Настоятель храма Андрея Первозванного в Буче рассказывает о зверствах рашистов и рассуждает о том, как не потерять веру — интервью НВ

22 августа, 07:26
Настоятель храма Святого Апостола Андрея Первозванного протоиерей Андрей Галавин (Фото:Александр Медведев, НВ)

Настоятель храма Святого Апостола Андрея Первозванного протоиерей Андрей Галавин (Фото:Александр Медведев, НВ)

Протоиерей Андрей Галавин, настоятель храма Андрея Первозванного в Буче, рассказывает об оккупации города, братских могилах на территории церкви, перезахоронениях и объясняет, как война повлияла на веру украинцев в Бога.

Храм Святого Апостола Андрея Первозванного в Буче теперь знают все. Снимки, где на фоне золотых бань церкви чернеют тела замученных оккупантами мирных жителей, облетели первые полосы мировых медиа.

Видео дня

8 апреля 2022 года начали эксгумацию тел, похороненных в двух братских могилах на территории храма. Только с первой могилы эксгумировали 57 тел, большинство из которых с огнестрельными ранениями. Всего на территории церкви было найдено 117 тел, среди которых три десятка — это женщины, также двое детей.

Настоятель храма Святого Апостола Андрея Первозванного протоиерей Андрей Галавин служит здесь с 1996 года. Он оставался в Буче после полномасштабного наступления российских оккупантов 24 февраля 2022-го, а за день до того, как в город вошла колонна захватчиков, еще проводил службу в храме — последнюю перед оккупацией.

Уже после деоккупации Киевщины Андрей Галавин присутствовал при эксгумации тел из траншей на территории церкви, затем неоднократно участвовал в перезахоронениях убитых на местном кладбище.

В интервью священник рассказывает о том, что было с храмом во время оккупации, вспоминает, когда начались первые массовые захоронения, и объясняет, как после таких трагических человеческих потерь теперь не утратить веру в Бога.

Андрей Галавин стоит среди фотографий, на которых задокументирован процесс эксгумации тел из братской могилы на территории церкви (Фото: НВ)
Андрей Галавин стоит среди фотографий, на которых задокументирован процесс эксгумации тел из братской могилы на территории церкви / Фото: НВ

Февраль 2022-го

«Мы ждали войну. Я отправил свою семью еще 21 февраля. А 24-го утром, когда уже начались взрывы, выехал на заправку. Пока очередей не было, заправил полный бак. Понимал, что возникнут проблемы. Готовился к тому, что будет дальше», — вспоминает февраль 2022 года протоиерей Андрей Галавин.

С ним беседуем в верхнем помещении храма. На фоне из колонки раздается песня Океана Эльзы: «Коли настане день, закінчиться війна…» Под окнами по кругу расставлены большие цветные фотографии, сделанные агентством Reuters. Это — кадры эксгумации и замученные тела мирных жителей прямо на городских улицах — наглядное подтверждение преступлений, совершенных здесь российскими оккупантами в феврале-марте 2022-го.

«Далее [после начала полномасштабной войны] мы еще несколько дней служили, молились. 26 февраля здесь была последняя служба, поминальная суббота. Тогда уже начались взрывы, все в дыму. А на следующий день, 27 февраля, зашла российская колонна», — вспоминает Андрей Галавин.

Это случилось до начала службы, поэтому люди на тот момент еще не успели прийти в церковь, и тогда никто не пострадал. О начале российского вторжения до сих пор напоминают следы от обстрелов на фасаде и окнах храма, добавляет собеседник.

«Ту колонну разбили, так что несколько дней мы еще пожили, хоть и в военных событиях, но еще не было оккупации. Российская колонна успела уничтожить инфраструктуру: не было ни света, ни газа, ни воды. Спустя несколько дней мы это восстановили».

Храм Андрея Первозванного в Буче (Фото: НВ)
Храм Андрея Первозванного в Буче / Фото: НВ

Позже, в первых числах марта, оккупационные войска активно пытались захватить Бучу и окрестные населенные пункты. Продолжались обстрелы. Под них также попадал и Храм Святого Апостола Андрея Первозванного. В те дни Андрей Галавин иногда заходил в церковь, чтобы помолиться, иногда оставался в ней ночевать. Однако общие богослужения не проводились — приглашать людей в храм было слишком опасно и безответственно, говорит настоятель:

«Позже, во второй половине марта, оккупанты проникли внутрь храма. Российские захватчики сюда забирались, выбивали окна. Не знаю, для чего, возможно, снайпера вверху [хотели] подсадить, а может, еще что-нибудь».

Собеседник НВ упоминает о семье, проживавшей неподалеку от церкви, буквально в 20 метрах от места, где позже появилась братская могила. Это переселенцы из Донбасса, выехавшие в Бучу в 2014-м. Они пытались выехать в первых числах марта, однако машину расстреляли из БТР. Выжил только отец — он сумел отползти, его доставили в больницу, ампутировали ногу. Мама и двое детей, 9 и 4 лет, были застрелены и сгорели в автомобиле.

Каждый третий погибший в Киевской области погиб в Буче

27 февраля, когда в Бучу вошла первая колонна российских оккупантов, погибли несколько человек. вспоминает Андрей Галавин. Однако позже, после 5 марта, в городе начался настоящий террор и массовые убийства: оккупанты расстреливали мирных жителей, тела лежали прямо на улицах или оставались в автомобилях — это люди, пытавшиеся эвакуироваться, и их расстреливали целыми семьями.

«Эти тела лежали почти две недели, и нужно было что-то с этим делать. Оккупантам было безразлично все это. Поэтому местные власти пытались найти выход — где похоронить людей — собственными силами, учитывая, что это была оккупация. На кладбище добраться было невозможно. Оно расположено за городом, все простреливается, и те, кто поехал бы хоронить, там рядом полегли бы», — рассказывает о мартовских событиях протоиерей Андрей Галавин.

Братская могила на территории церкви в Буче (Фото: НВ)
Братская могила на территории церкви в Буче / Фото: НВ

Именно поэтому, добавляет, и было принято решение хоронить тела у церкви. На это повлияли сразу несколько факторов. Больница и морг, где хранилась часть тел, находятся примерно в 300 м от храма. Кроме того, другого подобного места, где можно было бы похоронить такое количество людей, рядом просто не было. Поэтому совместно с мэром Бучи Анатолием Федоруком и работниками ритуальной сферы согласовали, что тела временно похоронят на территории храма Андрея Первозванного.

Так, 10 марта совершили первое временное захоронение замученных российскими захватчиками жителей Бучи. Для этого выкопали две большие траншеи: одну полностью засыпали сразу, в другую же люди продолжали свозить тела. Некоторые, вспоминает настоятель храма, использовали для этого тележки из строительного супермаркета, расположенного неподалеку:

«Это примерно четвертая часть всех, кто погиб в Буче. А также те, кого убили в центральной части города, и их можно было сюда свозить. Кого-то хоронили не в траншеях, а рядом — были три или четыре индивидуальные могилы».

Впоследствии станет известно, что всего в Бучанском районе во время российского наступления и оккупации погибли 1137 человек, непосредственно в самой Буче — 461 человек. Однако Андрей Галавин отмечает: цифры изменяются в сторону увеличения.

«Очень многие были похоронены в скверах, парках, или просто прикопаны где-то в посадках. Это также и умершие своей смертью, но их не смогли похоронить на кладбище. Например, бухгалтер этой церкви, 84 года — она была лежачая, дети остались с ней, чтобы ухаживать. Она скончалась 17 марта, но ее не смогли похоронить даже на церковной территории. Поэтому прикопали возле себя в огороде».

Братская могила на территории церкви в Буче (Фото: НВ)
Братская могила на территории церкви в Буче / Фото: НВ

Погребение рядом с церковью было крупнейшим массовым захоронением. Но не единственным. Андрей Галавин перечисляет и другие локации: например, детский оздоровительный лагерь «Променистий» рядом с городским парком, где пытали людей, также — городская база комплектации, где тоже были найдены тела замученных людей.

«Особенность Бучи в том, что люди, погибшие здесь, умерли не во время боевых действий. 90%, может быть, и больше — застрелили. Это не случайность, а сознательные действия. В Ирпене, Бородянке или Гостомеле можно увидеть последствия боев, огромные разрушения. В Буче таких боев не было, чтобы, скажем, захватывали улицу за улицей, дом за домом. Это все люди, убитые во время оккупации, мирные люди», — объясняет Андрей Галавин. По его подсчетам, каждый третий человек, погибший в Киевской области во время российского наступления и оккупации, был убит именно в Буче.

«Все заслуживают быть похоронены по-человечески»

После того как российские войска покинули Бучу, и мир увидел последствия их пребывания там, постоянный представитель России в ООН Василий Небензя пытался утверждать, что массовые убийства мирного населения — это якобы «инсценированная провокация стран Запада». Эти тезисы впоследствии массово тиражировали пропагандистские ресурсы страны-агрессора.

В то же время иностранные журналисты, в частности из New York Times и Bellingcat, впоследствии доказали, что тела людей на улицах Бучи появились после того, как в город вошли российские оккупанты. Об этом же сообщало и британское Министерство обороны, ссылаясь на спутниковые снимки от 21 марта 2022 года.

«Для нас было очень важно, чтобы слова российской пропаганды, что якобы это не они, что им это „подбросили“, что это все — постановка, опровергли. Чтобы подтвердились преступления, которые здесь совершались. Потому что, скажем, спутниковые снимки времен оккупации показывали: действительно 10 марта возле церкви появились траншеи. Но — что в них?», — так объясняет одну из причин проведения эксгумации тел протоиерей Андрей Галавин.

Настоятель храма протоиерей Андрей Галавин (Фото: НВ)
Настоятель храма протоиерей Андрей Галавин / Фото: НВ

Так что буквально спустя несколько дней после того, как в Бучу вошли украинские войска, началась эксгумация тел. При этом присутствовали десятки представителей СМИ как из Украины, так и из других стран мира, а также криминалисты из разных стран Евросоюза. Собеседник НВ отмечает — их присутствие было очень важным для документирования совершаемых РФ преступлений:

«Из одной только Франции было, наверное, более 20 криминалистов. Мы им очень благодарны, они помогли с тестами ДНК и в целом сделали больше, чем должны сделать с самого начала. По каждому телу, найденному в Буче, проводился ДНК-тест — таким образом много родственников нашли своих усопших. В некоторых случаях узнать человека было крайне затруднительно, ведь тела пролежали на улице несколько недель, их растаскивали животные».

С того момента, когда произошла эксгумация тел из братской могилы на территории храма Андрея Первозванного, было совершено уже три серии перезахоронений. По словам священника, речь идет в общей сложности о четырех десятках погребенных перезахороненных погибших. Неидентифицированными до сих пор остаются около 50 тел — у них взяли образцы ДНК, чтобы можно было найти родственников в будущем. Пока же часть этих тел уже похоронили в безымянных могилах на городском кладбище в Буче, часть — вскоре похоронят.

«Это все делается так, чтобы по-человечески. Это не просто тело, которое нужно закопать. Это человек. Даже если нет родственников, все равно каждый заслуживает того, чтобы его не просто прикопали, а похоронили с почестями, достойно и с молитвами», — говорит Андрей Галавин.

Неопознанные

Причины, по которым даже сейчас, спустя полгода после вторжения, некоторые тела до сих пор остаются неопознанными — разные. По словам настоятеля храма, эти люди могли быть одинокими — у них не было семьи. Или же их близкие уехали за границу и не имеют возможности приехать в Украину на опознание либо сдать образец ДНК. Однако это можно будет сделать и позже. Еще одна из причин — принудительный вывоз людей из страны через Беларусь и на территорию России. Кое-кто до сих пор находится в российском плену.

Впрочем, есть и зеркальные ситуации — когда родственники ищут, но до сих пор не могут найти своих близких, пропавших во время оккупации Киевщины. Протоиерей Андрей Галавин говорит, что десятки людей до сих пор считаются пропавшими без вести — по разным причинам:

«Например, мои знакомые искали своего 30-летнего сына — больше двух месяцев не могли найти. А потом случайно обнаружили, кажись, в Мироцком, он был где-то в посадке. Расстрелян и погребен».

Свежие могилы на городском кладбище в Буче. Здесь похоронены неопознанные тела, обнаруженные в братской могиле на территории церкви (Фото: НВ)
Свежие могилы на городском кладбище в Буче. Здесь похоронены неопознанные тела, обнаруженные в братской могиле на территории церкви / Фото: НВ

Такие случаи не единичны. 16 августа 2022 года, спустя почти полгода после полномасштабного вторжения рф, правоохранительные органы сообщили об обнаружении тела еще одного мирного жителя, убитого во время оккупации населенных пунктов в Киевской области. Об этом в своем телеграм-канале сообщил начальник Главного управления Национальной полиции в Киевской области Андрей Небитов.

«Машину 58-летнего жителя Бучанщины и его семьи войска российской федерации обстреляли в конце февраля, когда мирные жители пытались эвакуироваться из оккупированного района Киевской области. Трагедия произошла на дороге между селами Здвижовка и Блиставица. В результате расстрела автомобиля погиб и глава семьи, его жена и старший 17-летний сын. Пуля попала в голову и 5-летней Анастасии, ребенка чудом спасли врачи. Еще в начале апреля удалось найти тела двух членов этой семьи, 15 августа мы обнаружили и осмотрели третье тело», — отмечается в сообщении.

Об аналогичном случае Нацполиция сообщала и в начале августа. Тогда в техническом колодце на Житомирской трассе дорожный работник обнаружил тело мужчины. Позже эксперты установили, что мужчина был убит выстрелом в голову в конце февраля — начале марта 2022 года. Тело еще одного погибшего — мужчину с завязанными за спиной руками и проволокой на шее — нашли в лесополосе вблизи села Новое Залесье Бучанского района 31 июля.

«Господь Бог — это не бюро добрых услуг»

В завершение говорим с протоиереем Андреем Галавиным о том, как война в Украине повлияла на веру людей в Бога. Он соглашается с тем, что после всех зверств, совершенных россиянами в отношении мирного населения в Украине, у многих возникает вопрос: если Бог существует, то почему он допустил страдания невинных людей? И отвечает: мы слишком легко перекладываем вину на Бога:

«Да, будто Бог расстреливал, будто это Бог занимался мародерством, будто это Бог насиловал. Однако у нас должна исчезнуть вера не в Бога, а в тех людей, которые называли себя нашими „братьями“ и которые пришли сюда нас „освобождать“. Очевидно, да».

Братская могила на территории церкви в Буче, эксгумация (Фото: НВ)
Братская могила на территории церкви в Буче, эксгумация / Фото: НВ

Священник вспоминает, что многим его знакомым молитва, вера и ощущение Божьего присутствия, наоборот, помогали выжить во время обстрелов. Вера в Бога, говорит он, свидетельствует нам о том, что в мире есть не только добро, но и зло — и с ним мы боремся:

«Легко верить в Бога, когда тебе Бог только дает. Но Господь — это не какое-то бюро добрых услуг. Мы верим в Бога и в радости, и в печали, и в молодости, и в старости. Иисуса Христа распяли, но Он воскрес. И потому мы верим в то, что, несмотря на смерть, несмотря на это зло, Господь Бог и добро в конце концов одержат победу. И если здесь, в этом мире, люди не обретают справедливости — точно придет более высокая справедливость».

Показать ещё новости
Радіо НВ
X