«Мы расстроены и злы». Интервью НВ с тремя нобелевскими лауреатками, приехавшими во Львов, чтобы поддержать украинских женщин

28 июня, 12:54
Эксклюзив НВ
В Украине Джоди Уильямс, Тавакуль Карман и Лейма Гбови посетили приюты для внутренне перемещенных женщин и встретились с проводницами эвакуационных поездов (Фото:Белла Елисиченко)

В Украине Джоди Уильямс, Тавакуль Карман и Лейма Гбови посетили приюты для внутренне перемещенных женщин и встретились с проводницами эвакуационных поездов (Фото:Белла Елисиченко)

Автор: Irina Krikunenko

Американская антивоенная активистка Джоди Уильямс, йеменская правозащитница Тавакуль Карман и либерийская борец за мир Лейма Гбови посетили Львов, чтобы привлечь внимание мира к проблемам украинских женщин и детей во время войны.

Солнечным летним днем из центрального здания старинного львовского вокзала выходят три женщины — они с восторгом что-то обсуждают и активно жестикулируют, не замечая удивленные взгляды прохожих с плотно набитыми чемоданами. Их удивление вполне понятно, потому что троица выглядит довольно нетипично для рядовых львовских путешественниц — утонченная восточная красавица в ярком хиджабе, веселая темнокожая женщина с косами и подвижная блондинка в летах. Но есть у этих женщин и кое-что общее — все они в свое время получили престижную Нобелевскую премию мира за борьбу за права и свободы для человечества.

Видео дня

После нападения России на Украину либерийская поборница мира Лейма Гбови, американская активистка Джоди Уильямс и йеменская правозащитница Тавакуль Карман не смогли остаться в стороне и вместе с Нобелевской женской инициативой приехали в Украину, чтобы распространить призывы о прекращении огня, оценить потребности внутренне перемещенных украинок и составить мнение о гендерных последствиях конфликта. Для этого женщины посетили приюты для украинских беженцев в Польше и Львове, встретились с местными активистами и властями, а также побеседовали с проводницами эвакуационных поездов и женщинами, чудом спасшимися с оккупированных территорий.

Все эти трогательные встречи с нобелевскими лауреатками взялась задокументировать украинский режиссер Ирина Цилык, которая является призером престижного кинофестиваля Санденс за работу над картиной Земля голубая, как апельсин о жизни обычной украинской семьи в зоне боевых действий на Донбассе. Свой новый документальный фильм о буднях внутренне перемещенных женщин во время полномасштабной войны Цилык намерена продемонстрировать на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре.

НВ пообщался с тремя нобелевскими лауреатками об их жизненном опыте, отношении к войне в Украине и падении режима Путина.

Лейма Гбови, 50 лет, Либерия, Нобелевская лауреатка 2011 года

Поездка в Украину напомнила Лейме Гбови пережитую 20 лет назад войну в родной Либерии (Фото: Белла Елисиченко)
Поездка в Украину напомнила Лейме Гбови пережитую 20 лет назад войну в родной Либерии / Фото: Белла Елисиченко

Либерийская поборница мира получила Нобелевскую премию в 2011-м «за ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за права женщин на полноправное участие в построении мира» вместе с двумя другими деятелями — соотечественницей Элен Джонсон-Серлиф и йеменкой Тавакуль Карман. В 2002-м, во время Второй гражданской войны в Либерии, Гбови основала Массовое движение либерийских женщин за мир. В попытках добиться прекращения боевых действий женщины прошли поразительный путь акционизма — от коллективной молитвы и пения на маленьком рыбном рынке до встречи с президентом страны и присутствии на мирных переговорах в Гане. Существенной долей усилий женского движения Гбови через год гражданскую войну в Либерии удалось закончить. Теперь либерийка является защитницей Целей в области устойчивого развития в ООН и членом Консультативного совета при Генеральном секретаре, успев до этого поработать консультантом по гендерному равенству Большой семерки.

«Для меня решение приехать в Украину было тяжелым. Особенно когда ты сам прошел войну, ехать сюда довольно нервно. Но самая важная вещь, которой научила меня жизнь, — дело не в том, что ты не боишься, а в том, что не позволяешь страху остановить тебя. Из-за этого страха я некоторое время откладывала визит в Украину. Но потом поняла, что поездка в украинские приюты в Польше будет неполноценной, если мы не попадем непосредственно в Украину, не встретимся с выжившими и не поговорим с ними.

Я родом из маленькой африканской страны Либерии, пережившей 14 лет ужаснейшей гражданской войны в Африке. Многое из того, что я услышала и увидела здесь в Украине все еще живет в моей памяти с тех пор. Это путешествие очень эмоционально для меня, потому что через 20 лет я снова столкнулась со своей собственной драмой — перегородка из одеял в комнате львовского приюта. Я тоже была беженкой с 17 лет до 31 года, поэтому такое же одеяло половинило и нашу комнату, отделяя взрослых от детей. Обычно я не плачу на людях, потому что я сильная женщина, но в этом путешествии это сделать сложно.

Ты не знаешь, чего ждать, когда приезжаешь в такое время. Но по опыту войны единственная вещь, которую я ожидала увидеть в Украине — сопротивление. И я его увидела: сильные люди, которые смогли не просто выжить, но и не позволяют бомбам и ракетам остановить их от ведения нормальной жизни и наслаждения нею. Это очень трогает.

Никто не ожидал, что эта война будет оказывать столь глобальное влияние на людей всюду. В таких отдаленных уголках мира как Либерия, о которой большинство украинцев, пожалуй, даже не слышали, происходящее подняло цены на топливо, еду и социальные услуги. Но при этом африканские страны имеют многолетний опыт ведения войн, и поэтому проявляют много солидарности по отношению к Украине. Люди у нас понимают: если одержимость России будет расти, то неизвестно, когда она решит, что пора реколонизировать Африку.

Это вопросы, которые нас волнуют, о которых мы думаем, и поэтому мы все должны объединить наши голоса, чтобы российская агрессия против Украины не имела успеха. Иначе остальной мир, а особенно маленькие страны, будут иметь проблемы. Пройдет несколько месяцев, и все могут забыть об Украине, как забыли о Сирии, Афганистане или Бирме. И поместить эту проблему снова в центр мирового внимания могут украинские женщины своими решительными голосами, обращенными к международному сообществу".

Джоди Уильямс, 71 год, США, Нобелевская лауреатка 1997 года

В рамках мониторинга использования запрещенных противопехотных мин Джоди Уильямс уже несколько раз посещала Украину. (Фото: Белла Елисиченко)
В рамках мониторинга использования запрещенных противопехотных мин Джоди Уильямс уже несколько раз посещала Украину. / Фото: Белла Елисиченко

Американка Джоди Уильямс — опытная активистка на фронте борьбы за глобальную безопасность и основательница Международного движения за запрет противопехотных мин, возглавленного ею в 1992 году. Благодаря усилиям американки Движению всего за пять лет удалось добиться подписания Оттавской конвенции — документа, предусматривающего запрещение производства, использования, хранения и передачи противопехотных мин, а также их постепенное уничтожение. Ратификацию Уильямс пролоббировала среди более чем 120 стран мира. За свой антивоенный вклад в поддержку мира американка неоднократно попадала в списки самых влиятельных женщин мира по версиям самых авторитетных изданий типа Forbes и получила 15 почетных степеней.

«Я не пережила войну в США, потому что ее у нас никогда не было, но работаю над военными проблемами со времен Вьетнамской войны. Когда я протестовала на улицах, многие из современных политиков еще не родились. Затем была компания по запрету противопехотных мин, в рамках которой я работала на войнах десятилетиями и видела ужасы по всему миру.

Конечно, сейчас я не побывала в зоне активной войны: Львов кажется относительно спокойным, хотя я знаю, что сюда пусть и редко, но попадают ракеты. Однако если бы я села на автобус и поехала на Восток, понимаю, что ощущения были бы совсем другие. В Украине я, кстати, не в первый раз, была здесь несколько лет назад в рамках исследования использования противопехотных мин.

Я не удивлена, что Россия до сих пор их использует, потому что она никогда не подписывала Конвенцию. Впрочем, как и США с Китаем. Это ужасно, потому что это оружие убивало людей десятилетиями и поколениями. Противопехотные мины еще называют вечными сторожами, потому что они никогда не спят и всегда готовы атаковать.

Я хочу еще раз подчеркнуть необходимость веры в международную систему права. Может показаться, что мы более в ней не нуждаемся. Но если у нас ее не будет, то мы еще более обречены, чем уже являемся на данный момент.

Если бы Запад сделал что-то, когда Путин разрушил Чечню, если бы Запад сделал что-то, когда тот оторвал часть Грузии, если бы Запад сделал что-то, когда он начал дестабилизацию в 2014 году на востоке Украины, если бы мир воспротивился, когда он украл Крым — Путин не чувствовал бы себя таким уверенным.

К сожалению, сейчас в мире тренд на тиранию только набирает обороты, а не идет на убыль. Когда в обществах царит ужасная неразбериха, тогда люди ищут силу — они выбирают крепкую руку, которой предстоит их сплотить. Но это глупо, потому что такой подход только побуждает другие страны множить этот тренд. Поэтому я не вижу, чтобы Путин сбавлял обороты, для этого у него слишком большое эго.

Конец войны будет зависеть от того, продолжит ли мир поддерживать Украину. Главный тезис от украинцев, которых я встречала в приютах для беженцев: «Пожалуйста, не забудьте нас». Я думаю, что это обоснованный страх. Есть такой термин compassion fatigue — усталость от сострадания. В мире столько проблем, что если ты пытаешься помочь с каждой из них, то ты неизбежно выгораешь. В таком случае эта война в Украине может стать только одной из войн".

Тавакуль Карман, 43 года, Йемен, Нобелевская лауреатка 2011 года

Поездку в Украину Тавакуль Карман планировала последние десять лет (Фото: Белла Елисиченко)
Поездку в Украину Тавакуль Карман планировала последние десять лет / Фото: Белла Елисиченко

Авторитетная йеменская правозащитница, которая за активное участие в революции 2011 года на родине получила звание Железной женщины. В 2005—2007 годах она отчаянно боролась за свободу слова и независимость местных медиа от власти и позже стала политическим оппонентом президента Йемена Али Абдалла Салеха. Карман известна также своей борьбой со стереотипным мышлением по отношению к арабским женщинам: одной из первых публично сменила традиционный черный никаб на цветной и не покрывающий лицо хиджаб, выступала против ранних браков, лоббировала получение образования для женщин и их участие в политической жизни страны. Эти усилия были высоко оценены мировым сообществом, и в 2011 году Карман стала первой арабской женщиной и второй в истории мусульманкой, получившей Нобелевскую премию «а ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за права женщин на полноправное участие в построении мира».

«Это моя первая встреча с Украиной, хотя мечтала и планировала ее еще десять лет назад. Жаль, что теперь приходится это делать при таких печальных обстоятельствах, когда страна находится под оккупацией и под гнетом российской агрессии.

Направиться сюда было рискованным решением, сыпалось много предупреждений от окружающих с рекомендациями воздержаться от поездки из соображений безопасности. Но, как нобелевские лауреатки, мы решили, что примем этот риск и все же приедем, чтобы показать украинским людям: мы готовы разделить то дело, которое они делают. Не только ради Украины, а ради людей во всем мире. Мы очень расстроены и в то же время очень злы, потому что каждая страна заслуживает мира и суверенитета.

Я уверена, что украинский народ победит. Украинские люди не перестанут защищать свою страну и не перестанут надеяться. Мы с ними, потому что по собственному опыту знаем, что украинцев беспокоит только справедливая цель — как выиграть войну, которую Путин и его режим начали против их дома.

Я думаю, что вы платите большую цену за то, чтобы диктатор не остался безнаказанным. Я родом из страны, пострадавшей от войны. Мы все еще продолжаем страдать от Путина и российского режима, убивавшего сирийцев и отсылавшего свою армию поддерживать диктатора в Сирии. Если бы тогда Путина заставили остановить войну в Сирии, он не посмел бы вторгнуться в Украину. Поэтому хотя бы сейчас международное сообщество должно помешать Путину в достижении его целей. Ведь если он их достигнет, то обязательно расширит зону вторжения. А поскольку Путин видит себя императором мира, диктаторы всей планеты восстанут снова. Так что война должна быть остановлена настолько быстро, насколько это возможно.

Я всегда верила в роль женщин в изменении мира и ситуации в своих странах. Женщины всегда на передовой революции, они — важная составляющая победы во времена больших конфликтов. Это то, что мы сейчас наблюдаем и в Украине — женщины есть в каждом звене цепи, которая работает на спасение страны. Я убеждена, что любая битва, в которой не участвует женщина, обречена на проигрыш.

Также я верю в людей, которые побеждают страхи и освобождаются от логики диктаторов. Люди по всему миру страдают от них, будь то Россия, Йемен, Китай или Иран. Но победить диктатора можно только когда народ решает начать свою борьбу и становится на путь боя за свободу.

Я верю, что будущее будет свободно от диктаторов, потому что там больше для них нет места. Новые поколения не отворачиваются от правосудия, как и от проблем расизма или военного вторжения. Они будут теми, кто пусть и не в ближайшем будущем, но в конце концов встряхнет мир. Люди в наших арабских странах начинали великие революции против диктаторов в 2011-м и ведут их по сей день, не останавливая бой за демократию и свободу. Поэтому мы ожидаем многого от русских людей".

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X