближайшую перспективу? Чего вы хотите достичь в своей работе в ближайшие 3 года?

— Компания SCM, в которой я работаю, — крупнейший национальный инвестор. Сегодня SCM — международная инвестиционная кампания с основным инвестиционным фокусом в Украине. У нас очень интересный и очень разнообразный инвестиционный портфель — от медиа (канал «Украина», «Украина 24») и ритейла (ЦУМ) до металлургии и энергетики. Наши заводы работают в семи странах Европы и Северной Америки.

Мир меняется, вместе с ним должны меняться и уже меняются наши бизнесы. Меняется модель управления нашим портфелем, меняется и расширяется география нашего присутствия, меняются наши отношения с мировой экономикой. А еще меняются инструменты коммуникаций, скорость коммуникаций, вообще — коммуникация как профессия. То есть, меняется и контент, и контекст.

И моя первая задача, мой главный вызов — обеспечить, сопроводить все эти изменения устойчивой, эффективной коммуникацией. Например, наш энергетический бизнес, ДТЭК, который по сути прямо сейчас переизобретает себя. Активно инвестирует в новую генерацию, возобновляемую энергетику. Наша задача — рассказать о том, почему мы развиваем новую энергетику, что будет с прежней, что это значит для страны и для каждого, кто в ней живет.

Уголь и тепловая генерация во всем мире уходят, а на их место приходят солнце, ветер, вода, другие чистые виды генерации. Огромные просветительские коммуникационные кампании во всем мире готовят людей к таким изменениям, формируют новую культуру потребления чистой энергии. В Украине мы только начинаем говорить об этом. И в этом просветительском разговоре наш голос, голос ДТЭК — важный и нужный.

Чтобы наша аудитория нас услышала и поняла, нам нужно с ней говорить непрерывно, на интересные ей темы, на понятном ей языке, но по важным для нас вопросам. Как правило — довольно сложным. Не так легко объяснить людям, далеким от энергетики, почему так важно научиться строить в Украине системы накопления энергии «как у Макса». Не легко, но абсолютно необходимо. И мы ищем слова, форматы, образы, аргументы, которые помогут перевести наши промышленные темы на человеческий язык. И стремимся научить бизнесы говорить с аудиторией на ее языке и просвещать. А значит — выигрывать конкуренцию за внимание обычных людей. Это моя вторая большая задача. Решений очень много, и все они нам нужны — от создания собственного крутого контента до самых неожиданных коллабораций.

И третья большая коммуникационная задача SCM на ближайшие три года — стать понятными и интересными миру. То есть найти ответ на вопрос «А чем мы интересны миру?» и рассказать эту историю максимально

Поясню на примере «Метинвеста», нашего глобального металлургического бизнеса. В глобальной металлургии проходит огромная модернизация. «Метинвест» уже сегодня — сильный игрок на международных рынках, за который мы конкурируем с мировыми лидерами. Это возможно только через большую модернизацию. Чтобы и дальше выигрывать конкуренцию на мировых рынках и давать работу заводам в Украине. В эту модернизацию мы инвестируем сотни миллионов долларов.

Главным фокусом модернизации стала декарбонизация, другими словами — отказ от ископаемых источников энергии. В украинской повестке этого почти что нет. А в мире только об этом и говорят, везде.

По сути мы становимся лидерами по декарбонизации в Украине. Для глобальной экономики это важно, делаем и будем делать мы много. И теперь это важно сопроводить крутой коммуникацией. Которая для Украины пока не очень актуальна, а в масштабах мира не очень заметна. Для меня это настоящий вызов. Но у нас сильная команда, и я уверена, что мы справимся.

— Сейчас общество очень поощряет и зачастую прямо требует от бизнеса заниматься социально важными вещами. Расскажите, пожалуйста, чем в этом смысле занимается ваша компания?

— Мы в свое время были первопроходцами в Украине в области корпоративно-социальной ответственности. И многое сделали для того, чтобы это понятие укоренилось в Украине: привезли лучшие практики, позже — Глобальный договор ООН, как глобальную инициативу для бизнеса.

Верю в то, что и первое, и второе было очень важным. Сейчас бизнес смотрит на это еще глубже и шире. В наше время бизнесы перешли в логику ESG (англ. Environmental, Social, and Corporate Governance — экологическое, социальное и корпоративное управление), которая предполагает этичные инвестиции, когда в расчет принимается не только выгода, но и влияние, которое инвестиции оказывают на общество и окружающую среду.

То есть главная концепция ответственного, социально ценного бизнеса сегодня — не вести бизнес «как раньше», а в свободное от работы время делать добрые дела. Организовывать и вести бизнес так, чтобы параллельно с экономической ценностью создавать ценность социальную. Мы фокусируемся на образовании, экологии и поддержке малого и среднего бизнеса. Приведу несколько примеров.

Мы сейчас строим первый частный горно-металлургический университет «Метинвест Политехника» в Мариуполе. Строим и физически, и академически. С одной стороны — это наш вклад в лучшее высшее образование в Украине. С другой — это абсолютно устойчивый проект, потому что он создает пользу и для бизнеса — кадры для металлургических предприятий. Фактически для нас это проект по созданию успешного будущего для страны, региона, города, бизнеса.

Еще один пример — проект ревитализации острова Хортица. Остров находится в Запорожье. Для нас это важный город, потому что в нем работает наша «Запорожсталь». Группа «Метинвест», в которую входит «Запорожсталь», подписала меморандум с Министерством культуры и информационной политики Украины. Бизнес активно инвестирует в ревитализацию «Хортицы» уже много лет: от помощи в создании «Сечи» и создания современного бренда до разработки концепции Музея казачества и Кургана единства на острове. Но сейчас, в партнерстве с государством, мы шаг за шагом, очень бережно по отношению к природе, возвращаем остров Хортица на туристические карты Украины и украинцев.

У наших сервисных бизнесов не меньше социально значимых проектов. Банк ПУМБ, например, вместе с НБУ и Минцифры создали огромный образовательный проект по финансовой грамотности «Финансовый сенсей». Задача — научить клиентов банка защищать себя от финансовых мошенников (бесплатно посмотреть курс можно здесь). Это проект win-win, при том социальная ценность в нем, возможно, даже больше, чем бизнесовая.
Образы Натальи Емченко для съемки предоставила сеть мультибрендовых магазинов Domino.
Благодарим за коллаборацию в проекте Анастасию Шухнину – fashion director Domino.
Есть ли пересечение искусства и вашего бизнеса? Они больше помогают или мешают друг другу?

— Пересечения есть. Но, во-первых, я бы их разделила на меценатские проекты и проекты-коллаборации. А, во-вторых, говорила бы не только об искусстве, но о культуре в целом.

Например, в нашем инвестиционном портфеле есть ЦУМ, и он активно работает с украинскими художниками, которых привлекают к оформлению витрин. В еще в нашем портфеле есть VOGUE.UA, который тоже работает с художниками. К примеру, к 30-летию Независимости Украины VOGUE.UА представил 30 работ от 30 украинских художников. Они появились на страницах коллекционного арт-номера Vogue UA в виде условных обложек

Совсем другой пласт пересечений экосистемы SCM с культурой — работа благотворительного Фонда Рината Ахметова. За 15 лет своей работы «Фонд Рината Ахметова» реализовал целый ряд ярких меценатских проектов в области культуры. От реконструкции Дома митрополита в Национальном заповеднике «София Киевская» до проекта «Восстановление Национального музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово». От проекта Грантов для деятелей культуры i3 до главного культурного проекта Фонда на сегодня — речь идет о создании онлайн-Музея «Голоса Мирных».

Бизнес SCM тоже реализует время от времени большие меценатские проекты.

Например, тот же ПУМБ был более 15 лет главным партнером Международного Фестиваля «Звезды Мирового Балета» в Донецке. А компания SCM в 2012 году стала генеральным партнером постановки оперы Рихарда Вагнера «Летучий Голландец», приуроченной к 200-летию со дня рождения композитора.

Я искренне считаю, что сегодня корпоративные коммуникации как никогда приблизились к культурному сектору.

Мы живем в очень интересный период, когда коммуникация должна быть или увлекательной, или познавательной. На смену классическим корпоративным коммуникациям приходят коммуникации в жанре эдьютейнмент. Такой подход объединяет обучение и игровые технологии, то есть education плюс entertainment. И он применим практически для любого рода корпоративных коммуникаций.

Сила же искусства заключается в том, что это такой фантазийный мир, который может быть сколь угодно сильно привязан к реальности, и от этого он не перестает быть эффективным. То есть, степень вот этой свободы и самоиронии корпорат может выбирать в режиме пилотирования: хорошо — плохо, подходит — не подходит, интересно — не интересно (самой корпорации и ее аудитории). Найти вот эту линию пересечения между жизнью бизнеса и интересом аудитории, взять на этой линии реальные, уже работающие кейсы и проекты бизнеса, и рассказать их аудитории понятным языком — это и есть задача современных коммуникаций. И арт, культура — очень хороший переводчик.

— Какой ваш любимый музей или художественная галерея куда вы «идете» за вдохновением? Работает ли это? Например?

— Я много езжу по Украине, и для меня большим источником вдохновения являются те культурные сдвиги, которые происходят в нашей стране, но из Киева незаметны. В столице происходит много событий, но за ее периметром - даже больше. Невероятно крутые даже по киевским меркам проекты, музеи, творцы. Ты едешь прочь от столицы, а попадаешь в мир, который по культурным продуктам превосходит твои ожидания.

В октябре этого года мы с друзьями ездили в Полтавскую область, в Опишню. Это столица украинского гончарства. Национальный музей-заповедник украинского гончарства, который там находится, — это музей с фантастической коллекцией, которая бы стала достойным украшением для большого киевского парка или Ботанического сада. А экспозиция, которая находится в Центре развития духовности (бывший Дом культуры) могла бы запросто экспонироваться в условном Берлине или Барселоне. И все это в Полтавской области, в селе, где живет 4,5 тысячи человек. Невероятное место, невероятные люди, проект невероятный.

— Какой ваш любимый предмет искусства? Следите ли вы за творчеством современных художников?

— Обожаю театр. И все, что около. Драматический. Но и оперный тоже. Современный балет. Например, балет в постановке хореографа Александра Экмана на музыку композитора Микаэля Карлссона «Play» (мировая премьера состоялась в 2017 году в Парижской опере), где автор создает своеобразный «манифест игре», как панацее от бед современного общества.

Я очень внимательно слежу за тем, что происходит с монументальной скульптурой. И в мире, и в Украине. Со стрит-артом. С медиа-артом. В Украине мне очень нравится то, что делает Влад Троицкий в этой сфере.

И, конечно, я слежу за художниками. И глобально, и в Украине. У меня есть несколько любимых современных украинских художников-метров. И несколько молодых, восходящих звезд. Особенно слежу за девушками. Мне нравится то, что делает Нина Мурашкина, Лина Чантурия, Ира Озаринская, Лена Пронькина.

— В рамках концепции Премии номинантов из новаторских и инновационных художников выдвигают члены жюри. Кого бы вы номинировали на Премию, и почему?

— Мой выбор – Ира Озаринская и Лена Пронькина. Они яркие женщины современного украинского искусства, работающие на стыке жанров, реального и нереального. Их работы невероятные.
Наталья, вы успешный человек, занимаете ответственную должность в SCM. В мире масса интересных и важных направлений, почему вы занимаетесь именно этим делом?
— Профессия «коммуникационщик» нашла меня сама. Я стартовала в предпринимательстве, пока была студенткой. Потом руководила большой инвесткомпанией, оттуда перешла в проектный менеджмент в SCM. Одним из проектов было создание с нуля коммуникационной функции. И этот проект оказался таким интересным и масштабным, что превратился для меня в профессию и Дело с большой буквы.

Было несколько предложений от моего СЕО вернуться в general management. Каждый раз я задумывалась. И каждый раз решала остаться в коммуникации. Поэтому тут скорее вопрос не о том, почему я решила этим заниматься, а о том, почему приняла решение остаться. На мой взгляд, именно в коммуникациях я создаю наибольшую ценность для SCM.
— Была ли ситуация, когда вам хотелось все бросить и переключиться на другой вид деятельности?
— Моей главной движущей силой в любом деле был и остается интерес. Я в коммуникациях уже 16 лет, и все это врем мне дико интересно то, что делаю. Те задачи, которые стоят передо мной. Те люди, с которыми мне выпадает честь работать.
— Какие у вас бизнес-планы на ближайшую перспективу? Чего вы хотите достичь в своей работе в ближайшие 3 года?
— Компания SCM, в которой я работаю, — крупнейший национальный инвестор. Сегодня SCM — международная инвестиционная кампания с основным инвестиционным фокусом в Украине. У нас очень интересный и очень разнообразный инвестиционный портфель — от медиа (канал «Украина», «Украина 24») и ритейла (ЦУМ) до металлургии и энергетики. Наши заводы работают в семи странах Европы и Северной Америки.

Мир меняется, вместе с ним должны меняться и уже меняются наши бизнесы. Меняется модель управления нашим портфелем, меняется и расширяется география нашего присутствия, меняются наши отношения с мировой экономикой. А еще меняются инструменты коммуникаций, скорость коммуникаций, вообще — коммуникация как профессия. То есть, меняется и контент, и контекст.

И моя первая задача, мой главный вызов — обеспечить, сопроводить все эти изменения устойчивой, эффективной коммуникацией. Например, наш энергетический бизнес, ДТЭК, который по сути прямо сейчас переизобретает себя. Активно инвестирует в новую генерацию, возобновляемую энергетику. Наша задача — рассказать о том, почему мы развиваем новую энергетику, что будет с прежней, что это значит для страны и для каждого, кто в ней живет.

Уголь и тепловая генерация во всем мире уходят, а на их место приходят солнце, ветер, вода, другие чистые виды генерации. Огромные просветительские коммуникационные кампании во всем мире готовят людей к таким изменениям, формируют новую культуру потребления чистой энергии. В Украине мы только начинаем говорить об этом. И в этом просветительском разговоре наш голос, голос ДТЭК — важный и нужный.

Чтобы наша аудитория нас услышала и поняла, нам нужно с ней говорить непрерывно, на интересные ей темы, на понятном ей языке, но по важным для нас вопросам. Как правило — довольно сложным. Не так легко объяснить людям, далеким от энергетики, почему так важно научиться строить в Украине системы накопления энергии «как у Макса». Не легко, но абсолютно необходимо. И мы ищем слова, форматы, образы, аргументы, которые помогут перевести наши промышленные темы на человеческий язык. И стремимся научить бизнесы говорить с аудиторией на ее языке и просвещать. А значит — выигрывать конкуренцию за внимание обычных людей. Это моя вторая большая задача. Решений очень много, и все они нам нужны — от создания собственного крутого контента до самых неожиданных коллабораций.

И третья большая коммуникационная задача SCM на ближайшие три года — стать понятными и интересными миру. То есть найти ответ на вопрос «А чем мы интересны миру?» и рассказать эту историю максимально

Поясню на примере «Метинвеста», нашего глобального металлургического бизнеса. В глобальной металлургии проходит огромная модернизация. «Метинвест» уже сегодня — сильный игрок на международных рынках, за который мы конкурируем с мировыми лидерами. Это возможно только через большую модернизацию. Чтобы и дальше выигрывать конкуренцию на мировых рынках и давать работу заводам в Украине. В эту модернизацию мы инвестируем сотни миллионов долларов.

Главным фокусом модернизации стала декарбонизация, другими словами — отказ от ископаемых источников энергии. В украинской повестке этого почти что нет. А в мире только об этом и говорят, везде.

По сути мы становимся лидерами по декарбонизации в Украине. Для глобальной экономики это важно, делаем и будем делать мы много. И теперь это важно сопроводить крутой коммуникацией. Которая для Украины пока не очень актуальна, а в масштабах мира не очень заметна. Для меня это настоящий вызов. Но у нас сильная команда, и я уверена, что мы справимся.
— Сейчас общество очень поощряет и зачастую прямо требует от бизнеса заниматься социально важными вещами. Расскажите, пожалуйста, чем в этом смысле занимается ваша компания?
— Мы в свое время были первопроходцами в Украине в области корпоративно-социальной ответственности. И многое сделали для того, чтобы это понятие укоренилось в Украине: привезли лучшие практики, позже — Глобальный договор ООН, как глобальную инициативу для бизнеса.

Верю в то, что и первое, и второе было очень важным. Сейчас бизнес смотрит на это еще глубже и шире. В наше время бизнесы перешли в логику ESG (англ. Environmental, Social, and Corporate Governance — экологическое, социальное и корпоративное управление), которая предполагает этичные инвестиции, когда в расчет принимается не только выгода, но и влияние, которое инвестиции оказывают на общество и окружающую среду.

То есть главная концепция ответственного, социально ценного бизнеса сегодня — не вести бизнес «как раньше», а в свободное от работы время делать добрые дела. Организовывать и вести бизнес так, чтобы параллельно с экономической ценностью создавать ценность социальную. Мы фокусируемся на образовании, экологии и поддержке малого и среднего бизнеса. Приведу несколько примеров.

Мы сейчас строим первый частный горно-металлургический университет «Метинвест Политехника» в Мариуполе. Строим и физически, и академически. С одной стороны — это наш вклад в лучшее высшее образование в Украине. С другой — это абсолютно устойчивый проект, потому что он создает пользу и для бизнеса — кадры для металлургических предприятий. Фактически для нас это проект по созданию успешного будущего для страны, региона, города, бизнеса.

Еще один пример — проект ревитализации острова Хортица. Остров находится в Запорожье. Для нас это важный город, потому что в нем работает наша «Запорожсталь». Группа «Метинвест», в которую входит «Запорожсталь», подписала меморандум с Министерством культуры и информационной политики Украины. Бизнес активно инвестирует в ревитализацию «Хортицы» уже много лет: от помощи в создании «Сечи» и создания современного бренда до разработки концепции Музея казачества и Кургана единства на острове. Но сейчас, в партнерстве с государством, мы шаг за шагом, очень бережно по отношению к природе, возвращаем остров Хортица на туристические карты Украины и украинцев.

У наших сервисных бизнесов не меньше социально значимых проектов. Банк ПУМБ, например, вместе с НБУ и Минцифры создали огромный образовательный проект по финансовой грамотности «Финансовый сенсей». Задача — научить клиентов банка защищать себя от финансовых мошенников (бесплатно посмотреть курс можно здесь). Это проект win-win, при том социальная ценность в нем, возможно, даже больше, чем бизнесовая.
Образы Натальи Емченко для съемки предоставила сеть мультибрендовых магазинов Domino.
Благодарим за коллаборацию в проекте Анастасию Шухнину – fashion director Domino.
Есть ли пересечение искусства и вашего бизнеса? Они больше помогают или мешают друг другу?
— Пересечения есть. Но, во-первых, я бы их разделила на меценатские проекты и проекты-коллаборации. А, во-вторых, говорила бы не только об искусстве, но о культуре в целом.

Например, в нашем инвестиционном портфеле есть ЦУМ, и он активно работает с украинскими художниками, которых привлекают к оформлению витрин. В еще в нашем портфеле есть VOGUE.UA, который тоже работает с художниками. К примеру, к 30-летию Независимости Украины VOGUE.UА представил 30 работ от 30 украинских художников. Они появились на страницах коллекционного арт-номера Vogue UA в виде условных обложек

Совсем другой пласт пересечений экосистемы SCM с культурой — работа благотворительного Фонда Рината Ахметова. За 15 лет своей работы «Фонд Рината Ахметова» реализовал целый ряд ярких меценатских проектов в области культуры. От реконструкции Дома митрополита в Национальном заповеднике «София Киевская» до проекта «Восстановление Национального музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово». От проекта Грантов для деятелей культуры i3 до главного культурного проекта Фонда на сегодня — речь идет о создании онлайн-Музея «Голоса Мирных».

Бизнес SCM тоже реализует время от времени большие меценатские проекты.

Например, тот же ПУМБ был более 15 лет главным партнером Международного Фестиваля «Звезды Мирового Балета» в Донецке. А компания SCM в 2012 году стала генеральным партнером постановки оперы Рихарда Вагнера «Летучий Голландец», приуроченной к 200-летию со дня рождения композитора.

Я искренне считаю, что сегодня корпоративные коммуникации как никогда приблизились к культурному сектору.

Мы живем в очень интересный период, когда коммуникация должна быть или увлекательной, или познавательной. На смену классическим корпоративным коммуникациям приходят коммуникации в жанре эдьютейнмент. Такой подход объединяет обучение и игровые технологии, то есть education плюс entertainment. И он применим практически для любого рода корпоративных коммуникаций.

Сила же искусства заключается в том, что это такой фантазийный мир, который может быть сколь угодно сильно привязан к реальности, и от этого он не перестает быть эффективным. То есть, степень вот этой свободы и самоиронии корпорат может выбирать в режиме пилотирования: хорошо — плохо, подходит — не подходит, интересно — не интересно (самой корпорации и ее аудитории). Найти вот эту линию пересечения между жизнью бизнеса и интересом аудитории, взять на этой линии реальные, уже работающие кейсы и проекты бизнеса, и рассказать их аудитории понятным языком — это и есть задача современных коммуникаций. И арт, культура — очень хороший переводчик.
— Какой ваш любимый музей или художественная галерея куда вы «идете» за вдохновением? Работает ли это? Например?
— Я много езжу по Украине, и для меня большим источником вдохновения являются те культурные сдвиги, которые происходят в нашей стране, но из Киева незаметны. В столице происходит много событий, но за ее периметром - даже больше. Невероятно крутые даже по киевским меркам проекты, музеи, творцы. Ты едешь прочь от столицы, а попадаешь в мир, который по культурным продуктам превосходит твои ожидания.

В октябре этого года мы с друзьями ездили в Полтавскую область, в Опишню. Это столица украинского гончарства. Национальный музей-заповедник украинского гончарства, который там находится, — это музей с фантастической коллекцией, которая бы стала достойным украшением для большого киевского парка или Ботанического сада. А экспозиция, которая находится в Центре развития духовности (бывший Дом культуры) могла бы запросто экспонироваться в условном Берлине или Барселоне. И все это в Полтавской области, в селе, где живет 4,5 тысячи человек. Невероятное место, невероятные люди, проект невероятный.
— Какой ваш любимый предмет искусства? Следите ли вы за творчеством современных художников?
— Обожаю театр. И все, что около. Драматический. Но и оперный тоже. Современный балет. Например, балет в постановке хореографа Александра Экмана на музыку композитора Микаэля Карлссона «Play» (мировая премьера состоялась в 2017 году в Парижской опере), где автор создает своеобразный «манифест игре», как панацее от бед современного общества.

Я очень внимательно слежу за тем, что происходит с монументальной скульптурой. И в мире, и в Украине. Со стрит-артом. С медиа-артом. В Украине мне очень нравится то, что делает Влад Троицкий в этой сфере.

И, конечно, я слежу за художниками. И глобально, и в Украине. У меня есть несколько любимых современных украинских художников-метров. И несколько молодых, восходящих звезд. Особенно слежу за девушками. Мне нравится то, что делает Нина Мурашкина, Лина Чантурия, Ира Озаринская, Лена Пронькина.
— В рамках концепции Премии номинантов из новаторских и инновационных художников выдвигают члены жюри. Кого бы вы номинировали на Премию, и почему?
— Мой выбор – Ира Озаринская и Лена Пронькина. Они яркие женщины современного украинского искусства, работающие на стыке жанров, реального и нереального. Их работы невероятные.
креативный предприниматель, медиаменеджер, соучредитель творческой группы «ТЕНЬ»
— Алексей, вы — успешный человек, которому удалось создать прекрасный бизнес-проект. В мире масса интересных и важных направлений, почему вы занимаетесь именно этим проектом?

— Я развиваю компанию, создающую и управляющую проектами в сфере креативных индустрий, потому что считаю этот рынок одним из самых перспективных, но недооцененных в Украине.

Я так считаю потому, что среди украинцев, успешно работающих за границей, очень много представителей творческих профессий: артистов, художников, креаторов, дизайнеров. Талантливые люди уезжают из Украины из-за отсутствия среды и рынка. Мне такая ситуация не нравится, и я пытаюсь ее изменить.

Тем более, что креативность — это всегда борьба с несовершенством, поиск лучшего решения какой-либо проблемы. У нас нет дефицита проблем, мы живем в среде, где каждый день нужно находить творческие решения. Поэтому украинцы – очень креативные люди. (Смеется). И креативная экономика в Украине должна развиваться не хуже, чем IT-сфера.

— А как сейчас, в этих непростых условиях, развивается ваш бизнес?

— До 2021 года «Тень» предоставляла консалтинговые услуги, сейчас мы полностью отказались от этого направления и сосредоточились на создании и развитии собственных творческих продуктов.

Фактически, этот год стал для нас годом запусков. Например, мы запустили мой любимый на сегодняшний день проект — «Інші. Новий цирк». Это независимая украинская цирковая компания, которая разрабатывает новые форматы цирковых шоу. Думаю, «Інші» не только изменят наши привычные представления о цирке, но и в целом помогут развитию циркового искусства в Украине.

Еще этой осенью открылась наша мастерская формы Gillia Project, которая производит арт-объекты для интерьера и экстерьера. Здесь мы объединили дизайн, флористику и скульптуру – создали совершенно непредсказуемый эксперимент в концепции «искусство формы».

Также мы запустили производство контента и на данный момент развиваем два YouTube-канала: «Десять тысяч попыток» и «Акционервы». В течение года оба канала получили «серебряную кнопку» — это значит, что больше двухсот тысяч подписчиков сочли наш контент действительно полезным. До конца года планируем запустить третий канал.

Кроме того, уже восьмой год успешно живет и развивается наш первый собственный проект «Свет» — бесплатная библиотека, где гостей ждет вдохновение, искусство и более 4000 отобранных книг разных жанров.

Ну и уже скоро мы запустим образовательное направление. А в следующем году планируем запустить еще два больших проекта.

Главная цель всех проектов, которыми занимается «Тень», — создать среду для эффективной реализации творческих людей в нашей стране и уничтожить моду на «уехать».

— Получаете ли вы удовольствие от такой креативной работы?

— Мне приносит удовольствие то, что я хорошо выполняю свою работу. Очень нравится, когда проект сделан качественно и красиво.

Но главное удовольствие для креативного предпринимателя — видеть, как успешно работают проекты в разных индустриях. Так ты понимаешь, что их успех — не случайность. Что ты серийно производишь хороший продукт, и твоя аудитория это ценит.

— В каких отношениях вы с искусством?

— Боюсь, что я искусству безразличен, так что это безответная любовь. (Смеется). На самом деле, искусство выполняет в моей жизни очень важную задачу. Я мало путешествую, поэтому меня окружает много объектов искусства — это позволяет мне переключать внимание, менять картинку и находить новые смыслы. Даже долгое время не меняя среду, с помощью искусства я могу создать свой микромир, который располагает к созиданию.
— Почему, на ваш взгляд, искусство важно?

— Я вижу мир не больше чем точкой, где идея встречается с материей. То есть все, что сейчас нас окружает и формирует нашу реальность, было когда-то придумано и кем-то сделано. Кресло, диван, машина, диктофон — все это сначала было идеей, которая потом встретилась с материей. Искусство для меня – это идея, и без нее не было бы окружающего нас мира.

— Повлияло ли искусство на ваше становление как личности? Как?

— В школе возле моего класса висели работы школьников, которые ходили в кружок ручной росписи тканей в технике батик. Мне было лет двенадцать. Я смотрел на эти работы и злился на себя за то, что не умею так рисовать. А потом у меня появился друг, который потрясающе рисовал машины. Я пытался за ним повторять, но у меня ничего не получалось. А в старших классах все ребята начали увлекаться граффити, и у меня опять ни черта не получалось — я совершенно не умею рисовать от руки. И всю свою жизнь я общался с людьми, которым жутко завидовал. Именно стремление хоть как-то приблизиться к этим людям заставляло меня искать свой холст. И я его нашел, мой холст — креативная экономика, у меня получается рисовать бизнес-проекты. Выходит, что на меня больше повлияло не искусство, а люди, способные его создавать. Зависть к их способностям всегда двигала меня вперед.

— Помогает ли вам опыт, полученный в результате взаимодействия с искусством, в бизнесе?

— Важный результат от общения с искусством — это насмотренность. Человек ведь склонен к мимикрии, и не только дизайнеру нужно окружать себя качественным дизайном. Даже работа финансиста может стать чище и лучше, если окружить его прекрасным. Так или иначе, насмотренность — это навык, который нужно тренировать, чтобы сформировать свой эстетический вкус. А применять его можно совершенно по-разному.

Знаете, меня недолюбливает наш финотдел за то, что я не воспринимаю некрасивые таблицы. Если я с первого раза не понимаю логику визуальной подачи информации, мне кажется, что меня обманывают, мной манипулируют. Я должен видеть, что человеку не наплевать на форму — даже в таблице, сделанной в Excel.

— Как часто посещаете музеи и галереи?

— Люди ходят в музеи и галереи, чтобы выйти из своей привычной среды и переключиться. Моя работа ежедневно связана с творчеством, и поэтому мне нужно переключаться иначе: съездить на рыбалку, сходить в лес, поработать физически.

— За кем из художников следите? Кто любимый художник либо предмет искусства из персональной коллекции?

— Недавно случайно увидел выставку работ художника Владислава Шерешевского и даже купил одну из них, так что в данный момент изучаю его творчество. Но на самом деле благодаря Instagram у меня есть возможность следить за жизнью и творчеством многих молодых художников-иллюстраторов.

Любимый из моих предметов искусства — скульптура «Дождь» Назара Билыка, всегда хотел иметь ее в коллекции.

А еще есть Катя Кизима — потрясающая художница, которая пока еще не знает, насколько она талантлива. Я называю себя президентом ее фан-клуба, состоящего пока только из президента. Стараюсь покупать практически все, что она рисует.

— В рамках концепции Премии номинантов выдвигают члены жюри. А кого бы номинировали на Премию вы?

— Чтобы кого-то выдвигать на премию, нужно быть экспертом. Я не эксперт, а ценитель. Моя личная премия — это цена, которую я готов заплатить за работу. Именно она позволяет художнику не искать дополнительные источники дохода, а фокусироваться на развитии своего таланта. Так что я с удовольствием посмотрю, кого выберут. И если увижу то, что вызовет во мне сильный отклик, я дам свою премию — куплю эту работу.
— Алексей, вы — успешный человек, которому удалось создать прекрасный бизнес-проект. В мире масса интересных и важных направлений, почему вы занимаетесь именно этим проектом?
— Я развиваю компанию, создающую и управляющую проектами в сфере креативных индустрий, потому что считаю этот рынок одним из самых перспективных, но недооцененных в Украине.

Я так считаю потому, что среди украинцев, успешно работающих за границей, очень много представителей творческих профессий: артистов, художников, креаторов, дизайнеров. Талантливые люди уезжают из Украины из-за отсутствия среды и рынка. Мне такая ситуация не нравится, и я пытаюсь ее изменить.

Тем более, что креативность — это всегда борьба с несовершенством, поиск лучшего решения какой-либо проблемы. У нас нет дефицита проблем, мы живем в среде, где каждый день нужно находить творческие решения. Поэтому украинцы – очень креативные люди. (Смеется). И креативная экономика в Украине должна развиваться не хуже, чем IT-сфера.
— А как сейчас, в этих непростых условиях, развивается ваш бизнес?
— До 2021 года «Тень» предоставляла консалтинговые услуги, сейчас мы полностью отказались от этого направления и сосредоточились на создании и развитии собственных творческих продуктов.

Фактически, этот год стал для нас годом запусков. Например, мы запустили мой любимый на сегодняшний день проект — «Інші. Новий цирк». Это независимая украинская цирковая компания, которая разрабатывает новые форматы цирковых шоу. Думаю, «Інші» не только изменят наши привычные представления о цирке, но и в целом помогут развитию циркового искусства в Украине.

Еще этой осенью открылась наша мастерская формы Gillia Project, которая производит арт-объекты для интерьера и экстерьера. Здесь мы объединили дизайн, флористику и скульптуру – создали совершенно непредсказуемый эксперимент в концепции «искусство формы».

Также мы запустили производство контента и на данный момент развиваем два YouTube-канала: «Десять тысяч попыток» и «Акционервы». В течение года оба канала получили «серебряную кнопку» — это значит, что больше двухсот тысяч подписчиков сочли наш контент действительно полезным. До конца года планируем запустить третий канал.

Кроме того, уже восьмой год успешно живет и развивается наш первый собственный проект «Свет» — бесплатная библиотека, где гостей ждет вдохновение, искусство и более 4000 отобранных книг разных жанров.

Ну и уже скоро мы запустим образовательное направление. А в следующем году планируем запустить еще два больших проекта.

Главная цель всех проектов, которыми занимается «Тень», — создать среду для эффективной реализации творческих людей в нашей стране и уничтожить моду на «уехать».
— Получаете ли вы удовольствие от такой креативной работы?
— Мне приносит удовольствие то, что я хорошо выполняю свою работу. Очень нравится, когда проект сделан качественно и красиво.

Но главное удовольствие для креативного предпринимателя — видеть, как успешно работают проекты в разных индустриях. Так ты понимаешь, что их успех — не случайность. Что ты серийно производишь хороший продукт, и твоя аудитория это ценит.
— В каких отношениях вы с искусством?
— Боюсь, что я искусству безразличен, так что это безответная любовь. (Смеется). На самом деле, искусство выполняет в моей жизни очень важную задачу. Я мало путешествую, поэтому меня окружает много объектов искусства — это позволяет мне переключать внимание, менять картинку и находить новые смыслы. Даже долгое время не меняя среду, с помощью искусства я могу создать свой микромир, который располагает к созиданию.
— Почему, на ваш взгляд, искусство важно?
— Я вижу мир не больше чем точкой, где идея встречается с материей. То есть все, что сейчас нас окружает и формирует нашу реальность, было когда-то придумано и кем-то сделано. Кресло, диван, машина, диктофон — все это сначала было идеей, которая потом встретилась с материей. Искусство для меня – это идея, и без нее не было бы окружающего нас мира.
— Повлияло ли искусство на ваше становление как личности? Как?
— В школе возле моего класса висели работы школьников, которые ходили в кружок ручной росписи тканей в технике батик. Мне было лет двенадцать. Я смотрел на эти работы и злился на себя за то, что не умею так рисовать. А потом у меня появился друг, который потрясающе рисовал машины. Я пытался за ним повторять, но у меня ничего не получалось. А в старших классах все ребята начали увлекаться граффити, и у меня опять ни черта не получалось — я совершенно не умею рисовать от руки. И всю свою жизнь я общался с людьми, которым жутко завидовал. Именно стремление хоть как-то приблизиться к этим людям заставляло меня искать свой холст. И я его нашел, мой холст — креативная экономика, у меня получается рисовать бизнес-проекты. Выходит, что на меня больше повлияло не искусство, а люди, способные его создавать. Зависть к их способностям всегда двигала меня вперед.
— Помогает ли вам опыт, полученный в результате взаимодействия с искусством, в бизнесе?
— Важный результат от общения с искусством — это насмотренность. Человек ведь склонен к мимикрии, и не только дизайнеру нужно окружать себя качественным дизайном. Даже работа финансиста может стать чище и лучше, если окружить его прекрасным. Так или иначе, насмотренность — это навык, который нужно тренировать, чтобы сформировать свой эстетический вкус. А применять его можно совершенно по-разному.

Знаете, меня недолюбливает наш финотдел за то, что я не воспринимаю некрасивые таблицы. Если я с первого раза не понимаю логику визуальной подачи информации, мне кажется, что меня обманывают, мной манипулируют. Я должен видеть, что человеку не наплевать на форму — даже в таблице, сделанной в Excel.
— Как часто посещаете музеи и галереи?
— Люди ходят в музеи и галереи, чтобы выйти из своей привычной среды и переключиться. Моя работа ежедневно связана с творчеством, и поэтому мне нужно переключаться иначе: съездить на рыбалку, сходить в лес, поработать физически.
— За кем из художников следите? Кто любимый художник либо предмет искусства из персональной коллекции?
— Недавно случайно увидел выставку работ художника Владислава Шерешевского и даже купил одну из них, так что в данный момент изучаю его творчество. Но на самом деле благодаря Instagram у меня есть возможность следить за жизнью и творчеством многих молодых художников-иллюстраторов.

Любимый из моих предметов искусства — скульптура «Дождь» Назара Билыка, всегда хотел иметь ее в коллекции.

А еще есть Катя Кизима — потрясающая художница, которая пока еще не знает, насколько она талантлива. Я называю себя президентом ее фан-клуба, состоящего пока только из президента. Стараюсь покупать практически все, что она рисует.
— В рамках концепции Премии номинантов выдвигают члены жюри. А кого бы номинировали на Премию вы?
— Чтобы кого-то выдвигать на премию, нужно быть экспертом. Я не эксперт, а ценитель. Моя личная премия — это цена, которую я готов заплатить за работу. Именно она позволяет художнику не искать дополнительные источники дохода, а фокусироваться на развитии своего таланта. Так что я с удовольствием посмотрю, кого выберут. И если увижу то, что вызовет во мне сильный отклик, я дам свою премию — куплю эту работу.