Наталья Микольская: Я пообещала себе, если пойду на политическую должность, буду носить только украинское

10 апреля 2018, 20:57

Наталья Микольская рассказывает НВ STYLE, как она стала замминистра экономики, уточняет цель, к которой идет теперь, и называет ситуацию, когда не берет трубку, даже если ей звонят президент или премьер.

В 2014 году Наталья Микольская стала лучшим специалистом в сфере международной торговли в рейтинге Ukrainian Law Firms. Таков итог ее работы в крупнейших отечественных юридических компаниях. Но с апреля 2015 года Микольская конвертирует свои знания и опыт в пользу государства: она занимается торговыми вопросами в Минэкономразвития. Одно из важнейших достижений деятельности Микольской – беспошлинная торговля с Канадой. Среди основных ее направлений – имплементация зоны свободной торговли между Украиной и Евросоюзом, а также защита украинских производителей, которые столкнулись с торговыми ограничениями со стороны России. Мы встречаемся с Микольской в вечер воскресенья, это единственное свободное время, которое она может выделить в своем плотном графике. В фотостудию она приезжает минута в минуту. С собой - одежда для съемки и перекус из бананов и мандарин. Все вещи, привезенные Микольской,– украинские бренды, что редко случается у наших политиков. Но это принципиальная позиция Натальи, она носит одежду отечественного производителя в министерство и на встречи с зарубежными партнерами, промоутируя тем самым Украину.

Видео дня

‒ В госслужбу вы пришли из частного сектора, из юридической компании. Почему приняли такое решение?

‒ Все началось достаточно просто. Мой второй ребенок родился в горячее время Майдана, 10 февраля, когда происходили не самые лучшие события. Соответственно, когда все люди вышли на Майдан, я, сидя дома с ребенком, варила бульоны. Чтобы быть хоть чем-то полезной, я устроила дома детсад и смотрела за детьми друзей, которые стояли на Майдане, волонтерила. Но понимала, что этого недостаточно, чтобы изменить страну. Решение было непростым, так как я понимала: из-за огромного количества командировок придется отложить в сторону все личные дела и жить работой. Но я не могла оставаться в стороне от процессов, которые проходили в стране, и сделала выбор.

‒ Сейчас ваша работа связана с экспортом украинской продукции за рубеж. Какими именно направлениями вы занимаетесь?

‒ Я занимаюсь несколькими очень важными направлениями. Первое ‒ создание условий для украинских экспортеров на внешних рынках. И сюда же мы относим переговоры о заключении соглашений о зонах свободной торговли ‒ это когда наши товары беспошлинно могут продаваться в той или иной стране. Второй большой блок работы: за 25 лет Украина никогда системно не подходила к вопросу экспорта, у нас не было экспортной стратегии, никаких институтов, работающих с экспортерами и помогающих им. Соответственно, второе направление – это построение системы институтов, которые будут помогать украинским экспортерам. И сегодня Украина наконец имеет экспортную стратегию ‒ документ, на четыре года вперед определяющий наши перспективные рынки, наши действия для того, чтобы украинский экспорт начал расти не только в денежном, но и в количественном выражении. В прошлом году у нас было достаточно много таких миссий от Канады до Кении и Танзании. В этом году мы планируем, что ближайшей станет ОАЭ - поездка на Международную выставку продуктов питания Gulfood-2018, затем Нигерия и Гана, и планируем еще несколько торговых миссий.

‒ Украинские продукты интересны Нигерии и Гане?

‒ На самом деле рынок Нигерии у нас в фокусе, поскольку на Африканском континенте это страна, которая имеет наибольшее население, также там достаточно богатые запасы полезных ископаемых, то есть, в принципе, у них есть возможность покупать товары, произведенные в Украине. Соответственно, их интересует многое: от продуктов питания, фармацевтики и машиностроения до товаров легкой промышленности и военного назначения.

‒ Вы часто появляетесь в одежде украинских брендов - и не только дизайнерской, но и в масс-маркете. Вам действительно нравится или это поддержка наших производителей?

‒ Есть две давние истории. Одна связана с тем, что еще до Майдана я смотрела на украинский политический истеблишмент и всегда удивлялась, почему они носят Chanel, Gucci, Louis Vuitton, а не украинских дизайнеров. Моя мама, инженер легкой промышленности, мне всегда рассказывала, что в Украине есть свои исторические традиции и отличная школа легкой промышленности. Поэтому для меня было дико, что люди не одеваются в украинское.

Потом мне попалась на глаза колонка Юлии Савостиной. Она писала о своем эксперименте носить исключительно украинское в течение определенного времени. Я ее прочитала и пообещала себе: «Если я когда-нибудь пойду на политическую должность, я буду носить только украинское». И когда меня утвердили в должности, я сказала: «Окей, отныне я буду покупать 75% украинского». И это мне удается. Кроме того, сейчас все чаще мои коллеги как в правительстве, так и народные депутаты спрашивают, где можно купить вещи украинского производителя. Думаю, люди начинают осознавать, что и в наших брендах можно хорошо выглядеть.

‒ Вы, наверное, часто сталкивается с бюрократической машиной. И, пожалуй, выходите из себя. Как вы справляетесь с эмоциями и стрессовыми ситуациями?

‒ Бюрократия существует везде. В любой стране мира. Тот, кто говорит, что ее нет, обманывает себя и окружающих. Да, у нас все работает неидеально, и бюрократические процедуры, например, не дают нам возможность двигаться так быстро, как мы хотим. Конечно, довольно часто я нервничаю, даже злюсь. Со стрессом справляюсь по-разному. Иногда занимаюсь спортом, иногда общаюсь с людьми, которые способны просто меня выслушать, даже ничего не говорить. Часто иду гулять в Мариинский парк, потому что это действительно спасает. Это такая своего рода перезагрузка, и это ты, в принципе, можешь сделать в обеденный перерыв - на 20‒30 минут просто взял и вышел. Поэтому у меня в шкафу всегда удобная обувь. Я быстро переобулась, прогулялась по парку, немного отошла. Ну и, конечно, просто иногда побыть одной ‒ тоже помогает.

‒ У вас очень много командировок. Где вы останавливаетесь?

‒ В отелях, которые мне бронирует, как правило, или Министерство экономического развития и торговли, или приглашающая сторона. Это в случае, если я еду по приглашению.

‒ Это гостиницы высокого уровня?

‒ Когда как. Конечно, у нас в Кабинете министров установлен лимит на стоимость проживания в той или иной стране. Довольно часто я спокойно отношусь к тому, где останавливаюсь, особенно когда это на короткий промежуток времени. Часто это трехзвездочные гостиницы. В таких городах, как Женева, Лондон, Вашингтон (это очень дорогие города), спасают специальные ставки, которые есть у наших посольств. Но я не вижу проблемы в том, чтобы остановиться в недорогой гостинице, главное, чтобы там было чисто и нормальная кровать, потому что сон очень важен, когда ты много путешествуешь. Также важно, чтобы гостиница находилась близко к местам, где ты проводишь свои встречи, потому что пробки ‒ это проблема не только Киева. Не хочется проводить свое время за рубежом в машине.

‒ У вас двое детей. Старший серьезно занимается футболом. Кто возит его на тренировки?

‒ Сегодня, например, возила я, у нас была игра в 9:30. Вчера у нашего младшего сына был день рождения, но день рождения не освобождает старшего от того, чтобы он сыграл. Вчера его на игру возил крестный папа, потому что мы были заняты подготовкой праздника. Когда я в Киеве, стараюсь возить его сама на футбол. И довольно часто мы едем всей семьей. У нас есть такая традиция. Вот сегодня я «proud-мама» - мама, которая очень гордится своим ребенком, потому что он сделал хет-трик, и я один гол даже сняла на видео, потому что он меня попросил снять для Инстаграма. Несмотря на то, что он меня просит: «Не кричи, пожалуйста, в телефон «Лука, ура!», ты мне все портишь в Инстаграме!», сегодня я снова кричала, потому что это эмоции, это часть жизни. Я считаю, если ребенку что-то нравится, родители должны этому способствовать и помогать. Хотя не могу сказать, что меня всегда это радует, особенно когда я в три часа ночи приезжаю из командировки, муж уехал, а мне нужно на 9:30 везти его на футбол.

‒ А кто с детьми, когда вы в отъезде?

‒ Нам помогает няня, которая работает полдня, и родители мужа, которые живут в Василькове. Поэтому, когда нас двоих долго нет, они приезжают в Киев. Или дети едут к ним в Васильков.

Да, мне хочется, как говорит мой старший, побыть нормальной мамой. Завезти их в сад, узнать, что происходит в школе. Они очень часто просят, чтобы я забирала их из школы или садика, но это мне редко удается. Хотя я иногда делаю исключение: раз в месяц забираю из школы, могу завести на секцию и еду обратно на работу. Иногда они просят: «Мама, приди, пожалуйста, сегодня!» И не всегда ты можешь объяснить им, почему ты не можешь.

‒ Чувства вины нет перед детьми?

‒ Здесь нельзя обманывать и говорить, что нет никакого чувства вины. Я не знаю ни одной работающей, путешествующей мамы, у которой не было хотя бы иногда чувства вины. С другой стороны, ты очень ценишь время, которое можешь с ними провести, и довольно часто, когда я укладываю детей спать, я отключаю телефон. У меня были случаи, когда мне звонили первый вице-премьер и премьер, иногда из приемной президента, и были пропущены звонки. Когда ты людям говоришь: «Простите, но я один раз в неделю укладываю детей спать», это понимают. Хотя это роскошь, конечно. Но она нужна – это время, которое требуется и тебе, и детям. Это перезагрузка, обмен энергией. Я себя не чувствую работающей мамой, я просто чувствую себя мамой.

Фото: А. Медведев

Читайте также: Елена Макеева: я предпочитаю идти против общего мнения

Полную версию интервью читайте в диджитал-издании Новое время STYLE

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X